Представитель газотрейдеров: "Есть опасность, что облгазы будут вставлять палки в колеса"

Президент ассоциации "Газовые трейдеры Украины" Андрей Мизовец рассказал INSIDER о новом законе, регулирующем рынок газа
10 апреля 201511:10

Верховная Рада 9 апреля приняла закон о рынке природного газа.

Закон предусматривает отделение транспортировки и поставки газа, сертификацию газохранилищ и установок LNG. Операторы газораспределительных систем должны быть выделены в отдельные юрлица. Также документ вводит принципы распределения мощности, процедуры урегулирования перегрузок, балансировки, регионального сотрудничества.

Значительно возрастает роль независимого регулятора, которым должна стать Нацкомиссия по регулированию рынка энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). К его компетенции перейдут сертификация операторов газотранспортных систем и  утверждение методологии определения тарифов на транспортировку газа.

Важно, что операторы газотранспортной системы должны быть отдельным юридическим лицом, не являться составной частью вертикально интегрированной организации. Оператор не может осуществлять деятельность по добыче или поставке природного газа.

Операторы газотранспортной системы обязаны предоставлять услуги транспортировки, распределения, хранения газа всем, кто к ним обратился.

Сейчас наибольшее количество газораспределяющих компаний принадлежит структурам Дмитрия Фирташа, который находится под арестом в Австрии.

Во время рассмотрения проекта закона премьер Арсений Яценюк утверждал, что "заставит облгазы Левочкина-Фирташа платить за транспортировку газа по газораспределительным сетям".

Но это утверждение можно отнести популярному лозунгу "деолигархизации". На деле разделение транспортировки и продажи – процесс не быстрый. При введении платы за транспортировку газа ее в конечном итоге будет платить потребитель, а не собственник облгазов.

Что принесет новация добывающим компаниям, трейдерам и потребителям - INSIDER рассказал президент ассоциации "Газовые трейдеры Украины" Андрей Мизовец.

- В чем преимущество нового закона о рынке газа?

- Наше законодательство должно быть приведено к самым эффективным и изученным законодательным практикам европейского энергетического сообщества. Специалисты ЕЭС принимали непосредственное участие в его написании. Закон является одним из самых передовых в Европейском Союзе.

НАК "Нафтогаз" разделяется по отраслям деятельности: транспортировка, добыча, хранилища газа, поставка. Расширяется законодательство - появляются новые кодексы. Это Кодекс газотранспортной сети и Кодекс подземных хранилищ. Кодекс по LNG ориентирован на перспективу, к которой мы придем, учитывая мировые тенденции. Предусмотрено усиление роли регулятора, и будет отдельный закон о регуляторе.

Уменьшится роль государства и максимально внедрятся свободные рыночные отношения. Увеличится прозрачность и, соответственно, эффективность.

- А кто будет регулятором?

- Скорее всего, останется Национальная комиссия по вопросам регулирования электроэнергетики и коммунальных услуг.

- Как закон повлияет на добычу газа - государственную и частную?

- Опосредованно повлияет положительно. Гарантируется свободный доступ к газотранспортной сети. А, по данным некоторых добывающих компаний, это не всегда соблюдалось.

Важна возможность свободного рынка. Возрастет роль частных добывающих компаний, у них будет возможность развивать добычу, исходя из расширившегося круга потребителей.

Расширится количество компаний, поставляющих природный газ. Возрастет конкуренция, которая ведет к интенсификации добычи, снижению себестоимости, инновациям.

- Как технически закон решает вопрос о том, что добывающая компания из одной области смогла поставить свой газ на ТЭС другой области?

- Они воспользуются услугами оператора газотранспортной сети, чью роль выполняет госкомпания "Укртрансгаз". Сегодня нет никаких ограничений в покупке газа, кроме экономических составляющих.

Работа оператора ГТС (газотранспортной сети) – это транспортировка и балансировка мощностей, доставка газа из одной точки в другую. Предполагается, что на рынке будут работать два оператора: оператор газотранспортной сети и оператор подземных хранилищ газа. Кстати, последних может быть и несколько, потому что разные хранилища могут управляться разными операторами.

Рынок сейчас работает следующим образом. Поставщик заключает договор с потребителем и продает товар. Вопрос транспортировки этого ресурса – это вопрос потребителя. Он должен иметь договор с транспортной организацией. С "Укртрансгазом" или "Укртрансгазом" и облгазом - в зависимости от трубопроводов, по которым должен поставляться ресурс. Имея заключенные договора на транспортировку и ресурс, предприятие получает природный газ.

- А откуда потребитель узнает, что частный газ в другой области дешевле, чем в его родном облгазе? Будет некая биржа?

- В идеале биржевые механизмы должны внедряться. Сейчас нет четкой структурированной системы, которая может подсказать потребителю, куда ему обратиться для того, чтобы получить ресурс.

Максимум - на сайте регулятора есть список лицензиатов, которые имеют лицензии на поставку природного газа по нерегулируемому и регулируемому тарифу, лицензии на транспортировку газа, лицензии на его распределение. Теоретически, человек может посмотреть данные из списка в несколько сотен компаний, попытаться выбрать себе достойного поставщика.

- Но обладание лицензией не значит, что фирма ведет деятельность. Лицензия есть, газа нет.

- Совершенно верно.

- Есть ли наработки по организации такой биржи?

- Движений по созданию потенциальной площадки для общения поставщиков, потребителей, газотранспортных организаций пока нет. Скорее всего, это будет следующим этапом. По новому закону государственный поставщик потерял свое монопольное положение. А правила свободного рынка будут действовать как для промышленных, так и для частных потребителей.

Теплокоммунэнерго и консервативные потребители, скорее всего, по старинке будут обращаться в ту же государственную компанию - к "поставщику последней надежды" (новый термин, который введен в законе). Но это шанс для большого количества частных поставщиков реализовать себя.

Сложность создания биржи в том, что крупные потребители знают рынок: кто, где, как и какие объемы добывает. Горизонтальные связи давно налажены. А мелкие потребители ориентируются в основном на своих региональных поставщиков в лице облгазов.

К тому же, иногда возникают проблемы неплатежей. Как только будут обеспечены механизмы нормальных взаиморасчетов, биржа заработает эффективно.

Когда газ для населения и промышленности выровняется в цене, то ситуация будет максимально близка к рыночному ценообразованию. В дело вступят полноценные механизмы: у кого цена ниже, условия оплаты лучше, тот и будет максимально эффективным на рынке.

Наша Ассоциация на консультативном уровне готовится к бирже, но пока еще к практическому воплощению не подошла. Увы.

- Считается, что разделение облгазов на транспортировку и торговлю - это прогрессивный шаг. Но есть ли кто-то, кто готов стать на их место?

- Это интересный вид бизнеса, потому что процент расчетов потребителей достаточно высок, неплательщиков в этой среде не очень много. Облгазы все уже почти в частных руках. Но принципы их работы посредине между советскими и рыночными. Частные компании гораздо эффективнее на этом поприще. Им интересно занять эту нишу.

Есть некоторая опасность того, что облгазы будут вставлять палки в колеса. Не исключен вариант, что "Облгаз-1" будет заниматься транспортировкой природного газа. Он же создаст "Облгаз-2", который будет заниматься поставкой газа потребителям. Но формально они никак не будут связаны.

Идея о разделении замечательная. Хочется, чтобы ее реализация была такой же эффективной.

- В чем преимущество частного расчетного центра, если он будет поставлять газ по трубам старого облгаза?

- У частных поставщиков транспортная составляющая будет одинаковой с облгазами. Но цена самого ресурса может быть ниже. Ведь облгазы, в подавляющем большинстве случаев, работают по установленной государством граничной цене плюс свой тариф на поставку. У частного поставщика тарифной надбавки нет. Потребитель экономит достаточно серьезные деньги, работая с частным поставщиком. У трейдеров условия расчетов гораздо интереснее и лояльнее. Гибкость работы частников несравнима с государственными организациями и нынешними облгазами.

- Известно ли Ассоциации о конкретных планах создания частных расчетных центров в регионах? Это может быть интересно добытчикам?

- На том же уровне, на каком идут разговоры о бирже. Есть намерение участников газового рынка поработать на региональных уровнях, но пока еще нет предпосылок для этого. Заместить облгаз в каком-то регионе пока еще не представляется возможным. Хотя этим могли бы заняться поставщики по нерегулируемому тарифу, частные трейдеры.

У добывающих компаний своя специфика бизнеса. Возможно, кто-то создаст трейдерские подразделения. Но пока этого не происходит.

- Разве не выгодно создать вертикально-интегрированную компанию, как у нефтяников: от скважины до пистолета?

- Вполне может быть, но это дело далекого будущего. Нужен штат специалистов с серьезным опытом, нужно понимание специфики этого бизнеса.

- "Поставщик последней надежды" - НАК "Нафтогаз Украины". Например, ТЭС договорилась с добывающей компанией, а газ она не поставила. Где НАК будет брать этот газ?

- Источников ресурсов несколько. Первый – это импорт, как прямой из Российской Федерации, так и тот, что заходит по реверсу, при возможности его покупки по выгодной цене. Кроме того, НАК может использовать газ из ПХГ, газ собственной добычи. Тех же госкомпаний "Укргаздобыча" и "Укрнафта", который остается после удовлетворения потребностей населения и ТКЭ. Он по себестоимости значительно ниже, нежели импортируемый ресурс.

Если у нас будет единая цена, то после обеспечения защищенных потребителей, у НАК остается ресурс. Вот он и может быть использован для устранения таких ситуаций.

- А не будет ли это для НАКа накладно? Если что-то покупается срочно, то обычно это обходится дороже.

- В законе указано, что "поставщик последней надежды" работает по цене, которая на 30% выше рыночной.

В НАКе должны понимать и прогнозировать структуру цены, возможность ее роста или падения. В прошлом году цена доходила до серьезных высот. Например, в четвертом квартале цена импортируемого российского газа составила $378 за тысячу кубометров. А в нынешнем прогнозируется падение на европейском рынке до 220-250 долларов.

- Что будет с поставщиком, который не выполнил свои обязательства и скинул проблему на НАК?

- Функции по поводу урегулирования споров, по моему мнению, должны быть четко выписаны и относиться к сфере регулятора. Сейчас это происходит и в судебном порядке, и в НКРЭКУ. Какой-то частью проблемы занимается "Укртрансгаз" в случае, если есть другие активы этого поставщика в виде газа в подземных хранилищах.

Если все сведут к одному "знаменателю", это будет логично и понятно. Есть орган, обратившись в который, можно получить квалифицированное разъяснение, а в случае усугубления проблемы – полноценное решение вопроса. В идеале, все решается на уровне регулятора с помощью штрафов, лишения лицензий, возмещения убытков.

В законе о регуляторе это все должно быть прописано.

- Как относитесь к инициативе продажи долгов перед "Нафтогазом" третьим лицам?

- Сама по себе идея неплоха, потому что есть потребители, которые злонамеренно пользуются возможностью не платить "Нафтогазу", исходя из нежелания и близости к вертикали власти. Возможно, это заставит пересмотреть в лучшую сторону финансовую дисциплину.

Но не хотелось бы, чтобы этой возможностью воспользовались люди, принимающие решения в газовом монополисте.

Допустим, есть некий завод, у которого задолженность перед "Нафтогазом". НАК его забирает за долги. Зачем "Нафтогазу" непрофильные промышленные мощности? Логика здесь сомнительная. Если бы был предусмотрен механизм дальнейшей перепродажи такого должника за полную сумму с поступлением всех средств в бюджет, возможно, в этом была бы логика.

Но все мы прекрасно знаем, как выводятся активы с предприятий. И в таком случае НАКу останется стол, стул, печать и несуществующий уставный фонд.

- Как вы относитесь к повышению ренты на добычу газа?

- Таких высоких рентных ставок, как в нашей стране, мы практически не знаем: больше половины забирается в бюджет. О каком развитии может быть речь?

Важно, что частная газовая добывающая отрасль в 2014 году показала сумасшедший рост - 36%. Если рентные ставки сохраняются на высоком уровне (для частных компаний – 55%, для компаний по совместной деятельности - до 70%), то падение объема добычи частных добывающих компаний может составить до одного миллиарда кубов.

Парадоксальная ситуация. С одной стороны, исполнительная власть ратует за энергонезависимость. С другой - мы губим национальную добычу на корню нашим банальным желанием наполнить бюджет. Вместо того, чтобы привлекать деньги инвесторов и обеспечивать энергонезависимость путем уменьшения валютных проплат за рубеж, путем привлечения специалистов и внедрения новых технологий.

Газовая отрасль не дает моментального результата. Повышенную ренту ввели в августе прошлого года, а реальные результаты этого недальновидного решения мы получаем только через полгода, а то и год.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 18:38
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus