Моя Независимость

нарушение суверенитета – это не когда на ассамблее ООН начинают говорить на повышенных тонах, а когда твоё любимое кафе становится столовкой для русской солдатни
24 августа 201706:34

В День Независимости сердце бьётся чаще. Одних будоражат пламенные речи и многолюдные мероприятия, других – думы о тысячелетней борьбе украинского народа за государственность, третьи, как водится на днях рождения, пытаются свести жизненный дебет страны с историческим кредитом. Ну а у тех, кто видел оккупацию собственными глазами, всё немного проще. Гнилостный ветер "русской весны" сдул всё второстепенное, обнажив самое важное.

Впрочем, буду говорить за себя. Когда-то я искренне думал, что люблю Украину за то, что наши общие предки влили в её чернозём мегалитры своей и чужой крови, за то, что українська мова – друга у світі за милозвучністю після італійської, и потому, что трипольцы лепили самые красивые горшки (или что там они вообще делали) – и далее в том же духе. К ранней юности всё это обрело идеологическую стройность и оформилось во вполне правоверный национализм.  

"Вышка" гуманитарного профиля и скромный опыт политического активизма сильно скорректировали мои взгляды, но их закваска не изменилась: Украину я любил по каким-то абстрактным причинам. Героическая борьба, казацкие думы, пражская поэтическая школа и вот это всё. Голос крови тут ни при чём – его просто не существует, а вот культура – страшная сила. Правда, с таким же успехом можно было стать германофилом или, как один мой знакомый, намертво влюбиться в Японию. Ну а что, чем Барбаросса хуже Хмельницкого? А уж самураи и аниме…

Абстрактность мотивов для патриотизма хорошо сочеталась с его платоничностью. Ведь для многих луганских и донецких патриотов Украина была прекрасной и недостижимой дамой сердца, эдакой Дульсинеей Тобосской, во имя которой мы занимались своим донкихотством, долбя вечную политическую мерзлоту малой родины. Это была скорее преданность собственной мечте, поскольку реальную Украину мы представляли себе довольно слабо – разве что по паломническим экскурсиям в Киев, Львов и какой-нибудь путёвочный Моршин.

Пребывать в таком блаженном романтическом забытьи можно было, наверное, бесконечно. Но в 2014-м пришло отрезвление: горы блестящих абстракций, которые я громоздил в своей голове, просели и стекли талым снегом, обнажив всё, как есть. Ах, сколько диспутов у нас когда-то было о национальном флаге! Что там говорит геральдика? А может его надо перевернуть? Время болтовни прошло. Жёлто-голубые флаги превратились в буйки, заплывать за которые опасно – и вовсе не потому, что не складывается по фен-шую. За ними – насилие, голод, нищета, бесправие, противоположный цивилизации антимир. Хочешь – плыви, но не забывай, что инструкции по технике безопасности написаны кровью.

Стало наконец ясно, что государственный суверентитет – не патриотический фетиш и не юридическая абстракция, а базовое условие существования, примерно как вода и воздух. Идеологическое лего можно пересобрать, как угодно, но сколько протянешь без воды? Да, жить в Украине – ещё не значит жить хорошо. Но по крайней мере, тебя не заставят становиться преступником и изображать на камеру потешного идиота. Не говоря уже о том, что вероятность оказаться в рабстве или в заложниках у террористов у нас примерно в миллиард раз меньше, чем там, за жёлто-голубыми буйками.

Чтобы быть сторонником независимости, никакие трипольские горшки мне теперь не нужны. Я, конечно, почитываю Ольжича и Маланюка, но уже не для потпитки патриотизма. Независимая Украина ценна не тем, что о ней думали и писали великие, а тем, что без неё мне не быть собой. Украина – это именна та экосистема, где я не стану сначала краснокнижным (а точнее – чёрносписочным), а потом вымершим видом. Рыбе нужна чистая вода, украинцу – независимая Украина – вот и вся идеология. Да, в этом нет никакой романтики, но так уж устроен мир.

Может быть, это тот самый донбасский прагматизм, но я уверен: отстаивать независимость Украины – значит отстаивать самого себя, своё достоинство, привычки, наконец жизнь. Потому что нарушение суверенитета – это не когда на ассамблее ООН начинают говорить на повышенных тонах, а когда твоё любимое кафе становится столовкой для русской солдатни, а твой родной город – столицей, прости Господи, "народной республики". В такие моменты действительно думаешь о славных предках: они-то своё оттерпели, а мне ещё предстоит… В этом и главная ценность Независимости – чтобы ничего подобного не случалось, чтобы мы могли быть собой. А всё остальное – второстепенно. 

Разделы :

КОМЕНТАРІ

31.08.2017, 18:44
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 17 ноября 2017

    Ваше дело Труба: кому и зачем отдали ДБР

    Казалось бы, Матиос может праздновать досрочную победу, но во вторник вечером на стратегическом совете на Банковой выбрали нового директора для ГБР

     
    • 16 ноября 2017

    За «межею»: на що ходити чи не ходити в кіно наступного тижня

     
    • 15 ноября 2017

    Ситник VS Корчак – верхівка айсбергу великої війни

    З хронології виходить, що Ситник завів справу після протоколу, а заява Соломатіної сталась після викиду в інтернет офрекордзу директора НАБУ

     
    • 14 ноября 2017

    Допомога з півночі: що і хто стоїть за прагненням Литви знайти для України 50 мільярдів євро

    Литовський лобіст України має міцні зв’язки з Республіканською партією США

     
Система Orphus