Владимир Манжос: В Украине предпочтут нарисовать на фасаде рекламу, а не какой-то арт

Стрит-арт художник Interesni Kazki о том, почему они не хотят работать в Украине, трудностях работы и искусстве
Фото: Martha Cooper
12 августа 201415:00

Interesni Kazki - дуэт двух киевских стрит-арт художников-муралистов, чьи работы скорее походят на огромные сюрреалистические фрески-притчи с тайным смыслом, уникальными персонажами, образами и символами, а самих авторов многие считают инопланетянами.

Более десяти лет Владимир Манжос (Waone) и Алексей Бордусов (Aec) проработали в Украине, а сейчас прославляют ее своими работами во всем мире.

Один из участников Interesni Kazki Владимир Манжос рассказал INSIDER о сюжетах и персонажах "казок", почему они не хотят работать в Украине и браться за коммерческие заказы, трудностях работы стрит-арт художника и почему в Мексике им работать гораздо легче, чем на родине.  

- На всех ваших работах есть люди – они же персонажи ваших сказок. Кто они? Как они были выдуманы?

- Все персонажи появляются в творческом порыве абсолютно спонтанно. Часто это довольно понятный образ человека, иногда - это сюрреалистические фантазии, как будто образы из сна… или из каких-то иных миров, далеко уходящих за рамки восприятия земного человеческого разума.

- Почему в ваших работах нет реальных людей?

- Мне, если честно, не интересно работать с портретами реальных людей, но иногда они бывают, но совершенно случайно. Нарисуешь персонажа, а потом видишь, что он похож на кого-то. Так случайно мы кого только не рисовали - и Путина, и Мао Цзэдуна, и Ющенко, и Алена Деллона, и Джеки Чана; часто это бывают наши знакомые и друзья - абсолютный сюр!

- Что входит в поле ваших работ?

- Как мы начинали со стен 15 лет назад, так стены и остаются приоритетным полем нашей деятельности.

Также за последние несколько лет стали больше работать на холсте и с графикой.

- Не думали ли вы о создании мультипликационного фильма?

- Пока нет, не уверен что когда-либо задумаемся. 

- Этот вопрос, наверное, вам надоел, но объясните обычному прохожему, как вы вдвоем научились рисовать практически идентично?

- Рисуем мы не совсем идентично, любой, кто более-менее знаком с нашим творчеством, видит разницу. Примерно 90% созданных за 14 лет работ на стенах - это совместные работы, удивительно было бы, если бы не было между нами сходства.

- В одном из интервью вы говорили, что когда еще были Инжиниус Кидс, вам надоели шрифты, так и появились Казки. Простите, вам не надоели Казки? Будет ли что-то новое? Я также читал в интервью Аrrested Мotion, что для вас Казки - это образ жизни или даже в своем роде эволюция. Однако, возможно, ваш потенциал скрывает что-то еще более красивое.

- Я думаю, что стилистика, в которой мы работаем, не исчерпала себя, наоборот - она постоянно меняется и совершенствуется. Я для себя открываю всё новые и новые горизонты, работать в этом направлении можно бесконечно. Всё идёт своим чередом, возможно, мы придём со временем к чему-то абсолютно новому.

- Сколько у вас всего работ в мире?

- Если честно, то мы не считали. Многих работ уже нет. На данный момент больше всего существующих работ в США.

- У вас есть любимые киевские работы?

- Обычно последняя работа самая любимая. Вот, например, моя любимая работа в Киеве - это прошлогодняя коллаборация с французом Жюльеном Малланом ака Seth на фасаде одного из корпусов Могилянки.

Работа на фасаде Могилянки. Фото: Facebook Владимира Манжоса

- Над чем вы работаете сейчас?

- Cейчас мы вернулись из длительной поездки по Италии, где готовили выставку.

В ближайшее время будем заниматься цветным принт-эдишеном, совместно с итальянской студией Studiocromie.

- Сейчас у вас очень много заказов: как происходит приоритетный отбор?

- Мы уже давно не работаем с заказами в коммерческом понимании. Мы занимаемся творчеством. В творческих проектах отбор тоже есть, т.к. предложений бывает очень много. Выбираем в первую очередь интересные в творческом плане локации в интересных местах и странах. 

- Расскажите о технике безопасности во время рабочего процесса, солнечных ударах например и общении с местными жителями.

- Слава Богам, солнечных ударов не было, хотя мы очень много работали на солнце в очень жарком тропическом климате. Особенно жёстко было в Сьюдад-дель-Кармен, на побережье Мексиканского залива в Мексике. Стена была весь день на солнце и температура иногда достигала наверное градусов 45, плюс ужасная липкая влажность, от которой даже краска в тени не сохла, особенно после ночных тропических ливней.

Мы прикрывали рабочую площадку подъёмника пляжными зонтами и было бы всё очень классно, если бы не рынок рядом, с мясным и рыбным отделами, от которых на такой жаре несло такой трупной вонью, что можно было свалиться с подъёмника.

К тому же в метрах пяти от стены, как раз на высоте, где мы работали находилось несколько линий электропередач и нужно было всегда следить, чтоб не въехать туда.

В общем, в Мексике отношение к технике безопасности своеобразное, зато вот в следующей точке на маршруте, сразу после Мексики, в холодном американском Детройте, отношение к технике безопасности очень и очень строгое - на нас сразу напялили каски и кислотные жилетки, обули в тяжёлые жёсткие ботинки, в которых сложно было передвигаться, а стена при этом была высотой до 3-х метров.

Фото: Martha Cooper

А затем снова в тропики Майами, где нам снова приходилось сходить с ума от жары и прятаться от солнца под зонтами. Это было здание, где мы делали роспись со всех его 4-х сторон и, за исключением одной из сторон, которая солнечная, было вполне терпимо. Солнечная сторона здания примыкала к соседнему зданию, поэтому с подъёмника невозможно было её достать. Приходилось в течение недели работать с туры высотой в 3 этажа на раскалённой чёрной крыше старого здания на солнце, где нет ни единого ветерка. Это были наверное самые сложные условия, в которых я когда либо работал.

С местными жителями всегда интересно пообщаться, особенно если это мексиканский художник, специалист и знаток культуры майя. Говорил он одному из нас довольно глубокие вещи, вроде "А где здесь твоё сердце? Когда ты рисовал вот ту штуку, где было твоё сердце?", намекая на то, что не техническое исполнение работы играет решающую роль в произведении.

- Где вы живете?

- Мы живём в Киеве.

Планы работ по Украине?

- Никаких планов. Последние несколько лет мы практически не работаем в Украине, к сожалению.

- Почему?

- Так сложилось, что то, что мы делаем, практически не востребовано в Украине, но очень востребовано за границей. Если иногда и приходили какие-то предложения с Украины, то у нас не было времени ими заниматься.

- Поговорим о легальности такого творчества: как в каких странах принято, где больше проблем?

- Трудности всегда с городскими властями. Есть места, где идут навстречу, выделяются средства из бюджета города на подобный апгрейд городских стен или даже целых районов, особенно это развито в США. Есть города, в которых вообще нет возможности рисовать на стенах. Но вообще-то мы художники, а выбиванием разрешений занимаются организаторы, которые нас приглашают.

Фото: Facebook Владимира Манжоса

- Кого из украинских художников вы можете выделить?

- К нашему большому сожалению, Украина настолько далека от культурных процессов, происходящих в мире, что говорить о каких-то достижениях и выдающихся художниках не приходится.

Показательный случай произошёл весной 2014-го, когда на одном из фасадов на Андреевском спуске работали французский и украинский артисты Жюльен Маллан Seth и Алексей Kislow. Так называемая киевская творческая интеллигенция очень негативно и бурно отреагировала на происходящее.

Подобную реакцию я встречал наверное только в Москве, да и то это были не совсем адекватные старушки.

- Кто ваш рядовой заказчик за границей?

- У нас нет заказчиков. Есть коллекционеры, которые покупают наши работы.

- Что вас вдохновляет: книги, музыка, религия? Что вы слушаете, читаете?

- Вдохновить может что угодно, бывают и книги, и музыка, но чаще это природа и культура разных народов. Я люблю слушать электронную музыку 1970-1980-х, kraut-rock, ambient, cinematic, neo classiс, также латиноамериканскую кумбию и индуистские мантры.

Читаю ведическую духовную литературу, также материалы по славянской и арийской культуре, о прошлом нашего народа. Интересуюсь не академической историей и всем, что связано с истинным положением вещей в мире.

"Journey through Sade Sati", Kairalinagar, Varkala, Kerala, India

- В каких странах отношение к уличному искусству благоприятнее?

- В Мексике – стране, в которой зародился мурализм, отношение соответствующее. Это часть их истории и культуры, поэтому и власти и местные жители всегда позитивно воспринимают уличное искусство. А вот в США это целая индустрия, которая очень активно развивается и продвигается со стороны властей и бизнеса.

- Почему в Украине с этим так плохо? Не могу сказать, что у нас есть культура понимания  уличного исскуства… 

Как я сказал уже выше, у нас не сильно это востребовано, в виду многих причин. Если даже не брать во внимание политические и экономические причины, то в Украине предпочтут нарисовать на фасаде рекламу, а не какой-то арт.

Здесь есть только один выход - делать всё самому и за свой счёт, но уверен, что и в этом случае проблем будет очень много.

- Вы ностальгируете по Украине?

- Да, конечно, но только до того момента, как самолёт приземляется в Борисполе, сразу накатывает волна депрессии. Начинает угнетать атмосфера какой-то безисходности.

- В чем эта безисходность проявляется?

-  Проявляется она в том, что ты ничего не можешь в этой стране - система так устроена, что человек не имеет права ни на что.

- Вы пересекаете страны и материки, словно моряки. Что это за жизнь? Вам она нравится?

- Да, это очень захватывает и вдохновляет, каждое новое место - это новая культура, новые люди, другие обычаи, другая кухня. Мы уже привыкли к такому кочевому образу жизни, иногда кажется, что я мог бы так кочевать бесконечно.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

13.11.2018, 22:22
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus