Герой ЛГБТ-фильма "Круг": Нам не нужны особые права. Мы просто хотим такие же, как у всех

Эрнст Остертаг об экранизации их с Робби совместной жизни, борьбе за ЛГБТ-права и реакции общества
Робби Рэпп и Эрнст Остертаг. Фото: David Heerde/bz-berlin.de
7 ноября 201414:00

В 1940-х годах в тогда уже либеральном Цюрихе возник подпольный журнал "Круг" (Der Kreis), ставший рупором ЛГБТ в нескольких странах. Журнал печатался на нескольких языках и распространялся окольными путями. Примерно в то же время в Цюрихе был создан клуб для сексуальных меньшинств Theater am Neumarkt, в котором собиралось ЛГБТ-сообщество.

Именно здесь, около полувека назад познакомились детский учитель Эрнст Остертаг и выступавшая в Theater am Neumarkt травести-дива Робби Рэпп.

В 2003 году Робби Рэпп и Эрнст Остертаг стали одной из первых гомосексуальных пар во всем мире, кто официально оформил свой брак. В рамках кинофестиваля “Молодость” был представлен фильм "Круг", в историю которого легла любовная и драматическая жизнь двух героев.

По сюжету, в сущности повторяющему реальные события тех лет, Робби и Эрнст после знакомства на вечеринке долго были вынуждены скрывать свои отношения ото всех, кроме сообщества журнала.

Само издание было чем-то наподобие глотка свежего воздуха для гомосексуалистов во всей Европе и даже в Америке. Но либеральные и счастливые 1950-е закончились с убийством одного из членов клуба – тогда в жизнь Робби, Эрнста и их знакомых вмешалась полиция. По законам Швейцарии, в отличие от соседней Германии, гомосексуализм не считался преступлением. Но полиция использовала данные "переписи" по своему усмотрению: шантажировала, запугивала, избивала, обнародовала. Последнее означало потерю работы, "легальной" семьи, доверия в обществе. Не все выдержали это испытание.

Фильм "Круг" вошел в ЛГБТ-программу Sunny Bunny кинофестиваля "Молодость" – ту самую, предположительно из-за которой сожгли кинотеатр "Жовтень", и показы которой сорвал "Правый сектор" в "Кинопанораме". В прошлом году показы программы вызвали протесты активистов и сопровождались сожжением радужных флагов.

INSIDER посмотрел премьеру фильма, а после поговорил с Эрнстом Остертагом о борьбе за свои и ЛГБТ-права, об официальном оформлении брака, о фильме и многом другом.

Робби Рэпп сопровождал своего спутника и, хоть и был немногословным, во всем его поддерживал.

- Правда ли, что вы были первыми мужчинами в Швейцарии, намеревавшимися оформить ваш брак официально?

- Да, в целом мы были первыми, но не во всей Швейцарии. До нас в 2001 году поженилась еще одна пара в Женеве - это кантон Швейцарии (крупная территориальная единица наподобие области, - ред.). Но они представляли общину французов. У них другие законы.

Этот прецедент у них не имел такого значения, как наш. А в Цюрихе (где поженились Робби и Эрнст, - ред.) согласились "подтолкнуть" развитие ситуации. В кантоне Цюриха приняли соответствующий закон в 2002 году.

Но были верующие и партии, которые инициировали референдум против гомосексуальных браков. В Швейцарии всегда голосуют в таких случаях. И на этом референдуме 57% людей проголосовало за этот закон. И вот уже по нему мы были первой парой, официально оформившей брак.

- Вспомните, пожалуйста, какой была церемония бракосочетания.

- Это была многолюдная церемония, потому что она стала первой в своем роде. Только представителей СМИ было около 100 человек – тележурналисты, радиорепортёры. Был мэр Цюриха, и именно он хотел, чтобы мы стали первой парой, потому что мы до этого боролись за свои права в СМИ. Он сказал: вы должны быть первыми, потому что вы знаете, как вести себя перед телекамерами.

Церемонию провели со всеми традиционными атрибутами, кроме венчания в церкви. Церковь не захотела провести обряд. Ни протестантская, ни католическая.

Мы сказали себе, что у нас будет такая же церемония, как у всех.

Были кольца (улыбается, - ред.). И я сказал Робби: да, я хочу, чтобы ты стал моим мужем. Нашу свадьбу показывали в прямом эфире в каждом городе и селе, даже в горах, не важно, как далеко. И после свадьбы мы продолжали жить как супруги – так же, как жили 47 лет до этого.

