Ярослав Лодыгин: Януковича выбрали мы - кто-то своим голосом, а кто-то - попустительством

Радиоведущий о "найденном поколении" украинской музыки и политике
Фото предоставлено Ярославом Лодыгиным
11 марта 201416:00

Ярослав Лодыгин – радиоведущий, стендап комик, режиссер, сценарист и продюсер, для которого нет нежелательных тем для разговора и невыполнимых задач.

Месяц назад в украинском интернете стартовало радио "Аристократы". Проект Леры Чачибая, Данилы Хомутовского и Ярослава, где играет как старая добрая “Пятница”, так и новая песня Patrick Wolf или Симфония №7 Дмитрия Шостаковича.

INSIDER расспросил Ярослава о правилах FM-радио, из-за которых захотелось сбежать в интернет, о "найденном поколении” украинской музыки, экранизации книги "Ворошиловград" Сергея Жадана и о том, почему "нашим" не просто жить за границей.

- У вас есть оговоренный формат музыки: что должно быть в эфире, что точно нет?

- Самое важное - у нас есть доверие к музыкальному вкусу друг друга. Я отвечаю за всю ретро музыку, джаз и классическую. Данила – за современную, а Лера – за британскую музыку и общую расстановку песен по дню. Мне нравится то, что они ставят. Иногда, конечно, возникают микроспоры, но у нас нет запретов.

- Но есть музыка, которой никогда не будет на вашем радио?

- Не будет музыки, которая только называет себя музыкой, но ею не является. Есть такая подмена понятий в музыкальном бизнесе Украины и России – официальная эстрада. Мы смотрим на этих персонажей уже лет 20 или 30. Включаем телевизор, а там все те же: Валерий Леонтьев, Леонид Агутин, София Ротару. Огонек, какой-то клан, договоренность.

Весь этот музыкальный мейнстрим, вместе с нашими медиа, держит людей за дураков. Решает, что понравится публике, очень боится экспериментировать и никогда не вписывается в мировой контекст.

Леонид Агутин никогда не будет звучать нигде, кроме Таможенного союза. Музыка не имеет границ, правильно? Если она хорошая – ее все слушают. Мы слушаем босса-нову, мы слушаем американскую, индийскую музыку. Тот же ужасный PSY, мы же знаем, что он из Кореи, но он пришел к нам. Границ нет. И сейчас наступают золотые времена в музыке и в Украине тоже.

Фото предоставлено Лодыгиным

- Вы много говорите о важности и неслучайности песен на "Аристократах". И одной из первых в вашем эфире я услышала группу "Пятница". Почему именно она?

- Я считаю, что "Пятница" – самая большая группа за всю историю украинской музыки. Это группа, которая в полной мере выражает дуализм Украины. Их двое. Они пели и на украинском, и на русском.

В общем, при всем уважении к остальным, "Пятница" – одна из величайших групп мирового контекста.

- Ты считаешь, зря Бабкин и SunSay разъединились на два сольных проекта?

- Конечно зря. Понятно, что такие два человека всегда будут стремиться создать что-то свое. Но я считаю, что главная задача продюсера – находить причины, чтобы эти двое работали вместе.

Это было бы гораздо более полезно для музыки, чем годы, которые они теперь тратят на то, чтобы заново найти свой путь. Хотя делают они это вполне успешно. Сережа собирает большие концерты, Сан – один из любимых музыкантов Шона Пенна. Это тоже о чем-то говорит.

- Раньше вы организовывали концерты украинских музыкантов "Украинский четверг". Сейчас продолжите развивать этот проект?

- Да, у нас на сайте будет отдельный раздел. Мы называем их "Найденное поколение". Там будет музыка и на русском и на украинском языке, главный критерий – можно ли ее экспортировать?

Это как Шон Пенн говорит про Сана: "Я, чувак, не понимаю половины того, что ты поешь, но мне очень нравится. Ты монстр, ты зверь". Мы же все выросли на англоязычной музыке, ни черта не понимая, о чем там поют.

- Кого еще из украинских музыкантов ты считаешь "Найденным поколением"?

- Я должен начать с Софи Вилли, потому что недавно Guardian включил ее песню в топ-шестерку исполнителей, на которых стоит обратить внимание. А ее песней Position открывал свое шоу Крис Дуридас. Это самый старый и авторитетный ведущий известной лос-анджелесской станции KCRW. У него когда-то дебютировали  Бьорк, Бэк, Майкл Киванука.

Еще "Даха Браха" - ребята выступают по всему миру. Champagne morning крутили на BBC. Они подумали, что это британская группа, а ребята сидят на Михайловской в подвале и делают эту музыку. Я слышал их новый альбом – это мировая музыка.

Еще масса достойных групп: "Манекен", SunSay, Awesomatic с американцем Джеремаей Фаулером в качестве солиста.

Очень жаль, что здесь нашим музыкантам приходится так много времени тратить на "подтяжку своих штанов" и так мало на свое творчество. Все эти ребята работают еще где-то, помимо группы.

Фото предоставлено Лодыгиным

- Почему так происходит? Их публика не готова оплачивать музыку?

