Раду Поклитару о репетициях: "Есть счастливые хореографы. Я - из несчастных"

"Человек искусства не должен обладать банальностью мышления"
30 декабря 201317:00

Имя Раду Поклитару широко известно не только любителям современного балета, но и многим украинским телезрителям благодаря танцевальному шоу, где он исполняет роль требовательного, но справедливого члена жюри.

Этим летом поклонников творчества Поклитару потрясла новость: единственный в своем роде "КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТ" может прекратить существование, а часть артистов покинула труппу. Но хореографу удалось выстоять, и в новом театральном сезоне на сценах Украины с успехом идут постановки "Кармен.TV", "Двое на качелях", In Pivo Veritas, "Квартет-а-тет", "Дождь", "Болеро", Underground, "Щелкунчик", "Лебединое озеро".

На творческую встречу с Раду Поклитару пришли знатоки балетного искусства, журналисты и почитатели его таланта. Атмосфера в киевском арт-клубе Freud House, где проходило общение, была непринужденной и даже домашней.

Хореограф с удовольствием отвечал на все вопросы и много шутил. Говорил о своем детище и учениках. Поделился размышлениями о классическом и современном балете, профессионализме и таланте, успехе и неудачах. Рассказал о том, чем приходится жертвовать ради творчества и как рождаются постановки.

INSIDER составил конспект творческой встречи и публикует самые интересные ее моменты.

О классическом и современном балете

Я ставил балетные красивые штучки на пуантах. И мне нравилось. Однажды мне пришел заказ от Киевского балетного училища. Я говорю: я не умею. – А ты попробуй! Балет не лучший на самом деле, но по тем временам я его поставил.

Когда я его посмотрел… Это намного эмоциональнее, ярче, чем просто красивые балетные "узоры". Сюда побежала, туда побежала. И я решил переквалифицироваться. Но я никогда этому не учился.

Все говорят, что я ставлю модерн. Никакой это не модерн. Это просто какой-то свой язык, который я вырабатывал в течение последних 15 лет.

В основе лежит классика все равно. Все выстроено по системе классического танца, плюс странные позиции, руки, эмоциональность, средства выразительности, можно кричать, можно плакать, если надо.

О репетициях

Есть счастливые хореографы, есть несчастные. Я - из несчастных. Счастливый хореограф приходит в зал, у него написаны все движения от А до Я. И он не волнуется…

Я же прихожу в зал и никогда не знаю, что мне делать. Первые репетиции всегда – ужас. Я чувствую себя бездарью. Мне кажется, что вот сейчас я стану в пробку и ничего не выйдет. Но потом артисты отдают свои души и эмоции, и все идет.

Об успехе

Если говорить о карьерном росте, я знаю хореографов, которые в этом возрасте достигли намного большего, и знаю огромное количество хореографов, которые достигли меньшего. И по уровню театров, и по количеству зрителей.

Успех – это не обязательно для счастья. Есть замечательная фраза у Гофмана: в этой жизни надо делать только то, что дается тебе легко. Но делать изо всех сил. Мне это понравилось в юности, и я понял, что не имеет смысла пытаться делать то, что другие умеют делать лучше тебя.

О своем танцевальном прошлом

Когда я заканчивал училище, у меня было ощущение, что я могу сделать карьеру. На самом деле я пришел в театр, у меня были очень ограниченные физические данные. У меня не было шага, подъема, что надо для принцев.

Я танцевал всякую "нечисть": злых бабок-волшебниц, кощеев бессмертных, волков. И в кордебалете стоял. Заместитель директора Кишиневской оперы целую ночь уговаривал меня бросить танцевать и приехать главным балетмейстером в Кишинев. И я подумал: а что, собственно, терять?

Меня вообще не тянет на сцену. Совершенно. Ни капельки. Я спокойно сижу в зале, мне нравится. Я обожаю выходить на поклоны.

О Владе Троицком и конфликте в Музыкальном театре на Подоле

Влад уже много раз заявлял, что он не собирается ничего там рушить. Просто параллельно будет развивать еще какую-то деятельность. Пока ничем он это не опроверг. Никакими делами.

Я постоянно пытаюсь там всех успокоить. Я был худруком театра до Влада. Мы спокойно передали друг другу права. Без претензий. Мне хочется, чтобы театр нормально функционировал, существовал. Мне кажется, что весь этот ажиотаж, эта истерия…Чем раньше она уляжется… - уже сейчас немножко улеглась, - тем проще будет дальше работать. Я очень люблю людей, в этом театре работающих.

 

Влад сможет замечательно делать экспериментальные вещи. В театре много хороших спектаклей для самых маленьких детей, а вот для детей постарше, которым "Буратино" или "Зайчик-почтальон" уже не так интересны, почти ничего нет. Он - худрук. Он не обязательно главный режиссер, который должен ставить все. Он мог бы приглашать других режиссеров, которые бы заполняли эту нишу на хорошем уровне.

Он - хороший организатор. И "Гогольфест", который год без единой копейки от нашего государства он проводит… Я так деньги не умею находить.

О таланте и профессионализме

Можно быть хорошим ремесленником (ответ на вопрос INSIDER, может ли не очень талантливый человек быть профессионалом, - ред.). Человек может сделать. Ему сказать: "Вот - детский коллектив. Надо поставить номер "Елочке холодно зимой". И он это сделает. Это не будет шедевр. Но дети будут танцевать вместе, музыкально. Будут менять рисунки и движения. Это - ремесленник.

У меня в балете точно все ремесленники (о танцовщиках, - ред.), но с течением времени кто-то выбивается в художники. Проходит время и они открываются. Я помню ребят, которые пришли… танцуем и ладно. А сейчас смотрю, у меня челюсть отваливается. Я понимаю, что я к этому как-то причастен, но это взаимная работа - их и моя.

Все люди, которые прошли через КМБ, они как профессионалы выросли на несколько голов. Часть улетает, часть остается. Было бы не так обидно, если бы человек, состоявшись как профессиональный танцовщик, нашел бы себе какое-то применение. Такие случаи тоже были.

Но очень обидно, когда человек рос-рос до уровня определенного, потом уезжает на корабль в подтанцовку. Это то же самое, что крупный топаз поместить в простую оправу из алюминия.

О жизненном опыте на сцене

В большинстве случаев мы должны себе создать эмоции. Театр требует пиковых эмоций. Лично то, что я создаю, очень надеюсь никогда не испытать. Я могу себе представить, как это должно быть. И раскачать артиста до того состояния, когда он это сыграет.

Очень редко показываю актерскую задачу, мне интереснее рассказать и посмотреть, как человек это делает. Редко приходится включать Марлона Брандо. Я не люблю этого делать.

О финансировании театра

Вы пробовали арендовать театр в Киеве? Знаете порядок цен?

Даже если придет много людей, это все равно дорого. Несмотря на то, что последний "Щелкунчик" в Киеве, который был 30-го и 31 декабря 2007 года (последний показ этой постановки на большой сцене в театре имени Ивана Франко, - ред.), собрал переаншлаг, но даже в этом случае мы единственный раз вышли в ноль. А делать билеты по 600 гривен - надо прекрасно понимать, что мы не гастролеры, мы - киевский театр, на нас никто не придет. У нас и так самые дорогие билеты (сейчас "КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТ" работает на базе Киевского муниципального академического театра оперы и балета для детей и юношества на Подоле, - ред.).

 

 

Есть стационарные театры, которые получают дотации от государства либо от муниципалитета. У них есть сцена, они за нее не платят. Есть звук, свет, они за них не платят.

Когда ты приходишь с арендой в театр, на тебя взваливают "всех собак". Аренда сцены – раз, за поворот зашел – монтировщики – два. Другой поворот – свет – три. Гардеробщицы, билетеры. И набегает такая сумма, что тебе как человеку, не владеющему этой сценой, чтобы выйти в ноль, нужно продать полный зал, причем по билетам, цены на которые выше, чем средняя покупательная способность в нашей стране.

Я заинтересован в том, чтобы не было "убыли". А если снимать национальный театр, то это будет "убыль".

О достижениях в уходящем году

Два значимых события. Первое – мы наконец поставили "Лебединое озеро", которое я вынашивал очень-очень долго, напрягли всех и вся, в том числе и финансово, но мы сделали этот праздник, я очень доволен, что он появился. Бесконечно востребованный спектакль. Получилось не стыдно.

Второе – я собрал волю в кулак, сказал себе: "Не раскисай, тряпка! Надо попробовать". И я не стал распускать театр. Сделал кастинг. Было невероятное количество людей. Я набрал девять новых артистов взамен ушедших. И вот мы с 8 сентября не отменили ни одного спектакля, хотя каждый раз это, как премьера.

Я когда "Щелкунчик" поставил, посмотреть, кто у меня остался где – "о поле, кто тебя усеял мертвыми костями!". Спектакля нет. И мы его ставили заново.

8 интересных высказываний Раду Поклитару

У нас демократичный коллектив. Мы совещаемся, спорим, предлагаем варианты, а потом я решаю, как будет.

Талантливые актеры – они маниакально дисциплинированные. У меня есть актеры, которые приходят в 16:00 и два часа разогреваются (работа в КМБ начинается с 6-ти вечера, - ред.).

Отойдя на несколько лет от спектакля, я становлюсь сильно недовольным им. Я просто изменился. Я стал другой.

Одиночество я люблю, но его нет. Вокруг тебя постоянно люди. Когда я один, я могу что-то подумать, придумать.

Музыка всегда первична. Намного удобнее сразу ставить с учетом музыкального материала. Образы и хореография рождаются в зале. В музыку надо сначала влюбиться.

Человек искусства не должен обладать банальностью мышления. Развить можно, но должны быть предпосылки. Я сейчас читаю Раневскую, каждая фраза - абсолютно не банальна.

Я считаю, что в ситуации с моим театром я преследую власть. Но пока ничего не получается (о сложностях с финансированием "КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТ").

Зачем умирать за искусство? Это единственное, ради чего я существую. Единственное, что я умею делать.

Разделы :
Если вы заметили ошибку на этой странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

КОМЕНТАРІ

13.11.2018, 22:11
Добавить

ГЛАВНАЯ ПОЛОСА

    • 31 марта 2020

    Land Rover, Lexus и элитные часы: что задекларировал новый глава Минздрава

     
    • 31 марта 2020

    Авто за миллион гривен и наличные: что задекларировал новый заместитель Венедиктовой

     
    • 30 марта 2020

    Рада поддержала "антиколомойський" законопроект

     
    • 30 марта 2020

    Рада со второй попытки избрала руководителей Минздрава и Минстерства финансов

     
Система Orphus