Post не сдал. Как Игорь Смелянский пытается реформировать “Укрпочту”

INSIDER решил узнать, кому перешёл дорогу Смелянский, почему из компании после поднятия зарплат увольняются сотрудники и какой страна увидит почту уже в следующем году
3 листопада 201711:00

Игорь Смелянский возглавил “Укрпочту” в июле прошлого года. После Евромайдана госпредприятие сменило уже троих руководителей, нынешний был избран на открытом конкурсе. В кресло главного почтовика страны Смелянский переехал из удобного офиса международного консультанта KPMG на Манхеттене, где у него осталась жена и двое сыновей.

У гендиректора “Укрпочты” два паспорта: американский и украинский. По его мнению, это очень хороший предохранитель от коррупции. Говорит, мол, “нельзя мне воровать, проверяют постоянно, всё прозрачно до нельзя”. А вот скептики считают, что великий реформатор из Смелянского не получится, потому как в Украине ему и терять нечего.

Сам он категорически отказывается признавать вверенное ему госпредприятие стратегическим. Проводя аналогии с заповедью революционеров начала ХХ века: для победы нужно установить контроль над дорогами, мостами и телеграфом, Смелянский отмечает, что “Владимир Ильич тогда не знал, что появится эмейл, так что захват почты это последнее, что придёт в голову сделать при перевороте сегодня”.

С прошлой осени против главы украинской почты развернулась нешуточная информационная кампания. Со своими претензиями уже наведались и силовики. INSIDER решил узнать, кому перешёл дорогу Смелянский, почему из компании после поднятия зарплат увольняются сотрудники и какой страна увидит почту уже в следующем году.

 О деньгах и людях

 С главой “Укрпочты” договорились встретиться в 9 утра понедельника в киевском отделении №54 на улице Гончара. Смелянский выходит из служебной Toyota в 9:04. На лице радушная улыбка, в походке – неспешность уверенного в себе человека.

В отделении нам рады, однако перед большим начальством никто не заискивает. Времени на знакомство с персоналом пока нету, этому отделению, как и многим другим, не хватает рабочих рук.  В структуре “Укрпочты” занято 73 тысячи людей, но свободных вакансий всё еще много. Основная причина – невысокие зарплаты.

Смелянский рассказывает, что зарплатный фонд – это 75% бюджета компании, потому повышение “минималки” значительно ударило по финансовым показателям “Укрпочты”. Состоянием на 31 декабря 2016 года зарплатный фонд составлял 2,7 миллиарда гривен, а уже 1 января - 4,1 миллиард. В то время как предприятие в 2016 показало доход в 4,4 миллиарда гривен.

 В "Укрпочте" вскоре повысят зарплаты

При этом руководство компании решило вскоре повысить зарплаты, за счёт выравнивания структуры тарифов, оптимизации персонала и новой системы распределения средств. Отныне в Киеве начальник отделения будет получать до 14 тысяч гривен базового оклада, почтальон – 5 500 гривен, а оператор 7 500 гривен + индивидуальные премии.

Нововведения коснутся прежде всего сотрудников отделений и сортировочных центров в крупных городах, где объем работы в разы больше, чем на периферии. Смелянский такой шаг называет “борьбой с советской уравниловкой”.

 – За год я объехал все сортировочные пункты “Укрпочты”, собирал там сотрудников и спрашивал, как вам зарплату повышать: всем поровну или кто работает больше, тем больше? 75% говорили, что всем поровну.

По его словам, доходило до смешного: люди, узнав, что в соседнем цеху будут платить больше, подали заявления на увольнение, хотя им зарплату тоже повысили.

– На складе у нас получали 3 800 гривен, мы им сделали зарплату 5 тысяч, не маленькое повышение, правда? Что вы думаете, они сделали? Написали заявления на уход. Потому что в соседнем цеху 5 600, хотя там работают больше, грузят не бумаги, а посылки. Она оператор, я оператор, как это она будет больше получать? Ну и что, что у неё 20 тысяч посылок, а у меня 4? Это не важно.

 А вот чтобы сделать достойной зарплату для почтальонов в населенных пунктах с количеством жителей менее двух тысяч, новая команда “Укрпочты” готова идти на радикальные меры.

По статистике, в среднем на село приходится 2 конверта в день. Сейчас разрабатывается концепция передвижных отделений, когда у сельсовета будет арендоваться помещение на пару дней в неделю, в котором один сотрудник будет принимать платёжки. Второй с водителем на машине будет развозить корреспонденцию.

По статистике, в среднем на село приходится 2 конверта в день. Фото: Сегодня

– Украина это страна маленьких сёл, потому многие почтальоны устроены на неполный рабочий день – 0,2 или 0,3 ставки. В этом случае зарплата почтальона меньше, чем мы за него платим сборов и налогов: 640 гривен зарплаты, 704 гривен налог. В “передвижках” мы сможем платить людям нормальную зарплату, – объясняет Смелянский.

Кроме количества выполненной работы, условием для повышения зарплаты конкретному сотруднику будет соблюдение стандартов качества. Сначала все они проходят специальные тренинги, после этого начинается мониторинг работы “тайными покупателями”.

– После обучения мы разделяем персонал на зоны: зелёная – лучшие, это отделение входит в одно из таких, красная – люди, которые не способны меняться: “я хамила 20 лет, буду еще 20 лет хамить, пережила 10 директоров, переживу и вас” – это кандидаты на увольнение, и есть серая зона – с которыми нужно доработать.

Также Смелянский обещает лишать премии и увольнять за хамство. Над определением этого термина для нормативного документа сейчас работают юристы “Укрпочты”. В дефиницию будут входить как минимум 4 пункта: отказ в предоставлении услуги, работа не по стандартам, неправильное общение с клиентом, несоблюдение графика рабочего дня.

Посылки, компьютеры и платёжные терминалы

После краткого ликбеза по хамству, прошу гендиректора “Укрпочты” показать на примере конкретного отделения, в котором мы ведём беседу, в чём заключается суть предлагаемых им реформ.

– Каждое отделение построено по-разному, какого-то стандарта нет. Исторически их делали под банк. Вот здесь 5 окошек и они явно не делались для приёма посылок, потому что через стекло их принимать неудобно. Переводы, платежи, выдача и приём писем. Только одно место для посылок. Будем это переделывать, потому что основной рост мы видим в посылочном бизнесе.

При слове “посылка” у Смелянского, кажется, загораются глаза, такое же впечатление на него производят словосочетания “компьютеризированные отделения” и “финансовые услуги”, но об этом позже.

Он уверен, что “Укрпочта” занимает на этом рынке свою нишу, в которой у неё нет конкурентов. К примеру, “Новая почта” отправила за прошлый год 120 миллионов посылок, а госпредприятие - 16 миллионов. Но тут конкуренция идёт за бизнес экспресс-посылок.

Смелянский ставит на развитие посылочного бизнеса. Фото: Бессарабия ИНФОРМ

А вот в более долгосрочной доставке, по словам Смелянского, “Укрпочта” выигрывает. Стоимость её значительно ниже, при том, что цены государственной компании итак на 30-40% ниже, чем у конкурентов. Облик новых отделений и сотрудников будет меняться, чтобы клиентам было удобно посылать и получать посылки именно здесь. На почте станет больше специализированных окошек, а уведомления теперь будут приходить не на бумаге, а через мессенджеры и смс.

– В прошлом году объем онлайн-торговли превысил торговлю в обычных магазинах. Бизнес посылок будет быстро расти и развиваться. Следующая волна электронной коммерции коснётся еды, в Нью-Йорке в больших домах уже снизу есть холодильные камеры, куда вам доставляют еду и вы получаете смс с кодом, чтобы открыть камеру и забрать свою доставку. Это очень динамичная индустрия, – увлеченно рассказывает Смелянский.

Напоминаю ему, что Facebook-страница “Укропочты” наполнена жалобами о розыске посылок или их выдаче в неподобающем состоянии. Он настаивает, что такие проблемы есть в любой почте мира, потом всё же признает, что за коллективом в 73 тысячи человек уследить удаётся не всегда, но можно заставить сотрудников дорожить своей работой.

– Укрпочта мониторится Всемирным почтовым союзом, они отправляют тестовые письма и посылки с метками, на входящем потоке стоит специальное оборудование. Так вот, по их мониторингу мы находимся в верхней трети и по качеству доставки и количеству пропаж. Другое дело, что нужно менять качество работы с жалобами, чтобы в течение 14 дней возмещались потери, если они произошли по нашей вине. Сейчас закупили систему GPS-траккинга, чтобы отслеживались остановки машины. Вот такими системными вещами мы снижаем процент злоупотреблений.

Кроме того, по словам Смелянского, они воссоздали службу почтовой безопасности, теперь проводится анализ и можно вычислить, в какую именно смену или в каком пункте приёма пропадают посылки.

– Был случай, когда мы узнали, что в одном отделении вся смена работает из одного села, когда их поменяли, количество пропавших посылок в разы снизилось, они их прятали в тайнике. Однако такие случаи никак не массовое явление. Мы сейчас в той ситуации, когда сложившийся за 20 лет имидж хуже реального состояния. Статистика по потерям у нас даже лучше, чем у соседей и некоторых конкурентов, - рассказывает глава Укрпочты.

Более 9 тысяч почтовых отделений не компьтеризированы. Фото: Приоритет

Для нормальной работы бизнеса экспресс-отправлений и отслеживания посылок отделениям не хватает компьютеров. Из 11,5 тысяч отделений, только в 2 тысячах есть хотя бы один компьютер. До конца первого квартала следующего года, Смелянский обещает увеличить это количество минимум вдвое.

Компьютеры в каждом городском отделении и передвижном в маленьких сёлах ему нужны прежде всего для оказания безналичных финансовых услуг. Вокруг идеи “Укрпочты” взять на себя некоторые банковские функции уже несколько месяцев не утихают баталии.

– Объем платежей в кэше будет снижаться, Укрпочта уже стала членом Visa и MasterCard. Мы делаем все, чтоб у нас были собственные терминалы, которые смогут принимать карты любого банка, а мы получать комиссию и на этом зарабатывать. Нам еще нужно разрешение НБУ. Технически мы готовы, уже идёт тендер на закупку 5 тысяч терминалов, – рассказывает Смелянский.

По его словам, 87 почтовых операторов мира оказывают финансовые услуги, потому что в мире сокращается объём банковской сети. Год назад в Украине было 10, 5 тысяч отделений банков, сейчас 9,3 тысячи.

– Прежде всего от этого страдают люди с низкими доходами и те, кто живёт в отдалённых городах и селах. 80% сети “Укрпочты” находится в сёлах и городах с населением до 2 тысяч человек, там банки не взлетают. Почта это последний оплот цивилизации, который там остаётся. В селах счета можно заплатить обычно только на почте и мы говорим: давайте переведём наличный расчёт в безналичный, потому что там всё равно банков нет, а “Укрпочта” сможет зарабатывать, – уточняет её гендиректор.

Почта “без мальчиков”

 В небольшой комнате позади почтовых окошек женщины разного возраста вручную сортируют почту. Нашу маленькую делегацию встречают кокетливыми улыбками. Единственный мужчина, работающий в отделении на Гончара, ушёл на больничный.

– Вы не поверите, даже вице-премьер был уверен, что у нас почтальоны всё машинкой сортируют, – после приветствия рассказывает почтальонам Смелянский.

– Да ладно?! Так только в фильмах было, – смеются они.

В большинстве филиалов 92% персонала это женщины. Учитывая, что, кроме бумажной работы им приходится поднимать и посылки по 30 килограмм, себя они считают спортсменами.

– Это у нас бесплатный тренажёрный зал.

– Ходячая – шикарная работа. Икроножные мышцы у нас – дай бог каждому.

– Особенно зимой, когда скользко!, – перешучиваются почтальоны.

 В большинстве филиалов 92% персонала это женщины

Новостям о повышении зарплаты они искренне радуются. Жалоб и пожеланий особых нет, вот только, говорят, катастрофически не хватает ручек и клея – приходится покупать за собственные деньги. Смелянский клятвенно обещает всё доставить так как закупки уже сделаны - главное подать заявку.

Оставив его дебатировать с сотрудницами о велосипедах, бандеролях и приоритетных письмах, иду знакомиться с начальницей отделения. Юлия Полтавец пришла сюда в 2011-ом работать оператором, а через четыре года стала здесь главной. На вопрос, видит ли она позитивные изменения за полтора года работы новой команды “Укрпочты”, с осторожной улыбкой отвечает: “Пока да”.

Из минусов начальница отделения называет нехватку сотрудников, что в условиях работы без перерыва усложняет коммуникацию в коллективе.

– Забрали у нас одновременный обеденный перерыв, для коллектива это плохо. Я не могу своим девочкам донести то, что должна. Между собой не могут общаться, утром одна приходит на 8, вторая на 10, третья на 11.

 Юлия Полтавец пришла сюда в 2011-ом работать оператором, а через четыре года стала здесь главной

Показывая свои владения, Юлия с гордостью рассказывает, что смогла отстоять цветы в помещении почты, дескать во многих отделениях их приказали убрать. Они здесь не только для красоты, в офисе пересушен воздух, а увлажнителей, понятное дело, не выдают.

– Мальчики не идут работать на почту, потому что зарплаты маленькие. Мальчики здесь не выдерживают, есть тяжелая работа гайки крутить, им это интересно, а вот письма разносить – нет. Много бумажной работы, а потом с этим еще идти в обход около 7 километров. А почтальон не имеет права носить больше 7 килограмм, - объясняет она гендерный дисбаланс на почте.

Отделение №54 находится в историческом центре, в окрестностях живут многие знаменитости. К примеру, здесь получают пенсию Лина Костенко и Борис Патон. Контингент посетителей разношёрстный: от звёзд минувшей эпохи до работников окружающих офисов.

Возле второго окна молодой парень в деловом дресс-коде по имени Андрей терпеливо стоит в очереди, чтобы отправить заказные письма.

– Постоянно очереди, основная проблема.  А так всё нормально. Не принимают большой объем, не нравится им, и долго всё, очереди. Не хватает им людей, если поднимут оплату, то, думаю, это всё исправит. Нужно менять техническое оснащение и обучать персонал, чтобы это всё было быстрее, на уровне конкурентов.

В принципе с этими претензиями Смелянский не спорит.

– Конкурентоспособность – это, во-первых, выдерживание сроков, за последние 2-4 месяца мы купили больше машин, чем за предыдущих 5 лет, потому что невозможно выдерживать сроки, если машина ломается по дороге. Второе: будем менять отделения, чтобы было не одно окно для посылок и обучать сотрудников работать с клиентами в IT, чтобы не бумажками передавать, а в Viber отправлять уведомление о состоянии доставки.

Вопросы на засыпку

По дороге из отделения к центральному офису “Укрпочты” успеваем обсудить с Игорем Смелянским еще несколько животрепещущих тем. По его словам, “Укрпочта” уникальное госпредприятие, потому что не только ничего не просит у государства, но еще и дотирует его.

– Как же дотирует, если вы в прошлом году вышли с минусовым балансом?

– За последние 3 года “Укрпочта” проспонсировала прессу на полмиллиарда гривен, отнимите их и мы в плюсе. Есть услуги, из-за которых мы работаем в убыток. Последний пример: есть издания, которые мы по закону должны носить ниже себестоимости, а государство должно “Укрпочте” эти расходы компенсировать. С этим оно уже лет 5 не спешит.

Почта Франции получает 160 миллионов евро дотации только на доставку газет, почта Словакии 10 миллионов на содержание неприбыльных офисов в сёлах. Понимая специфику нашего государства, мы ничего не просим, говорим: дайте нам возможность оказывать финансовые услуги, и мы сами себя окупим, будем работать как нормальная бизнес-компания.

Тоже самое мы говорим нашему уважаемому ГФС: дайте нам возможность работать с частными почтовыми операторами. Вы знаете, что наши конкуренты могут напрямую работать с AliExpress, а мы  - нет. Потому что согласно законодательству, “Укрпочта” имеет право  работать только с назначенными почтовыми операторами: с почтой Китая можно, а с AliExpress нельзя.

– Ваши оппоненты используют цифры в годовом балансе как свой самый мощный козырь.

– Мне, конечно, хотелось показать большую прибыль. Но тут такой вопрос: нужна прибыль, нет вопросов, можно закрыть 8 тысяч убыточных отделений в сёлах, всех уволить и показать прибыль. Но это же не выход. Это структурная компания, которая должна увеличивать объём, сохраняя присутствие.

Потому я не ставил себе за цель сразу показать прибыль, это было бы вредно для страны. Можно просто по итогам года посмотреть насколько выросла выручка, чтобы понять сколько мы сделали за это время. Нужно дать компании развиться, тогда будет и прибыль и всё остальное.

 Смелянский считает, что компании нужно дать время развиться

– Как бывший сотрудник аудитора из большой четвёрки – KPMG, какие активы “Укрпочты” Вы считаете проблемными?

– У нас 12 баз отдыха, огромное количество не списанной техники – никто не хочет идти на риск и брать на себя это, потому что завтра придёт прокуратура и скажет: почему вы за 2 гривны списали, может оно 4 стоило? Для понимания масштаба: у нас на балансе 3 600 машин, ездит 2,5 тысячи, остальное ржавеет, а мы тратим миллионы на охрану этого металлолома. Годами у нас стоят компьютеры, которым по 20 лет.

Отрицательный баланс прошлого года также в этом: мы списали часть денег, пропавших в банках, которые закрылись, безнадёжную задолженность. Были вещи на балансе а-ля “софт”, которого на самом деле не было, но в балансе отображен миллионами, например “столик коррупции” – макет сортировочного центра – на балансе как полмиллиона долларов.

Такие вещи мы постарались списать. В конце года “Укрпочта” впервые будет оценена международной компанией – заканчивается двухлетний аудит, который проводит PricewaterhouseCoopers (PwC).

– Есть у обывателя некое недоверие к реформаторам вашего типа, у вас семья в Нью-Йорке, вы в любой момент можете уехать, вам здесь нечего терять

– Вы не поверите, украинские нереформаторы тоже могут уехать в любой момент и, судя по их декларациям, у них гораздо больше есть на что уехать, чем у меня.

Считаю, что американское гражданство мне помогает, а не мешает. Потому что я никому не должен своей позицией, я не платил и не держусь за неё. В политических играх это очень помогает принимать непопулярные решения. Я никому ничем не обязан. У меня абсолютно нет проблем отказать очень шановным и поважным людям, кто бы мне не звонил.

– Хотелось бы примеры. Как это происходит?

– Да любые. Сдать объект недвижимости дёшево, принять на работу шановну людыну, не увольнять шановну людыну, закупить у кого-то. Но они не понимают, как со мной разговаривать.

Говорю: нет, будет открытый конкурс, нет, он должен вначале пройти детектор. Меня же учили разговаривать с людьми: у нас система, я же не могу отменить процесс, все должны пройти. Глупо бороться с каждым конкретно, вы не выиграете никогда. Нужно строить систему. Вот Prozorro, подавайтесь, выигрывайте.

 

– На Вас пытались давить через силовые органы?

– Не то, чтобы давить… Была попытка возбудить уголовное дело по статье 172 часть 1 “Увольнение человека по личным или иным мотивам”. Оказывается у нас это уголовная статья, наказание до двух лет условно, 50 окладов, но самое главное: лишение права занимать руководящие должности до двух лет.

Вызвали меня в прокуратуру, 3 часа допрашивали. Я их спросил: а защита государственной собственности входит в “иные мотивы” или нет? Они говорят: вы издеваетесь. Почему я издеваюсь? Я юрист. Что слово “иные” делает в уголовном кодексе?

Коллег тоже таскали по разным делам. Мне кажется не то, что хотели повлиять на какие-то решения, а тестировали насколько новая команда стрессоустойчивая. Мне кажется, что все этот тест сдали. Сейчас уже все знают, что с нами договорняки не работают.

– То есть вы победили коррупцию?

Крупная коррупция побеждена. Поменяли людей. Я не прокурор, не могу сделать работу за правоохранительную систему. Что значит наказали?  Я могу уволить. Моя задача очистить компанию от таких людей. Осталась ли коррупция мелкая? Конечно. Почтальон может за наличку разнести какую-то политическую рекламу, водитель может слить бензин, развозить на Жигулях, а списывать топливо как на Газель.

С почтальонами вы ничего не сделаете. Некоторые компании платили им, чтобы они заодно их счета разносили. Я несколько уволил, так они теперь боятся. А компании ходят и обижаются: “раньше всё было нормально, теперь ваши почтальоны не хотят разносить”. Конечно, за наличку дешевле, чем по тарифу платить.

– Как думаете в руководстве страны Вами довольны?

– Я думаю, что мы не обычны. Непонятно зачем я это делаю: не беру взяток, не собираюсь в политику. Для меня это профессиональный вызов. Когда дореформирую - в отпуск пойду.

Представьте, что мы поменяем “Укрпочту”, насколько сложно станет говорить, что нормальная рыночная зарплата это плохо, профессиональное управление это плохо, что госкомпании нельзя поменять. Можно. Даже в условиях нынешнего законодательства. Хотя я  начал понимать людей в правительстве и регуляторных органах. Каждая твоя подпись – ты можешь сесть. А апсайд – не очевиден. Потому многие предпочитают воздержаться от того, чтобы брать ответственность, и их можно понять. Но это беда для нашего государства. Надеюсь это поменяется.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

3.11.2017, 13:04
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 18 листопада 2017

    Соціальна Європа Туска. Як ЄС протистоїть правим і мобілізує виборців

     
    • 17 листопада 2017

    Ваше дело Труба: кому и зачем отдали ДБР

    Казалось бы, Матиос может праздновать досрочную победу, но во вторник вечером на стратегическом совете на Банковой выбрали нового директора для ГБР

     
    • 16 листопада 2017

    За «межею»: на що ходити чи не ходити в кіно наступного тижня

     
    • 15 листопада 2017

    Ситник VS Корчак – верхівка айсбергу великої війни

    З хронології виходить, що Ситник завів справу після протоколу, а заява Соломатіної сталась після викиду в інтернет офрекордзу директора НАБУ

     
Система Orphus