Миша Родионов: С точки зрения классического музыкального образования, я – лох

Музыкант, более известный как солист группы The Retuses, - об отношениях с Киевом, ощущении одиночества на сцене и идеальных городах
Фото с Facebook Саши Пролетарского
15 октября 201514:40

"Представитель московской ламповой интеллигенции", - так, любя, музыканта Мишу Родионова называет одна из моих подруг. И, действительно, музыка Миши как будто из другого времени. Музыкальный вундеркинд-самоучка записывает свои песни дома, на диктофон, в полном одиночестве. Непривычное для наших широт лоу-фай звучание делает эту музыку по-особому близкой и теплой – идеальный саундтрек для октября. 

Ровно год назад, совершенно неожиданно для поклонников, да и для самих музыкантов, Миша распустил свой коллектив The Retuses, который прославился исполнением песен на стихи Есенина. С тех пор Родионов выступает один.

24 октября сольный концерт Миши Родионова состоится в Киевском клубе ATLAS.

INSIDER поговорил с музыкантом об его отношениях с Киевом, ощущении одиночества на сцене и идеальных городах.

- Чувствуется, что с Киевом у вас особая связь. Вы проводите здесь время после концертов, записываете лайвы на киевской студии. Что вас привлекает в этом городе?

- Да, киевская публика всегда меня круто поддерживала. Здесь всегда чувствуется какая-то отдача от зрителей, поэтому концерты в Киеве я особенно люблю. Да и сам город приятный, он не такой перенаселенный и шумный по сравнению с Москвой.

- На вашем прошлом концерте в Доме архитектора у меня создалось ощущение, что вы абсолютно комфортно себя чувствуете, выступая сольно. Были моменты, когда вы жалели о своем решении распустить группу?

- Уже прошло довольно много времени, я, можно сказать, довел до автоматизма некоторые вещи в программе, следовательно, стал более раскрепощенным. Но бывают концерты, когда вроде все ok, но все почему-то валится из рук, я зажимаюсь и ничего не могу поделать с этим - не чувствую себя комфортно что ли… А комфорт на сцене - очень важная штука для меня.

Жалел ли я? Наверное, да. Не только потому, что с группой играть легче, нет. Меня многое связывало с ребятами, у нас были не только профессиональные отношения, они поддерживали меня, когда у меня был жесткий период в жизни.

- Что было для вас самым необычным и самым непривычным на сцене после стольких лет командной игры?

- Самым непривычным, наверное, было выступление, когда я играл с температурой 40. Я обычно сосредоточен и в себе, а в тот раз весь концерт плясал босиком на сцене, как-то взаимодействовал со зрителями - короче, делал все то, чего никогда не делаю.

- Вы предполагаете, что рано или поздно возьмете в команду кого-то еще?

- Конечно. Но я не хочу искать сессионщиков, не хочу играть с музыкантами, которые будут исполнять песни с партитур.

Хочу найти людей, с которыми я буду на одной волне, у которых взгляды на творчество совпадут с моими, с которыми играть будет просто, по фану.

- Сейчас на афишах по-прежнему значится The Retuses.  Когда-нибудь наступит момент, когда вы будете готовы отказаться от этого имени?

- Это не принципиально. С одной стороны - да, это мой проект, я в нем варюсь уже восемь лет, суть остается прежней: я как записывался один, так и продолжаю записываться, как писал инструменты в своей комнате, так и пишу сейчас.

С другой стороны, я понимаю, что мы живем в мире тегов, и, по сути, ничего не изменится, окажись на афише the retuses или какое-то другое имя/название, просто какой-то процент людей это упустит.

Фото предоставлено пресс-службой Родионова

- На сцене вы одновременно играете на многих инструментах. А какой из них первым покорил ваше сердце? И что вдохновляло научиться игре на каждом последующем?

- С точки зрения классического музыкального образования я - лох, да и я не могу сказать, что действительно "умею" играть на всех инструментах, которые использую. Я до сих пор осваиваю их и учусь играть, иногда даже в процессе записи.

Я считаю себя дилетантом и нисколько не стыжусь этого, мне, может быть, очень повезло, что я в свое время не оказался в музыкальной школе. Повезло, что не познал все прелести сольфеджио и всего такого, что порой может не только отбить желание заниматься музыкой, но и вообще творить.

Я начинал с гитары, мне было 13 лет, занимался с преподавателем какое-то короткое время и "перегорел", чуть не бросил все это дело как раз таки из-за сольфеджио. Где-то еще через год, не понятно с чего, я все-таки решил продолжить учиться, но уже самостоятельно.

Помню, я продал свой скейтборд и в тот же день купил электрогитару. Играл по самоучителю, запоминал аккорды, ничего особенного.

Потом начал что-то пиликать на синтезаторе, который моя мама купила себе. Параллельно осваивал музыкальные редакторы, потому что играть всякий раз какие-то каверы мне казалось чересчур скучным и хотелось творить, создавать что-то свое. Так как моя мама когда-то закончила музыкальную школу по классу баяна, я решил и его использовать в записях. Спустя еще какое-то время я довольно быстро освоил укулеле и флейту. А как-то раз мне приснился сон, где я играю на трубе Elephant gun, и я решил: почему бы и нет?

В итоге я выпросил у родителей инструмент, а они записали меня в музыкальную школу. Мне поставили дыхание и показали элементарную пальцовку, занимался я там где-то месяц и в итоге опять – "перегорел". Дома я подбирал на слух какие-то песни, бесил соседей, пытался прописывать трубу в музыкальных редакторах и, вроде бы, что-то из этого вышло. Тогда я окончательно понял, что модель классического образования вообще не работает в моем случае.

- Как скоро можно ждать сольный альбом Миши Родионова? Уже понятно, каким он будет?

- Новый альбом будет точно другим. Не таким, как те, которые я выпускал ранее. Он будет сложным именно по сюжетной части, я с таким еще не работал.

Дедлайнов себе не ставлю, в этот раз я в свободном плавании. Поэтому по срокам выхода пока что ничего конкретного не могу сказать. Материала много, сейчас где-то на полтора часа. Нужно еще многое написать и еще больше отсеять.

- Кажется, что идеальный для вас зал – камерный. Но в Киеве вы играли в очень разных – Малая опера, Зеленый театр, Дом архитектора, теперь будет ATLAS.  Вы ощущаете разницу, когда выходите на сцену?

- Сейчас мне комфортнее всего играть на сидячих площадках. Да и музыку я играю далеко не танцевальную, или же я просто не знаю, как под нее плясать.

Разница в площадках есть, конечно. Но часто все решает именно взаимодействие с залом. Иногда я могу вообще ничего не говорить аудитории весь концерт, зрители могут быть очень тихими - и удивительно, но концерт удастся. Я все-таки не тот артист, который будет скакать по сцене и кричать: "Эй! Олимпийский! Я не вижу ваших рук!" - меня иногда вообще пугает внимание ко мне, и я не могу понять этого.

- Во время нашей прошлой встречи вы рассказывали о своей идее создать сайт для творческих коллабораций. На какой стадии она сейчас находится?

- Все остановилось, видимо, я как-то сейчас по-другому расставил приоритеты. Вообще, в последнее время я стал много рисовать, бывает неделями сижу - с утра до ночи. Что-то из нового я постил недавно на свой Tumblr.

- В какой части мира вы мечтали бы сыграть и почему?

- Мне вообще нравится идея совмещения тура с путешествиями. Не могу назвать чего-то конкретного, но играть и смотреть мир - это здорово. Если бы не музыка, я много где никогда не побывал бы.

- Вам бы хотелось жить в другом времени, если да, то в каком и почему?

- Рубеж XIX-XX века. Пожал бы руки своим вдохновителям, кое с кем подрался бы, может быть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Сергей Бабкин: Очень хочется, чтобы о группе 5’nizza осталась правдивая история

Партнер рубрики - клуб "Atlas"

 

 
Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

13.11.2018, 12:09
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 16 сентября 2019

    Строительный конфликт в Киеве с участием "Правого сектора" и "Азова": что случилось

     
    • 12 сентября 2019

    Двоє військових загинули в зоні ООС

     
    • 11 сентября 2019

    Освобожденные пленные получат от правительства по 100 тыс грн

     
    • 11 сентября 2019

    Это была вполне продуманная грубая операция, разрабатывалась длительное время, - Сущенко о задержании

     
Система Orphus