- Широкая публика просто не знает об их существовании. У нас работает схема, построенная на количестве предъявлений по телевизору. Человек, который не умеет петь, может получить премию "Певец года". За деньги его клипы запустят на музыкальных каналах, и он будет мелькать без звука по телевизору в парикмахерских.

А что значит показ клипов за деньги? Значит, музыкальный редактор не делает свою работу. Он не может пойти, откопать в андеграундном клубе талантливого мальчика и поставить его в эфир.

Зато у нас есть артисты, которые ходят из одного шоу в другое, они раскручены, их знают в каждом дворе. У большинства из них нет концертов, но они зарабатывают на корпоративах.

Вот такая дутая у нас индустрия.

- Как ты считаешь, в чем главная проблема современного радио?

- Есть такой постулат, что оптимальный выход радиоведущего в эфир – 30 секунд, больше не воспринимается.

Но мы считаем, что хорошая песня длится три минуты и если следующая за ней не очень – человек переключит станцию.

А вот хороший разговор может длиться три часа и пока он не закончится, человек будет с нами.

Фото предоставлено Лодыгиным

- О чем вы хотите говорить со слушателями?

- Обо всем, что кажется важным. Если это событие, которое меняет информационную картину дня полностью, например, как Майдан или Мазурок, говорить о чем-то другом невозможно и нельзя.

Другое дело, что говорить все время о Майдане очень тяжело психологически. Подавленность и усталость за эту зиму страшная. Поэтому важно балансировать. Мы, например, запускаем шоу психотерапевта Тины Берадзе.

Вообще мы сейчас не ставим задачу всех развеселить. Мы такие, какие есть. Если, например, у Данилы плохое настроение, он не будет это скрывать и искусственно натягивать улыбку.

- Как ты думаешь, может ли вообще индустрия развлечений оставаться аполитичной?

- Ни в коем случае. То, что происходит в обществе, влияет на базовые вещи: будет ли у нас завтра еда, работа, жилье. Слишком долго люди, особенно наше поколение, были индифферентны к политике. Мы занимались своими делами, не ходили на выборы и вот к чему это привело.

У нас же был демократически избранный президент. Это же мы его выбрали - кто-то своим голосом, а кто-то попустительством. Он – наше отражение. В каждом из нас живет Янукович, в каждом! И в тебе и во мне есть, я тебе клянусь!

Но индустрия развлечений должна удерживать внимание зрителей и делать это глубокой аналитикой очень сложно. Я убежден, что массовой аудитории необходимо даже серьезные темы подавать, как музыку. В Америке, например, это делается с помощью сатиры – Джон Стюарт, по мнению журнала Time, два года назад стал вторым по влиянию человеком в стране. Фактически, он привел к власти Обаму. Потому что в шутке ты можешь подать серьезную информацию, и она будет воспринята быстрее и большим количеством людей.

- И как "аристократы" должны действовать в сложившейся ситуации?

- Нужно искать смысл. Мы работаем на радио и умеем говорить. Значит, какая наша задача?  Нужно говорить складно, с правильными людьми, задавать нужные вопросы.

- Помимо радио, ты сейчас занимаешься экранизацией романа "Ворошиловград" Сергея Жадана?

- Да, мы пишем сценарий. Конечно, революция нас затормозила. Сережа большой активист и серьезно пострадал в ходе последних событий в Харькове. Но, надеюсь, летом мы начнем съемки, тем более, что это очень нужный сейчас фильм.

Нам понадобилось три года, чтобы найти людей, у которых есть достаточно ресурсов для фильма и которые готовы снимать такое кино, а не очередную комедию.

- Почему выбрали именно это произведение?

- Этот роман написан в 2010 году, там на микропримере показано, как устроена система. В этой истории есть ответ, как противостоять несправедливости, когда к тебе приходят и говорят – это мое. Вот об этом мы пишем фильм. По сути, о Майдане и Крыме, но на маленьком примере.

Команда "Аристократов"

- Ты раньше еще работал на телевидении?

- Да, но как-то у меня с украинским телевидением "роман" не завязывается. Хотя очень горжусь участием в проекте "Наши" на “Интере”. 

- Как живут "Наши" за границей? В каких странах вы были?

- Мы были в 14 странах: Италия, Испания, Норвегия, Южная Африка, Аргентина, Парагвай, Бразилия, Куба, Китай, Индия, Тайланд. Живут украинцы там по-разному, но я понял, что всегда сложно, если ты эмигрант.

Мы встречали в Южной Америке украинцев, которые учили индейцев выращивать там картошку. Самые влиятельные сельскохозяйственные магнаты в Парагвае – выходцы из Украины. Один из самых лучших хирургов Аргентины – украинец. Точнее - потомок украинцев, в первом поколении мало у кого получилось. "Своими" там себя чувствуют уже дети и внуки эмигрантов.

Мне многие друзья говорят о том, что может быть пора отсюда давать деру, а я понимаю, что так будешь всегда "давать деру". Один раз убежал – всегда будешь убегать.

Возможно, это выход, если нужно спасать детей или внуков. Но если чувствуешь, что у тебя есть силы еще побороться, – поборись.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

20.11.2018, 19:34
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus