Sunsay: Мы не просто суетящиеся существа, которые куда-то бегут и что-то кричат - мы нечто большее

Андрей Запорожец о новом альбоме, политике и буддизме
Фото: Facebook/Nina Marchenko
24 марта 201414:00

Андрей Запорожец, в прошлом основатель одной из самых громких украинских групп 5’Nizza, сейчас развивает свой проект Sunsay. Этой зимой музыкант отправился на Бали, чтобы там найти новое звучание для своего пятого альбома.

В преддверии концертов в Харькове и Киеве, INSIDER пообщался с музыкантом. Наше интервью получилось на грани политики и музыки.

О том, что открытые люди, с большим сердцем всегда найдут общий язык, о том, как важно даже в толпе оставаться собой, и о мудрости в умении чувствовать меру.

- Вы писали новый альбом на Бали. Какая там зима, насколько продуктивной была работа в таких условиях?

- На Бали удивительная атмосфера, потрясающе красивые места. Все очень расслаблено и вдохновляюще. Мы провели там полтора месяца.

Новый альбом продюсирует мой хороший друг - Павел Довгаль. Я понял, что это тот самый человек, и попросил его поехать с нами. Мы собирали сэмплы, записывали местных музыкантов. Я писал стихи, а Паша делал музыку.

- Какие инструменты там задействованы?

- Паша скорее саунд дизайнер, он может просто влупить по столу кулаком и потом из этого сделать семплы. Там будет очень много сэмплированых штук, в том числе традиционная балийская музыка, их барабаны, колокольчики. Но не так уж и много.

В целом звучание будет электронное. Мы сделали такой, совсем новый электронный Sunsay.

- Еще более электронный чем в альбоме "Благодари"?

- Да. Конечно, будут и живые басы кое-где и гитары, но не много.

- Вы планируете играть эту программу и фул бэндом, и в акустике, как с прошлым альбомом?

- Учитывая ситуацию, которая у нас сейчас происходит между нашими странами, мне сложно что-то предсказать. Мы украино-российская группа, половина музыкантов живет в Москве, половина – в Харькове. Мы все время мотаемся туда-сюда.

Я не мог себе представить, что может случиться та ситуация, которая сейчас. Я не понимаю, как пройдет концерт в Киеве. Могут просто закрыть границу или кого-то не пустить, и концерт не состоится. Я в замешательстве.

- Я не так давно общалась с Ярославом Лодыгиным, и он сказал, что ваша первая группа "Пятница" была своеобразным символом дуализма Украины, потому что вас было двое, потому что и русский, и украинский язык.

- Никаких же проблем нет. Я очень люблю украинцев, люблю русских, невозможно было представить, что из-за политических решений раздуется ненависть. Я наполовину украинец, наполовину русский, прожил всю жизнь в Харькове. Мой родной язык русский, но я с большим уважением отношусь ко всему украинскому.

Люблю язык, все понимаю, если бы у меня была возможность больше пожить в этой среде, я бы с удовольствием выучил язык лучше. Это здорово знать много языков.

Открытые люди, с большим сердцем всегда найдут общий язык. Всегда смогут договориться. Вот в чем дело. А преследования экономических и политических целей просто сорит людей. Сколько мы видели примеров, сколько было сделано революций. Все это запланированные вещи. Политика - страшная вещь. Не могу сказать, что я хорошо в этом разбираюсь.

"ВСЕ КРИКИ И ЛОЗУНГИ – ЭТО НЕ МОЕ"

- Но вы всегда старались быть аполитичным.

- Да. Но сейчас, конечно, я за всем слежу. Хочется собрать всю интеллигенцию, как-то успокоить людей.

Происходят манипуляции на уровне СМИ, это видно с обеих сторон. Очень хочется объединить людей, показать объективную картину.

Страшно, что кто-то сверху принимает решения, а десятки тысяч после этого страдают. Им там все равно, они бизнесом занимаются. По большому счету это просто экономика, чьи-то экономические интересы и не одной страны. Я не знаю и не хочу знать. Надеюсь, что никогда этих людей не встречу.

Фото с Facebook Sun Say

У меня есть прекрасные друзья везде. В Польше, в России, в Америке. Есть открытые, ищущие люди, которые хотят видеть общее между людьми, а не разделять их. Все, кто нас разделяют, кто играет на патриотизме, – это страшные люди.

Здорово, когда человек осознает, кто он, знает свою историю, любит свою родину. Но как только начинаются деления на лучших, худших... Зачем  считать себя каким-то особенным? Мы все люди, у нас одна природа. Давайте искать общее, а не различия.

- Осталось только донести эту мысль до широкой массы.

- Я специально не хочу делать очень громкие заявления. Если меня спрашивают – я отвечаю. И у нас уже есть песня, скажем так, антивоенная. Почти доделали, сейчас думаем клип снять.

- Сейчас большинство художников, музыкантов, литераторов, так или иначе, ретранслируют свое отношение к революции, в своих работах. Я так понимаю, на вашем творчестве также отобразилась политика?

- Да, меня действительно это очень волнует и мне сложно даже говорить о чем-то другом. Я понимаю, что альбом отошел на второй план. Конечно, я все доделываю, занимаюсь музыкой серьезно и постоянно.

Даже когда я был на Бали, я следил за всем, что происходит. Списывался с друзьями, смотрел много разных источников, видел, как говорят совершенно разные вещи. Люди, которые смотрят телевизор, очень сильно обманываются.

Один человек способен, конечно, иметь свою позицию и выразить ее, но изменить глобальные события очень сложно. Я все-таки созерцательный человек. Я не полез на баррикады, я это понимаю.

Я считаю, что ни ради какой политики не стоит лезть в толпу. И жертвовать нашей жизнью ради непонятных идей. Пусть это звучит красиво, "Свобода" или другие лозунги, но люди ослеплены, они могут наделать столько глупостей на эмоциях.

Мне кажется, тут очень важно сохранять спокойствие и уметь наблюдать за ситуацией.

Фото с Facebook Sun Say

- Как призыв к объединению "Океан Эльзы" выступили на Майдане своим первым составом, у вас с Сергеем Бабкиным не было совместных планов?

- "Океан Эльзы" – это любимейшая украинская группа. Ее тоже слушают русские с огромным удовольствием. То, что их запретили в Росси, – это дикость вообще. Это показывает, как печально все на самом деле.

Я очень люблю свою страну, но скажем честно, у меня поклонников больше в России, чем в Украине. У нас не так много концертов по Украине. Мы ничего не символизируем. Не такое большое имеем влияние. Хотя "Пятницу", в общем, да, "Пятницу" любили и знают везде.

Но я не хочу быть в толпе, я боюсь толпы. Я понимаю,  что это мой народ, и он борется. Я уважаю свой народ, но я не полезу в толпу. Это не мой путь. Я лучше буду наблюдать.

Я был на Оранжевой революции, не понятно за что и за кого, но мы принимали участие. Я заметил, как меня это захватило, мне было намного меньше лет и все было очень весело, классно и интересно. В итоге все стало большим мыльным пузырем, мне стало жутко обидно. Я понял, что все крики и лозунги – это не мое. И я зарекся.

- Если бы вы могли сейчас поговорить с собой 10- или 20-летним, о чем бы вы рассказали?

- Я бы сказал, не суетись, чувак, все будет классно.

Что вы сейчас читаете, смотрите, слушаете, кроме новостей?

- Я сейчас со своей дочкой, и у меня ни на что больше нет времени. Я играю с ней, мы смотрим мультики, гуляем. Мы вдвоем тусуемся, я полностью на детской волне. Мы устраиваем цирковые представления для ее игрушек, у нас тут свой мир.

Еще я слушаю лекции своего учителя, периодически, меня это очень успокаивает и вдохновляет. Конечно, я слежу за всем, что происходит. Но важно, чтобы это не занимало все время. Многие люди настолько сопереживают и круглосуточно находятся в неспокойном состоянии. Но от нас зависит лишь то, что от нас зависит.

- Давайте вернемся к музыке, есть ли какая-то мысль, которая объединяет ваши тексты?

- Все, что я пишу, так или иначе связано с моментами моего духовного роста или творческого пути. Я просто отражаю то, что чувствую прямо сейчас.

- Вы обращаетесь к кому-то в своих песнях?

- Иногда прямо с конкретными посылами, иногда это очень личностно. Как правило, у меня абстрактная лирика, связанная с моими личными переживаниями.

Поэты критикуют меня за отсутствие конкретики. Но у людей есть возможность фантазировать. Это как абстрактная живопись, я ее очень люблю. Не всегда мне интересны вещи, которые вот так вот, на ладони, совершенно ясно и понятно представлены.

Хотя "Happy" Farel Williams – для меня самая главная песня года. Суперпонятная, простая. Вот он, ответ. Человек искренне пережил счастье и передал его. Кто бы ни смотрел этот клип, все сразу начинают танцевать и радоваться. Это тоже своеобразный дзен. Я восхищаюсь людьми, которые в простой форме способны передать счастье.    

- Вашу музыку пытаются вписать в какие-то жанры, термины. Если предположить, что человек никогда не слышал Sunsay, а вы не можете включить песню, вам ее нужно описать словами. Чтобы вы сказали?

- Хороший вопрос. Дело в том, что пока нет ощущения, что мы дошли до конца. Не могу сказать однозначно. Я просто пробую, я экспериментатор.

Сейчас мне нравится электронная музыка, мне интересны этнические моменты, я слушаю Flying Lotus, музыку народов мира, хип-хоп. Все это будет у нас в альбоме. Будет хип-хоп с балийскими семплами, интересными битами, абстрактной музыкой.

- Большинство песен на русском языке?

- Да, будут две украиноязычные песни, а остальные на русском.

- Есть ли песня, которую вы больше всего любите играть на концерте?

- Это меняется, все зависит от настроения. Я с одной стороны веду за собой, с другой – стараюсь почувствовать публику. Это такой процесс обмена и общения. Поэтому нельзя предсказать, как пойдет концерт, каким он будет. Вне зависимости от того, хороший ли звук, какой клуб, стадион, сколько людей пришло. Никто никогда не знает, как все будет. Поэтому жизнь интересна.

- Есть ли тексты, которые вы со временем переосмыслили, хотели бы переписать, уточнить сейчас?

- Есть тексты, которые мне кажутся совсем не актуальными сейчас, но это тоже мое субъективное мнение. Другой человек может найти в них актуальность. Ты просто делаешь то, что делаешь, оставляешь и идешь дальше.

- У меня всегда больше всего эмоций вызывала строчка "будь слабей меня". Кому, когда и зачем стоит "быть слабей"?

- Это обращение безусловно к женщинам. Потому что женщины соревнуются, стараются быть сильнее. Сейчас это везде, даже в мультиках, которые смотрит моя дочка. Это не совсем естественно.

Мужчины слабеют, женщины становятся сильнее, это логично и ничего хорошего я в этом не вижу. Мужчина должен быть мужчиной, быть у руля, если это про отношения. А женщина тогда может позволить себе быть слабее. Слабее - в смысле быть женщиной.

Это не соревнования. Соревнования здесь не уместны, если мы про отношения. Хотя отношения – это дело двух людей, они могут быть любыми, если люди счастливы именно так.

"ОЧЕНЬ ВАЖНО И В ТОЛПЕ БЫТЬ САМИМ СОБОЙ"

- Сейчас много говорят о постреволюционных депрессиях, массовой потребности в помощи психологов. Вы как человек практикующий дзен буддизм можете посоветовать, как сохранять дзен в наших реалиях?

- Очень важно и в толпе быть самим собой. Важно принимать свои решения осознанно.

Есть много разных путей. Если христианин читает молитву – это тоже самое, что и медитации. Кому что ближе.

Важно иметь духовную опору и понимать, кто ты на самом деле. Мы не просто суетящиеся существа, которые куда-то бегут, что-то кричат, едят на ходу. Мы нечто большее. Когда человек спокоен, он способен творить чудеса, принимать правильные решения.

Как раз медитация учит наблюдать: за собой, за мыслями, за всем, что происходит. Когда мысли отходят на второй план, человек понимает, кто он на самом деле. Это неописуемое переживание. Ничего прекраснее нет, чем осознание. Чем быть ближе к мудрости. Разными путями мы все к этому идем, кто-то осознано и регулярно, кто-то иногда.

Есть еще йога. Все, что касается тела и здоровья, - это образ жизни и режим дня. Но дзен вне этого. Человек может когда угодно ложится и что угодно есть, ограничений нет, важно оставаться собой.

- Как вы пришли к дзен-буддизму?

- Мне повезло, я встретил учителя. Он научил меня медитации. Я медитирую сам. Учитель ничего не за кого ничего не делает. Он дает возможности, а люди либо реализуют их, либо нет.

- Вы познакомились с человеком и вам стало интересно?

- Да. Задача учителя передавать практики и помогать всем людям. Не нужно никаких денег. Любой человек может прийти пообщаться и получить практику. Таких учителей, осознанных и мудрых немало. Они, наверное, самые эффективные на нашей планете люди. Но далеко не самые заметные, их находят те, кто ищет.

- Вам приходилось менять свои привычки или ущемлять себя в чем-то ради этой философии?

- То, чем я занимаюсь, называется Серединный путь. Тут нет крайностей. Человеку не нужно быть аскетом. Если человек регулярно занимается медитацией, у него расчищается путь, ему какие-то вещи перестают быть нужными. Так мне стали не нужны наркотики или постоянные тусовки. Я точно знаю, когда мне нужно уйти.

Это чувство меры, которое проявляется внутри. Не нужно ни от чего отказываться или уходить в пещеру. Можно быть вполне социальным человеком, общаться с любыми людьми. Но всегда знать, где стоп, где середина.

Когда ты чувствуешь, что теряешь энергию и то, что происходит, это уже не твоя история – нужно просто выйти из этой ситуации. Как раз наблюдательный, внимательный человек всегда чувствует, где хватит. У него появляется чувство меры. В этом и есть мудрость. Как раз медитация помогает это почувствовать и развивать.

- Буддизм это все-таки религия, вас можно назвать религиозным человеком?

- Можно любые термины сразу выбросить. Эти термины ничего не значат, религия не религия, философия не философия, как не назови – это практика. Если человек занимается каждый день – результат есть. Если человек читает книги просто - он накапливает информацию у себя в голове, он ищет, ищет, ищет, но по сути ответа не находит.

Так многие люди заигрываются. Они просто свой интеллект развивают, могут обо всем говорить. Я знаю людей, которые про буддизм знают в тысячу раз больше меня, но они ни на шаг не ближе к истине. А когда ты получаешь практику от учителя и регулярно занимаешься, так как тебя учат, в традиции человека – это реальный опыт.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 19:01
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus