Успешные переселенцы: IT-бизнесмены, переехавшие поближе к Европе

INSIDER начинает серию рассказов о переселенцах из Донбасса, которые за короткий срок смогли наладить жизнь и бизнес
21 мая 201517:00

Мы привыкли думать, что переселенцы из Донбасса – это люди, стоящие в очереди за гуманитаркой и плохо вписывающиеся в расклад жизни других городов. Но это не так.  INSIDER начинает серию рассказов о переселенцах из Донбасса, которые за короткий срок смогли наладить жизнь и бизнес.

Первые герои - Володя и Валера, которые перевели свою IT-компанию из Донецка во Львов вместе с сотрудниками. Когда на Донбассе начались беспорядки, ребята решили уехать и переждать. Ждут уже почти год. Возвращаться в Донецк – такой, каков он сейчас, –  не хотят.

В поисках спокойной жизни

Мы уезжали из Донецка в мае прошлого года,  рассказывает Валера.  На три недели, в Бердянск… Мол, все успокоится, и мы вернёмся. Три месяца успокаивалось – не успокоилось. Мы уехали. Взяли маршрутку, загрузили все, кроме мебели.

Парни говорят: сначала думали о том, как обезопасить семьи, а не о бизнесе. Да и жизнь дорога.

– Идти по улице и падать на землю, когда летят снаряды, ну, как-то не очень хорошо. У меня есть маленький ребёнок, и я не хочу, чтобы он все это видел. Да и весь бизнес оттуда выехал, - рассказывает Валера.

Ребята решились на переезд не сразу. Работали в центре города. В первые недели противостояний в Донецке даже не выпускали людей на работу. Только вдвоем продолжали ходить в офис. В апреле переехали в новое помещение, подальше от центра города, так как опасались за жизни своих сотрудников. Но потом поняли, что работать в таких условиях невозможно:

- Было желание остаться в Донецке. Но то интернета нет, то света нет, - объясняет Валера. – Нужно было вывезти сотрудников, потому что в Донецке они работать не могли. А работать дистанционно вообще нереально. Взяли команду (14 человек) и поехали вместе в Бердянск.

 

Выбирая, куда переезжать, говорит Владимир, "мы искали в Украине наиболее цивилизованные, густонаселенные города. По словам парня, это Днепропетровск, Киев, Одесса и Львов:

Харьков не рассматривали, потому что там уже кричали "Новороссия!". Днепропетровск близок к границе со всем этим и ментально похож на Донецк. А Одесса… Я не понимаю там людей, они очень специфичны…

- Они просто очень сильно пропитались солью, - со смехом перебивает Валера.

- …В конце концов мы приняли решение остаться во Львове, - говорит Володя.  

По его словам, люди "здесь понятнее, добрее, толерантнее", чем в других городах:

- Да и возвращаться некуда.

- Хотелось быть подальше оттуда. И поближе к Европе. Стереотипы по поводу Львова вообще не подтверждаются. Хотя были коллеги, которые не поехали, потому что переживали из-за стереотипов. Один, например, боялся, что его не примут – ведь он тоже на русском разговаривает,  смеется Валера.

Новый дом

Найти квартиру во Львове было нелегко. Молодых людей из Донецка удивляла и львовская архитектура, и то, что наличие балкона в квартире считается преимуществом. А вот с предвзятостью к арендаторам из Донбасса, о которой так часто говорят, сталкиваться не пришлось. ("Возможно, потому, что я не похож на парня с Востока", – шутит Володя.)

Со временной пропиской, необходимой для работы бизнеса, проблем не возникло – на учёт стали за пару часов. А вот с перерегистрацией имущества намного сложнее: "Чтобы перерегистрировать собственность, мне нужна постоянная прописка в городе. Ее нет". 

На бумаге парни также остались донецкими бизнесменами: "Юридический адрес остался в Донецке. Мы посоветовались с нашим юристом и пришли к тому, что если я, находясь во Львове, веду свою деятельность здесь и есть львовская временная прописка, плачу налоги в украинский бюджет, то мне не нужна перерегистрация. Я могу спокойно работать", - объясняет Валера.

Дальше во Львов начали подтягиваться и другие сотрудники:

 - Я мог себе позволить, чтобы моя часть команды работала дистанционно в других городах, - объясняет Володя, - а Валере нужно было, чтобы сотрудники были возле него.

- Часть ребят со мной во Львове (9 человек), часть вернулась в Донецк, некоторые работники - в другие страны, - продолжает Валера. - Постепенно мы начали набирать на роботу местных ребят во Львове.

Также пришлось искать и новых клиентов:

- Последние два месяца нашего пребывания в Донецке мы активно теряли заказчиков, -  говорит Володя. – Из 30 клиентов с востока 27 пропали как бизнес вообще.

 

Какое-то время ребята держались на том, что выполняли предыдущие заказы. А вот зимой стало туго:

- Январь мы вообще просидели, занимались временными проектами, - говорит Валера. - Новогодние праздники, да и клиентов крупных выбило на две недели с работы. А вот в конце февраля, в марте начали выравниваться, получать заказы.

- Валера работает часто на заграничных клиентов, поэтому он должен был выйти на предыдущий уровень доходов, - добавляет Володя. - А меня вот удивляет, что я, работая в основном с украинскими клиентами, завален заказами. Радует, что украинский бизнес не сдается, трется, бьются за жизнь.

Местные львовские клиенты у ребят тоже есть:

 - Пять штучек, - смеются.

Более того, молодые бизнесмены зарабатывают во Львове больше, чем до этого в Донецке. Но говорят, что выиграли не только в деньгах:

- Ты уже выиграл, когда смог обезопасить свою семью, своих сотрудников и компанию, - уверен Володя.

Единственная закавыка – при подписании юридических документов.

- Когда клиенты узнавали, что регистрация донецкая, спрашивали, все ли законно, куда деньги идут, - объясняет Володя.

 

Недавно ребятам даже пришлось делать справку, что они платят налоги в украинский, а не чужой, бюджет. Во сколько парням обошелся переезд и потери в бизнесе, не признаются. Но говорят, что это очень дорого с точки зрения нервов и морали.

На вопрос о том, что заставляет людей оставаться на оккупированных территориях, молодые люди отвечают: семья, имущество, работа. Некоторые просто не знают, куда ехать.

Сразу начинается: "А какже моя квартира?" объясняет Володя. Бросить все сложно психологически. Нет понимания, как обустроиться в чужом городе.

Впрочем, сочувствия и жалости во Львове предприниматели не ищут.

Я парень в расцвете сил и могу сделать так, чтобы и я, и моя семья чувствовали себя комфортно, - уверяет Валера.

Если бы Донецк стал таким, каким был до Майдана и последующих событий, Валера вернулся бы туда с удовольствием:

Было вполне комфортно. Это мой город. Я люблю современные города.

А я – только в гости, мне очень комфортно во Львове, – говорит Володя.

"Я бы копал ямы, но это вопрос самоощущения…"

В Донецке у ребят остались родные, потому ежедневные созвоны заставляют понервничать.

Спрашиваем, как у оставшихся в Донецке родственников обстоят дела с продуктами.

Не смотрите телевизор. С продуктами все более-менее нормально, правда, очень дорого, успокаивает Володя. 

 

 По словам предпринимателей, из Донецка выехали почти все, кто поддерживал Украину.

Когда в Донецке были проукраинские митинги… вспоминает Володя. Валера, например, противник таких протестов, а я ходил. Было очень страшно. Собрались люди, Тарута (глава областной государственной администрации, - авт.) обеспечил безопасность. Нас оградили милицией, но при этом были ребята в спортивных костюмах, которые забрасывали нас яблоками, камнями, чем угодно. А милиция просто стояла. Все пели гимн Украины, поднимали огромный сине-жёлтый флаг, были на подъеме… Такого количества знакомых я нигде больше не встречал. Мой круг – рекламисты, социальные работники, преподаватели: люди с чуть высшим образованием. В основном в возрасте до сорока.

Надо было митинговать, когда выборы были. Когда выбирали ту власть, которая все это допустила. А когда это все уже началось… Или идите воевать, или сидите молча, объясняет свою позицию Валера.

Дать однозначный совет тем, кто остается на оккупированных территориях, он не может. Но сам уехал бы в любом случае:

Ямы копал бы, если бы здоровье позволяло. Но есть люди, которые к этому не готовы. Тут вопрос самоощущения и веры в свои силы. Но я сказал бы им, что однозначно нужно верить в себя.

Легче не будет, предупреждает земляков Володя. Мне было очень тяжело, что мы переехали. Стыдно, но я не скучаю по Донецку, потому что моего Донецка больше нет.

Всегда главный вопрос: ради кого умирать? добавляет Валера. Умирать за квартиры не вижу смысла. Если бы мы знали, против чего идем! А сейчас… Что такое "ДНР"? Не ясно… По городу висят дээнэровские борды. В соцсетях распространяют картинки: "Бывшая сеть АТБ – теперь “Новороссия”". Это что, значит, что потом вы можете прийти ко мне домой и сказать, что национализируете мою квартиру, что ли? А люди воспринимают это, как благо. Вау! Класно! Людям пытаются поменять восприятия, что Украина как бы ничего не делает. Но Украина делает. Она сохраняет ваше жилье, сохраняет ваши жизни. Потому что, если начнется полномасштабная война, очень много людей умрет. Поэтому должен работать принцип, который я видел на одном блокпосту возле Бердянска: "Нравится Россия? Приедем, поможем вещи собрать". Россия ж рада вас принимать, езжайте!

С организациями, поддерживающими переселенцев, Володя и Валера не сотрудничают. Подчеркивают, что они – не беженцы.

Я не вижу причины, по которой должен приписывать себя к какой-то касте и считаться особенным. Мол, дайте нам особые условия. Я не беженец. Я переехал в город, который мне нравится, и здесь живу.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

25.11.2018, 06:43
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus