Один день в европейском Пхеньяне

Если бы не кремлевские деньги, все бы тут рухнуло за пару часов.
27 марта 201510:40

Лишь тогда, когда вы покидаете Польшу, двигаясь на Восток, вы непременно замечаете разницу между Европой и пресловутым "русским" или "советским миром".

Не подумайте, что хочу отождествлять Беларусь с Россией, но все же контраст между, за последние годы сделавшей значительные успехи, Польшей и законсервированной, по сути, еще советской Белоруссией столь велик, как, пожалуй, нигде больше в Европе.

Подобное существует разве что между Россией и Финляндией. Там контраст еще разительнее, там он приобретает гротескные формы, вполне щедриновские масштабы. И контраст этот проявляется даже не между бедностью и богатством (это само собой!), а в стиле жизни, между частным (индивидуальным) и общим (государственным), где что доминирует. Там, где примат первого, там жизнь всегда краше, там домики богаче, там цветы в садах вместо бесконечных плантаций картошки, разные гномики во дворах, вместо полуразбитых жигулей. Да и вообще цвета в целом больше.

Так вот сегодняшняя Беларусь мне видится страной прошлого, того прошлого где люди для государства, а не государство для людей.

Когда въезжаешь в Брест, первое, что видишь - огромные плакаты с надписями "ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, БЕЛАРУСЬ!". Насчитал 14, потом сбился. Через каждый 20 метров Государство учит, внушает своим подданным, как им надо Родину любить!

- Вам не кажется, что от такой безмерной любви можно и подавиться? - едко замечаю я, обращаясь к миловидной стюардессе-белоруске.

- Что меня-то спрашиваешь? Я же их не вешала!

 

Прибываю в стерильно чистый Минск. Поначалу в этом нахожу единственный плюс диктатуры. Позднее же задумаюсь о том какая зарплата у всех этих Марусек и Аленок, с раннего утра по-стахановски, метущих образцовый социалистический город. После этого всякие иллюзии о каких-то плюсах диктатуры улетучиваются.

Нет, пожалуй, ни одной европейской столицы и ни одного большого города на всем постсоветском пространстве, который бы в середине 20 века так радикально изменил свой облик.

Война разрушила город, поствоенное восстановление уничтожило его дух, его многовековую историю, стерло все человечное, каким-то чудом пощадив лишь польский костел в центре и парочку построек на берегу Свислочи, сегодня превратившихся в дешевый восточноевропейский Диснейлэнд провинциального масштаба.

На месте старых улочек, с душой сделанных зданий, сегодня высятся сталинские истуканы, тоже по своему красивые - монументальные, симметричные, образующие симфонию, гордо поющие гимн Левиафану…

Монументальные постройки сталинского времени независимо от того, где они расположены в Берлине на Франкфуртской Аллее, или, к примеру, в Варшаве в районе улицы Маршалковской, трудно "оживить", перестроить первые этажи в уютные кафе, вселить туда бюргерскую жизнь … С огромными площадями, пафосно и богато украшенные, планировались они ведь не для трудящихся, которые тогда жили в подвалах и бараках, а для государства, для демонстрации его мощи. Их функция - подавлять и усмирять "задумавшихся".

Минск все же в силу специфики того серого режима, который сегодня в Белоруссии, выделяется от, скажем, Варшавы или Берлина еще и тем, что там почти нет рекламы, нет пестроты, нет красок, нет плюральности, духа свободы среди этих псевдоантичных громад.

 

Среди цветов доминируют желтый - цвет сталинских построек, голубой - цвет неба и, полагаю, летом зеленый - цвет тех немногих насаждений.

Город кажется неестественным, словно заколдованным каким-то злым волшебником. Заколдованы и многие из его жителей.

- Если бы наш Лукашенко, мы его, конечно, уважаем, но если бы он, блин, в 90-е чуть меньше воровал и перестроил бы промышленность на современный лад (у нас ведь все производство сегодня энергозатратное!), мы бы тогда впереди всей Европы были, - сетует таксист.

Разговариваю с людьми, осторожно завожу разговоры, слегка провоцирую…

- Эти ваши фантики. Знаете, я почувствовал себя в Белоруссии впервые в жизни миллионером! - говорю, разбирая белорусские рубли у железнодорожной кассы.

Сдержанные улыбки со всех сторон.

- Да уж вы это нашему президенту скажите. Он по телевизору говорил недавно…

- Это вы верно заметили про фантики, - перебивает другая женщина, стоящая в очереди.

- Ничего только на них не купишь на эти миллионы! - вздыхая сквозь зубы, говорит третья.

Женщина в кассе улыбается, и, … словно желая что-то сказать, не говорит ничего. Перед кассой огромными буквами надпись: "Ваш разговор записывается".

Хочу проверить мейлы. Ищу интернет. Нахожу и удивляюсь тому, что для пользования нужны паспортные данные. Никогда еще с подобным нигде не встречался. Ну что поделаешь? Режим защищается как может.

 

Завожу разговор "по душам" с одним белорусом.

- Это ведь мы вас держим в этом совке. Себе гадим и соседям жить не даем. Если бы не кремлевские деньги, все бы тут рухнуло за пару часов.

- Так, а мы знаем это! Все об этом знают! - спокойно и с ухмылкой говорит он.

В общем, складывается впечатление, что колхозный маньяк за 20 лет достал всех окончательно, но одни полушепотом в страхе весьма двусмысленно изъясняются, другие на кухнях дают волю своим чувствам, а третьи по привычному советскому рефлексу умудряются его еще и хвалить, пафосно добавляя "НАШ ПРЕЗИДЕНТ!". Но от мертвящей "стабильности" устали действительно все.

Движусь по разного рода праспе́ктам Дзяржы́нскага, вулицям Свярдлова и прочих гуманистов прошлого в сторону центра. Абсурдная ситуация. Надписи почти все на белорусском, но на нем никто не разговаривает. Батька запретил! Жаль, такой красивый язык, звучит забавно для русского уха. Думаю, что через несколько десятилетий язык просто умрет, если на нем никто не будет говорить. Жаль.

Прохожу мимо монумента "Танк освободитель". Сожалению, что не задался тогда вопросом выяснить, в какую сторону направлено его дуло.

 

Полупустая Октябрьская площадь по своей эстетике напоминает центральную площадь Пхеньяна. Все те же исполинские размеры, жлобские украшения в виде гигантских цветочных букетов, монументальная архитектура. Другими словами, азиатчина. Прошу простить за политическую некорректность. Лишь отдельные прохожие, - главным образом по-европейски одетая молодежь, - и огромные плакаты кириллицей типа "23 февраля - День защитников Отечества и Вооруженных Сил Республики Беларусь", "Триумф. Героям Спорта 2014", отсутствие гигантского портрета вождя, да большое количество автомобилей иностранных марок все же не дают полностью спутать Пхеньян с Минском.

Вероятно, нигде больше на постсоветском пространстве не осталось столько внешних следов советскости, реликтов прошлой эпохи, как в Минске. Здесь все дышит и живет прошлым, как будто и не было перестройки и девяностых и нулевых. Это и делает это место особенным. Беларусь по-прежнему партизанит.

Захожу в Нацыянальны мастацкi музей рэспублiкi Беларусь. Экспозиция в целом нравиться. Представлено всего понемножку: и академизм, и русский реализм, и соцреализм, и много всего другого. Оформление нового здания, правда, - сплошной китч. Но это дань гламурному времени. В России еще вульгарнее.

 

В кассе музея слышу редкий политический стейтмент. Молодожены хотят фотографироваться в музее. Это стоит денег и, как я понял, в последнее время цена за услугу заметно возросла.

- Спасибо! Привет нашему любимому государству! - довольно громко произносит парень и нервно удаляется от кассы.

Советская женщина-кассир не отвечает ни слова, не пожимает плечами, не сочувствует, не поддакивает, не критикует, она просто каменной плитой продолжает сидеть дальше на своем стуле. Страх?

Поздно ночью я возвращаюсь на вокзал. Спускаюсь по эскалатору вниз, еще раз меняю деньги на местные фантики-миллионы, плачу символические 30-40 евроцентов за багаж, покупаю в привокзальном киоске с советским дизайном конфеты фабрики "Коммунарка"… И со странным чувством, с ощущением какой-то неестественности всего, что видел и наблюдал, спешно покидаю этот советский заповедник, уснувшую в летаргическом сне республику Беларусь, город-герой Минск.

Разделы :

КОМЕНТАРІ

  • Иван, при всем уважении к Вам, должен сказать, что Ваш взгляд на Минск крайне поверхностен и бегл. Что такое один день? Есть много такого, чего Вы просто физически не могди увидеть за такой короткий отрезок времени. Например то, что среди молодежи популярность белорусского языка за последние годы очень сильно возросла и многие стали использовать его в бытовом общении, и что существует живая белорускоязычная культура -- литература, музыка, театр... Все это, конечно, вопреки существующему режиму, но все же. Не были Вы и в интересных новых заведениях, клубах и т.д., которых -- на фоне общей ситуации в стране -- все-таки довольно много, и аоявляются новые. Сходства с Северной Кореей, несомненно, есть, но Минск все-таки никак не тянет на Пхеньян. Вы очень чувствительный, утонченный человек, и меня нисколько не удивляет, что увиденное произвело на Вас такое впечатление, особенно после Берлина (я тоже живу в Берлине). Однако на самом деле все намного сложнее и все-таки значительно лучше, чем Вам это показалось. С уважением, Андрей

17.12.2018, 12:02
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 19 ноября 2019

    Так называемый "прокурор ЛНР" Корниевский может избежать ответственности. Рассказываем почему

     
    • 19 ноября 2019

    Дела Майдана поспешно передают в ГБР прямо сейчас. Чем это грозит и при чем здесь Портнов

     
    • 14 ноября 2019

    На Банковой зажгли свечи: активисты спрашивают, что будет с делами Майдана

     
    • 14 ноября 2019

    Обвиняемого в убийстве журналиста Сергиенко суд вернул под стражу. Он ждет решение

    Вместе с полицией его охраняет десяток небезразличных граждан (рос)

     
Система Orphus