Это событие стало сигналом и для церквей. Позже протестантская церковь изменила свое мнение, и некоторые пары стали проводить церемонии в церкви. Но только не в католической.

Эрнст Остертаг, Робби Рэпп и продюсер фильма "Круг" Иван Мадео. Фото: пресс-служба "Молодости"

- Чувствуете ли вы себя теперь абсолютно свободными? И что еще нужно сделать для защиты прав таких пар, как вы?

- Нам не нужны особые права, нам нужны такие же права, как у всех людей. Что это означает: сейчас мы не можем усыновлять детей. И мы не можем воспользоваться услугами суррогатной матери. Гетеросексуалам это по закону разрешено, а нам - нет. Мы хотим бороться за это право, за одинаковые законы для всех.

- Что вы подумали, когда режиссер предложил вам снять фильм о вашей жизни? Вам сразу понравилась эта идея?

- Все было наоборот. Это у нас появилась идея сделать фильм о себе. Дело в том, что журнал и организация "Круг" скоро могут быть позабыты. Когда мы умрем, никто не будет о ней говорить. Поэтому мы решили, что хотим снять фильм - чтобы люди помнили, что "Круг" существовал.

Мы разыскали продюсера Ивана Мадео и сказали ему: "Смотри, есть вот такая история. Это было так-то и так-то. Существовала такая организация - "Круг". Он ответил, что никогда о такой не слышал. Мы много раз говорили с ним о фильме. И, в конце концов, он сказал: я хочу снять его, но нет режиссера.

Он долго искал и нашел Штефана Хаупта, с которым мы уже были знакомы. Дело в том, что когда мы в первый раз задумались о фильме, мы просили Штефана быть режиссером, но он ответил, что у него нет времени – он в тот момент работал над другими картинами.

Через несколько лет Иван снова попросил его, и Штефан согласился. Так мы получили режиссера.

- Сценарий вы написали сами?

- Нет, сценарий писал режиссер и другие сценаристы. Но они давали нам его читать, и мы могли сказать: характер вот этого героя нужно показать по-другому. Или вот этот момент исторически неправдив, его нужно исправить.

Мы вместе читали сценарий, и он состоял из приблизительно тридцати книг! И все из-за того, что он постоянно менялся (улыбается, - ред.).

- Насколько тематика фильма была близка режиссеру и команде?

- Почему мы вообще решили снять этот фильм. Когда режиссер Штефан Хаупт стал с нами работать над историей, мы думали: важно ли нам, чтобы режиссер тоже был гомосексуалистом? Сможет ли он достоверно показать историю? (Штефан – гетеросексуал).

Но мы поняли, что сексуальность здесь совершенно не важна. Важно другое: мы рассказали историю о любви. О праве каждого из нас любить кого-то и ощущать себя полноценно, счастливо. Это право человека. Поэтому мы решили снять историю, не привязываясь к сексуальной ориентации.

Актеры фильма "Круг" Маттиас Хунгербюлер (слева) и Свен Шелкер (справа) с настоящими героями истории Робби Рэппом (второй справа) и Эрнстом Остертагом. Фото: funkhauseuropa.de

- Считаете ли вы себя первыми борцами за права ЛГБТ-сообщества во всем мире? Еще до Харви Милка?

- Нет-нет. Были такие люди, как Рольф, образ которого вы видели в фильме (идеолог и издатель журнала "Круг", - ред.). Он был нашим близким другом. Он боролся еще до нас.

А до него были другие борцы за права таких, как мы. Вообще-то еще в 1836 году швейцарский автор опубликовал книгу под названием "Эрос", о любви между мужчинами в Греции. По его теории, такое явление подавлялось еще со времен античных греков.

И до сих пор гомосексуальность – часть реального мира. Должно быть, это часть природы. Иначе это явление давно бы исчезло. А так как это – часть природы, она не может быть признана грехом, вылечена как болезнь и не может преследоваться как преступление. Это мнение автор тоже опубликовал в своей книге.

Но люди ее выбрасывали, уничтожали, говорили – это неправильно. И осталось лишь несколько экземпляров.

- Вы были учителем и, как мы узнали из фильма, рекомендовали своим ученицам читать Альбера Камю, Симону де Бовуар и так далее. Каким был контент журнала "Круг", что публиковалось?

- Журнал был литературным и издавался на трех языках. В нем была гомоэротическая литература: поэзия, новеллы, сценарии театральных спектаклей.

- А произведения для журнала писали вы, Эрнст?

- Нет. Я написал только несколько новелл и поэм. Но у нас было много авторов, писавших по-немецки, по-английски и по-французски. Они не могли свободно публиковать свои гомоэротические произведения, поэтому отдавали их в "Круг".

- Это были неизвестные авторы?

- Нет, довольно известные люди. Они публиковали произведения под псевдонимами. Один из них – известный англоязычный автор Джулиэн Грин. Автором из Франции был Жан Кокто. Еще были поэмы известного писателя Штефана Георга, умершего в 1933 году.

Кадр из фильма "Круг"

 

- То есть это был своего рода гомосексуальный арт-альманах?

- В некотором роде - да. Нигде больше нельзя было прочитать такую литературу. И главной идеей было показать гомосексуалистам Швейцарии, что у них есть искусство.

Снаружи, в обществе, мы чувствовали, что гомосексуальность вне закона. Но у нас есть сильное течение в искусстве, которое берет свое начало еще у греков, и существовало во все столетия до сегодняшнего дня. Это нужно было показать. И дать твердую почву под ногами людям, чтобы помочь им осознать и отстоять свою гомосексуальность.

- Насколько в психологическом плане было сложно рассказывать свою историю с экрана миллионам людей?

- Не очень сложно. Дело в том, что когда полиция зарегистрировала нас, и с нами произошло все то, что вы видели в фильме ("разоблачения", аресты, избиения в полицейских участках, самоубийства, - ред.), мы знали, что оказались где-то вне общества, на неправильной стороне.

Нам нужно было продолжать публично бороться за свои права и повторять им, что они делают неправильные вещи по отношению к демократии (директор школы для девочек, в которой Эрнст работал учителем, потерял семью и застрелился после того, как полиция рассказала его супруге о его гомосексуальных связях, - ред.).

И на этом пути мы уже привыкли выступать, обнажать свою жизнь перед обществом, говорить, что мы – гомосексуалисты.

Но мы не могли так поступать до тех пор, пока я был учителем. Уже после того, как я ушел на пенсию, я смог делать это публично. До того я написал много вещей, но под псевдонимом.

Сцена из фильма "Круг"

 

- По прошествии многих лет, в либеральных 1990-х, вы опасались, что общество не поймет и не примет вас?

- В 1990-х ситуация уже изменилась. Даже в школе мои коллеги как-то сказали мне: "Мы догадываемся, что вы живете вместе с другом-мужчиной, почему вы не приведете его в школу, на экскурсию? Вы всегда приходите один. А мы приходим с супругами. Пожалуйста, приходите с вашим парнем".

Мы с Робби так и сделали: пришли вместе. Но это было всего лишь за три года до моей пенсии.

Но сейчас общество более открытое. В школе многие учителя приходят с подругой или другом. И никому до этого нет дела.

- Сейчас Украина сталкивается с проблемами, подобным тем, которые вы пережили в Швейцарии в 1960-1970-е годы. Что вы можете посоветовать молодым людям, зрителям, которые пришли сюда исключительно на премьеру вашего фильма? Многие из них напуганы и растеряны.

- Очень сложный вопрос. Единственное, что мы можем посоветовать, - вы можете постараться найти других представителей нетрадиционной ориентации, с которыми сможете общаться и создать что-то наподобие сообщества, сформировать небольшую группу. И даже попытаться издавать журнал или что-то в этом роде, чтобы он мог продаваться хотя бы в книжных магазинах. А в условиях демократии это должно быть возможно.

Мы были в ваших церквях и увидели, что украинцы гораздо более религиозны, чем мы. В 1950-х годах у нас в Швейцарии была похожая ситуация. Потом влияние церкви уменьшилось, и как только это произошло, принятие гомосексуальности возросло.

Но против церкви воевать нельзя. Вы можете бороться за открытый разум и принятие христианского утверждения: любовь не может быть грехом. Если христианин говорит: эта любовь греховна, значит, это не христианин.

И мы уверены, что вы сможете найти служителей в ортодоксальной церкви, которые вас поймут. Вы можете постепенно контактировать, говорить с людьми. И они поймут.

Редакция выражает благодарность за помощь в организации пресс-секретарю кинофестиваля “Молодость” Марии Глазуновой и координатору программного отдела кинофестиваля Bohdan Zhuk.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

16.11.2018, 12:49
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus