По линии соприкосновения

Как живут люди рядом с линией фронта, о чем думают и чего хотят от власти
29 вересня 201511:00

Экспресс "Интерсити", следующий из Киева в Константиновку Донецкой области как для пятницы необычно полон. И дело даже не в том, что один из вагонов практически весь был занят депутатами и журналистами, едущими в Северодонецк на выездное заседание антикоррупционного парламентского комитета.

Последние год-полтора поезд, следовавший когда-то в Донецк, а теперь переведенный в режим "Киев-Константиновка", пользуется все большим спросом. Для многих переселенцев поезд - самый удобный способ добраться до дома.

- Мы с мужем и с ребенком в Киеве практически с самого начала "днрии", - рассказывает попутчица Мария из Краматорска, устроившаяся в столице в одну из туристических фирм, - а уже когда ВСУ освободили, решили попробовать закрепиться в Киеве. Вот сейчас и курсируем туда-сюда.

Через 6 часов прибываем в Славянск. Через год после освобождения о войне в городе свидетельствуют разве что разрушенные здания и настороженные взгляды окружающих.

Здесь тоже вовсю идет предвыборная кампания на местных выборах. Судя по бигбордам, на голоса избирателей в Славянске претендуют в основном осколки бывшей Партии регионов из "Оппозиционного блока", позиционирующие себя как "хозяйственники" из партии "Наш край" и президентская "Солидарность". Есть немного рекламы "Самопомощи" и  "Батькивщины".

Почти вся реклама на русском языке, борды на украинском языке – у  "Батькивщины" и "Самопомощи", иногда попадаются и "Солидарности". Хотя президентская партия здесь обращается к избирателю на русском.

А вот найти прессу на украинском достаточно не просто.

Дорога на Мирную Долину

Из Славянска направляемся в Северодонецк. По дороге во временную столицу Луганской области участникам поездки на выбор предлагают несколько мероприятий: встреча со студентами, встреча с общественными активистами и посещение строящегося логистического центра в Новотошковском, которое местные называют Новотошковкой. Последняя опция вызывает наибольший ажиотаж.

Путь из Северодонецка в Новотошковку лежит через Лисичанск и составляет около часа. По дороге заместитель главы военно-гражданской Луганской областной администрации Юрий Клименко рассказывает о положении дел в области. Прежде всего журналистов интересует, действует ли перемирие и как в области обстоит борьба с контрабандой. Замгубернатора отвечает охотно, но временами достаточно обтекаемо.

Особое внимание у участников вызывает предприятие "Лисичанская сода", которое попадается на пути. Глядя на руины ранее мощного здания, многим могло показаться, что оно пострадало от боевых действий.

 

- Если вам кажется, что завод разрушен из-за войны, то это не так, - как будто читает мысли замгубернатора, - его развалили "регионалы" уже давно. Приватизировали, а потом развалили, видимо, чтобы избавиться от сильного конкурента.

Всю дорогу от Северодонецка до Новотошковки прерывают многочисленные блокпосты. После Лисичанска дорога лежит сквозь луганскую степь. Один из указателей уводит вправо на Мирную Долину. Еще осенью и зимой прошлого года поселок находился под обстрелами. Сейчас уже поспокойнее.

Едем дальше, в степи за терриконами виднеется населенный пункт.

- Если сейчас вы посмотрите направо, то там, немного дальше, это уже позиции противника, - рассказывает Клименко. - А вот там виднеется Кировск. Он под контролем так называемой "ЛНР".

Проезжаем Ореховое и Горное. Говорить о полном перемирии здесь тоже рано. По словам замгубернатора, буквально за день до нашего приезда в Ореховом украинские солдаты наткнулись на "прыгающую" мину, в результате чего один из них погиб, а двое получили ранения.

Добро пожаловать на линию фронта!

Уже при въезде в Новотошковку предупреждают, что завтра - День поселка. О празднике, естественно, речь не идет. До войны в поселке проживало около 2,5 тыс. человек, сейчас около 800. Выехала в основном молодежь.

На площади у строящегося логистического центра собралось много местных жителей. Большинство из них среднего возраста и пенсионеры, хотя встретились и мамы с детьми. По периметру площадь охраняют военные.

 

На первый взгляд кажется, что местных согнали на площадь в административном порядке, но вскоре становится понятно, что люди пришли по своей воле.

- А где депутаты, которые должны были приехать? - интересуется один из пенсионеров у соседки.

- Да вон же, смотри, вот этот вроде наш земляк, - показывает соседка на депутата от БПП Юрия Гарбуза, который действительно родом из этих мест.

Он же и берет первым слово. На площади поставлены две большие колонки и микрофон. Речь посвящена в основном строительству логистического центра, и тем надеждам, которые с ним связаны. Об этом же говорит и глава Новотошковской ВГА Сергей Шакун.

- Дорогие гости, сейчас мы находимся в километре от 29-го блокпоста и в 3 километрах от линии соприкосновения. Так что, добро пожаловать на линию фронта! - говорит Шакун.

- Логистический центр должен стать связным звеном между нашими гражданами по обе стороны. У тех, кто будет тут скупаться, должно четко отложится в голове, что Украина, укропы и так далее – это вкусно, - заявляет глава ВГА.

Местные жители слушают чиновника не очень внимательно.

- О чем он сейчас говорит, нам к зиме надо готовиться, а он об этом ни слова, - возмущается молодая мама.

После завершения речей депутаты и чиновники идут общаться с местными жителями. У людей множество вопросов, связанных с восстановлением разрушенных домов, крыш и окон. А еще компенсацией за уголь.

- Мы раньше получали уголь, а сейчас нет. Ни угля, ни компенсации! - заявляет депутату Гарбузу активная местная жительница, которую зовут Светлана. - Мы уже всюду писали, но все молчат.

Те же вопросы направлены и к чиновникам областной и местной ВГА. Однако, в чем именно суть жалоб, похоже, не могут понять не только столичные журналисты, но и местные чиновники.

 

- Вы были вчера на собрании? Я вам говорил, составьте списки, - говорит новотошковцам Шакун, которого подозвал разъяснить ситуацию один из областных чиновников, - вы же о регрессниках говорите?

- Да при чем тут регрессники? Я об угле, который нам полагается, говорю, - заявляет в ответ Светлана.

- Люди говорят об угле, который государство обязано им дать, - пытается пояснить Шакуну областной чиновник.

- Да! Именно! Нам государство обязано! - резко оживляются новотошковцы и обступают чиновников.

- Смотрите, я не говорю вам, что завтра вы все получите, но составьте списки и передайте их через главу вашей ВГА, - заявляет областной чиновник и несколько успокаивает собравшихся.

Пока чиновники и депутаты общаются с новотошковцами, решаю пройтись по поселку. Населенный пункт действительно сильно пострадал. Многие дома развалены, крыши то тут, то там разрушены, окна выбиты. Местный рынок развален от прямого попадания снарядов. Местные говорят, что от "Градов".

Проходя по поселку, натыкаюсь на двух местных пожилых женщин, сидящих на лавочке. Пытаюсь поговорить.

 

- Будете спрашивать, кто виноват? - осторожно интересуется одна из женщин, назвавшаяся Еленой Ивановной.

- А смысл есть? Честно скажите?

- А почему я должна что-то скрывать? Вот вы приезжаете и спрашиваете, а потом пишете, что тут все сепаратисты. А у нас тут все бомбили. И не поймешь кто. Все развалили, до сих пор в подвалах многие ночуют. Шахт больше нет. Работы нет. Люди бегут. Нам вообще не до этих всех ваших сепаратизмов. У нас тут раньше хоть что-то было, а сейчас что?

- То есть вы за Украину?

- Я за мир!

- А кто должен уступить?

- А кто это начал, тот и должен.

- А кто, по-вашему, начал?

- Я не знаю, но кто-то, кто хотел развалить страну?

После этого в разговор резко вмешалась подруга Елены Ивановны.

- Вот они говорят, что построят тут этот вот (логистический) центр, а мой сын в Кировске рассказывает, что там люди по две пенсии получают, и там, и здесь. Это честно?

- А вы бы хотели тоже так?

- Вот почему вы сразу так. Я хочу, чтобы было честно, а так нечестно. Чем они лучше нас? Поймите, мы живем в постоянном страхе, что все опять начнется. А нас и в Киеве, и в Москве прокаженными считают.

После общения с местными возвращаюсь к группе, которая как раз собирается смотреть, как отстраивают местную школу. По словам Шакуна, в ней учится 36 детей.

 

Школа разрушена, но ремонт идет полным ходом. Бросается в глаза яркая карта Украины, которая встречает всех сразу за входными дверьми. Несмотря на позднее время, по школе бегают дети и улыбаются гостям и солдатам. Точно таких же улыбающихся детей я видел на 1 сентября в одной из киевских школ. В 8 с половиной часах езды отсюда. Правда, к людям с автоматами они вряд ли привыкли так, как новотошковские.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 14:25
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 22 січня 2020

    Вбивство Окуєвої: силовики заявляли про затримання кількох осіб, арештували - одного. Кого і в чому підозрюють

    Підозрюваного Ігоря Редькіна арештували на 2 місяці 

     
    • 11 січня 2020

    Втікач-забудовник залишив пів сотні тварин вмирати від голоду. Як їх рятують

    Тварин почали обережно виводити з голодування і думають, як забрати їх у банкрута

     
    • 9 січня 2020

    Паркан навколо забудови на Микільсько-Слобідській буде знесено – обіцянка директора благоустрою

    Виступ представника департаменту зупинив самовільне знесення загорожі

     
    • 3 січня 2020

    Справа Шеремета: адвокати підозрюваної Дугарь подали заяву до ДБР щодо фальсифікації експертизи

    Адвокат стверджує, що експерти не дослідили одне відео з матеріалів справи

     
Система Orphus