Спасение рядового разума

После демобилизации тело возвращается домой за неделю, на то, чтобы вернуть голову, уходят годы
26 февраля 201510:00

Уже сейчас на улицах мирных украинских городов можно встретить тех, по ком прошелся неуправляемый каток войны, тех, кто пережил ранение или плен, тех, кто терял в бою друзей, тех, кому приходилось убивать.

С середины марта этих людей будет становиться все больше - 18 числа стартует первая волна демобилизации. Домой начнут возвращаться те, кто отслужил год. Год полновесной войны. Год, который должен засчитываться на целую жизнь. А то и две.

У вчерашних солдат не будет каких-то знаков отличий. Как только форма будет повешена в шкаф, они станут мало чем отличаться от нас с вами. Да, глаза чуть злее и отстраненней, да, лица суше, грубее, а еще руки - дубленые, пергаментные, переживавшие минус 20 не у батареи, а в лучшем случае в блиндаже.

Но это если вглядываться пристально. А если не вглядываться, то мало чем они отличны, эти вчерашние солдаты. Люди как люди.

Но надо понимать, что, особо не изменившись внешне, эти люди кардинально поменялись внутренне.

После полярного мира боевых действий, после месяцев черно-белой жизни, где есть лишь "свой - чужой", где есть лишь "друг – враг", возвращаться в сложную, градиентную систему координат мирной жизни, где есть не только добро и зло, но и сотни других нюансов, - непросто. К тому же война зачастую бьет исподтишка - посттравматический синдром если догоняет человека, то лишь через полгода после пережитого потрясения. До этого можно говорить лишь о стрессовом синдроме.

Кошмары, нежелание жить настоящим, агрессия и повышенная раздражительность, бессонница, нарушение пищеварения - так выглядит нормальная реакция психики на ненормальные обстоятельства.

Увы, это знают психологи и реже сами солдаты. Еще реже - семьи военнослужащих, которые хотят, чтобы солдат максимально быстро стал таким, каким был до войны.

Не будет. Домой вернулся не тот человек, который уходил в армию год назад. С этим человеком не будут работать старые схемы взаимоотношений. Все надо начинать если не заново, то существенно модернизировать.

Фрэнк Пьюселик, ветеран войны во Вьетнаме, ставший впоследствии известным психологом, отмечал, что после демобилизации его тело вернулось домой за неделю. На то, чтобы вернуть домой голову, у Пьюселика ушло 12 лет.

Но кто будет возвращать домой психику украинских солдат?

- Всю свою независимую историю Украина жила мирно, - говорит психотерапевт, волонтер общественной организации "Украинская ассоциация специалистов по преодолению последствий психотравмирующих событий" Татьяна Конрад.

Сразу после Евромайдана, где она работала в кризисной службе, Татьяна переключилась на работу с военнослужащими, отправляющимися в зону АТО.

- Мы не были готовы к войне. Нужды в системе реабилитации военнослужащих просто не было. Да, есть профессионалы, занимавшиеся реабилитацией солдат после Афганистана. И сейчас они, как могут, делятся своим опытом. Но их очень мало. Поэтому система психологической реабилитации в Украине создается практически с колес.

Еще весной с ассоциацией, в которой работает Татьяна, заключило договор Минобороны - именно на специалистов этой службы легла увесистая часть работы с переселенцами, военнослужащими и их семьями. Позже - с раненными и семьями погибших.

Сейчас, по словам психологов, идет сбор данных по всем реабилитационным центрам Украины, готовится информация по тому, в каких городах и где центры надо открыть.

- Первым нашим серьезным опытом была Амвросиевка в июне 2014 года, - вспоминает психотерапевт и волонтер Татьяна Лебедева, также входящая в ассоциацию специалистов, помогающих пережить последствия психотравмирующих событий. - У нас было две задачи - сделать так, чтобы ребята сдали оружие и сняли каски. Они в касках спали. Каска - это элемент, символ защиты. Снять ее - важный шаг при переходе в мирную жизнь. Затем была работа с семьями погибших в сбитом ИЛ-76.

Часть психологов работает в тылу, часть - непосредственно на передовой, еще ряд специалистов выезжает в ротационные лагеря. Между ними существует преемственность и передача информации. ГО охватывает 90% городов Украины - психологам нужен час, чтобы организовать "передачу" бойца из рук в руки.

По законам возвращения солдат должен пройти период адаптации из военной жизни в мирную. Оптимальный алгоритм: сдача оружия, натопленная баня, горячая пища и сон. И только после того, как телу вернется минимальная расслабленность и ощущение безопасности, - работа с психологом и контакт с другими людьми.

Вообще, в работе с возвращающимися оттуда, масса важных нюансов, которые надо знать. Может не всем, но родным и близким - надо.

Например, мало кто знает, что пытаться добавить красок в черно-белый мир солдата, как-то встряхнуть его, что попытаться отогреть стоит только в том случае, если на войну он больше не вернется.

- Если за время ротации или отпуска мы вернем военнослужащих в так называемый реальный мир, велика вероятность, что по возвращении в АТО они погибнут, - говорят психотерапевты. - Организму на войне нельзя расслабляться. Поэтому на время войны солдат нужно оставить в черно-белом мире. В израильской армии не рекомендуют отпуска более трех суток. Наоборот, психолог должен не дать расслабиться такому бойцу.

И именно поэтому категорически запрещено звонить на передовую. Категорически. Нельзя смещать фокус внимания солдата с окружающей обстановки на дом. Нельзя нагружать военнослужащего домашними проблемами, как бы тяжело вам ни было.

- Еще один совет родным и близким солдат, которые сегодня возвращаются с войны, - говорит напоследок Татьяна Конрад. - Кстати, он и журналистов касается… Не заставляйте человека вспоминать, если он этого не хочет, не выпытывайте. Это может привести к ретравматизации и усугубить состояние. Говорите с бойцом о настоящем, о том, чем он живет сейчас.

Я тут же вспоминаю интервью со старшим лейтенантом 55-й артбригады Юрой Смирновым, которое делал в первых числах января. Юра попал в плен в Иловайске и провел в донецком СБУ всю осень. Я интервью так и назвал - "Осень в плену".

На свободу Юра вышел чудом. Почему чудом? Потому что офицер, артиллерист, разведчик - худшее сочетание из возможных для попавшего в плен украинского бойца. А спасло старлея то, что дед его воевал во Вторую мировую. И был награжден званием Героя Советского Союза. Отпустили Юру в память о деде.

О Юриной истории писали многие СМИ. В принципе, зная о его злоключениях еще до интервью, я весь час, пока длился разговор, лишь искал подтверждения того, что уже вычитал на сайтах и в газетах. Я пытался не столько услышать человека, сколько вытянуть из солдата какие-то горячие подробности, копая все глубже и глубже, и недоумевая тому, что Юрины ответы становятся все более скупыми и обрывочными.

Это я к тому, что к происходящему сегодня в Украине журналисты тоже не готовы. Не готов никто.

По всем вопросам, связанным с получением психологической помощи военнослужащим и их семьям, можно обратиться, позвонив по телефону: 097-873-7017.

Разделы :

КОМЕНТАРІ

17.12.2018, 14:40
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus