Блокада Крыма. Старт

Репортаж о начале акции по блокаде пропуска грузов на полуостров
21 вересня 201517:00

На поезд №12, который ранее курсировал по маршруту "Киев-Симферополь", раньше в это время билетов было просто не достать.

Все изменила аннексия Крыма. Буквально за два часа до отправления поезда, который сейчас следует до Новоалексеевки Херсонской области, в свободной продаже было доступно более 200 билетов.

"Новоалексеевка? Дальше в Крым? Или в Геническ?" - интересуется проводник. Забота проводника становится понятна около 7 утра. В Мелитополе Запорожской области пассажиров будят ходящие по вагону "коммерсанты": "Рубчики, рубчики, меняем гривны на рубчики. Симферополь, Ялта, Севастополь, едем…".

Аннексия Крыма изменила уклад жизни не только крымчан, но и жителей прилегающих к полуострову территорий. Жители Новоалексеевки, конечного пункта всех следовавших ранее в Крым поездов, вряд ли когда-либо могли предположить, что их родной населенный пункт превратится в важный транспортный узел.

"Симферополь, Джанкой, граница", - встречают со всех сторон пассажиров местные таксисты, для которых аннексия Крыма внезапно открыла новый вид дохода. На небольшой площадке возле железнодорожного вокзала скопилась масса легковушек и бусиков.

Стоимость поездки на Чонгар, пункта пропуска с оккупированным Крымом, стоит 50-70 гривен с человека.

- Почему мы стоим? Сейчас приедет харьковский (поезд), и мы будем еще 3 часа торчать на границе, - возмущаются пассажиры, призывая водителя ускорить процесс.

 

Блокада. Чонгар.

О предстоящей гражданской блокаде Крыма, организованной по инициативе крымских татар, в маршрутке на "границу", знали не все. Но уже на выезде из Новоалексеевки транспорт обгоняют легковые автомобили с украинскими и крымскотатарскими флагами.

Водитель маршрутки – татарин - одобрительно сигналит, некоторые пассажиры настороженно оглядываются.

Старт акции назначен на 12:00 воскресенья, но уже в 9 утра непосредственно на выезде из Чонгара ажиотаж. Активисты и бойцы "Самообороны Майдана", "Правого сектора", батальона "Айдар" и крымские татары выстроили импровизированный блокпост из мусорных урн, сооружается сцена. На Чонгаре располагается штаб акции.

Ближе к 10 на сцене появляются организаторы акции и рассказывают о ее сути. На сцене представители крымскотатарского Меджлиса, народные депутаты, представители Генической райгосадминистрации и милиции области.

Глава Меджлиса Рефат Чубаров заверяет собравшихся, что речь идет не о полной блокаде, а только о блокировании грузового транспорта. Проезд легковых автомобилей и пеший переход не активистами не запрещается.

"Мы предлагаем нашим бизнесменам - если это можно назвать предложением - не кормить бандитов в Крыму по "серым схемам", - говорит Чубаров.

 

Требования участников акции: освобождение украинских политзаключенных Надежды Савченко, Олега Сенцова, Александра Кольченко, Александра Костенко, Ахтема Чийгоза, Мустафы Дегерменджи, Али Асанова и Таира Смедляева, прекращение преследования крымских татар, свободные условия работы для украинских СМИ и иностранных журналистов в Крыму, а также снятие запрета на въезд в Крым лидерам крымскотатарского народа.

Украинское правительство призвали создать на админгранице с Крымом продуктовые хабы – розничные рынки, где жители Крыма смогут закупать товары.

После Чубарова слово берет глава Генической райгосадминистрации Александр Воробьев.

- Это начало крымского, чонгарского Майдана! И он отличается от киевского тем, что здесь органы власти с народом. У нас здесь действительно второй фронт, - воинственно заявляет Воробьев, - никакие Кобзоны и другие лугандоны не будут рассказывать, как нам жить!

Среди присутствующих на сцене - заместитель начальника МВД Херсонской области Илья Кива, который рассказывает, что милиция присутствует на акции, чтобы обеспечивать общественный порядок.

- Вот там, - говорит Кива, показывая в сторону импровизированного блокпоста, - бойцы батальона "Херсон". Мы здесь, чтобы не допустить никаких провокаций.

- А почему фур не видно? - интересуются журналисты.

- Мы с ними еще на въезде в Херсонскую область проводим разъяснительную работу, - отвечает Кива.

Позже в Чонгар приехал уполномоченный президента по делам крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. Побеседовав с учасниками, депутат уезжает проконтролировать происходящее на двух других блокируемых пунктах – Чаплынке и Каланчаке. 

В это время активисты "Правого сектора" начинают сооружать второй блокпост в Чонгаре.

- Местные тут уже рассказывают, что по ту сторону уже вовсю лайфньюсят, - делится со своим соратником один из бойцов.

 

- И что теперь нам приписывают? - интересуется боец у коллеги.

- Ну, как обычно. Правда, бред какой-то уж очень не креативный. Говорят, что "правосеки" приехали и уже семь изнасилований за одну ночь, - не сдерживая смеха рассказывает боец.

Пока официальные лица обсуждают организационные вопросы, а активисты сооружают блокпосты, на местном придорожном рынке торговцы наблюдают за происходящим.

- Раньше надо было блокировать, когда тут 15-километровые очереди из фур были. Сейчас тут в день максимум десяток фур ездит, - рассказывает колоритный торговец-армянин.

На базаре скептически относятся к происходящему, жалуются на свою судьбу и увядающий бизнес.

- Да какой тут бизнес? Тут раньше туристов валом проезжало, а сейчас разве что те, у кого родственники в Крыму. На отдых мало кто через нас едет. Не туристы, а полутуристы какие-то, - жалуется блондинка, торгующая сушеной рыбой.

- Как вы думаете, кто виноват в происходящем? Россия, Украина, Путин, Порошенко?

- Да все вместе виноваты! Вот зачем это все? Зачем Донецк уничтожают? Страну развалили, - эмоционально продолжает блондинка, явно намекая на Советский Союз.

Стараясь несколько снизить градус дискуссии переводим тему, интересуясь, что означает название Чонгар. Общего мнения у торговцев нет. Армянин говорит, что название грузинского происхождения, другие сомневаются.

- Чонгар – мертвая земля означает, - внезапно вмешивается неизвестно откуда появившаяся женщина. - Мы все сейчас тут, как на мертвой земле.

 

Ровно в 12:00 стартует акция. Участники начинают символично ходить по пешеходному переходу, но легковые машины пропускают беспрепятственно. Грузовиков совсем не видно.

Через час активисты "Правого сектора", уже соорудившие блокпост, начинают скучать. Появляется грузовой бусик.

- Куме, тормози его, пора уже что-то проверить, - обращается один боец к другому.

- Так это же не фура. Хотя, может, уже и пора, - отвечает соратник.

Ничего криминального. В бусике находят один мешок муки и отпускают. За два часа акции на Чонгаре прошла лишь одна фура, да и та пустая, возвращающаяся из Крыма.

Дальнобойщики против

В то время, как на Чонгаре все было спокойно, основные события разворачивались на других пунктах – Каланчаке и Чаплынке.

 

Сообщение между штабом в Чонгаре и другими пунктами осложнено тем, что хоть они и находятся в одной области, но расстояние между ними составляет сотню километров ужасающей дороги.

Пока едем в Чаплынку, появляется различная информация, начиная от волнений и заканчивая появлением "зеленых человечков" с другой стороны. Позже выясняется, что "новости", мягко говоря, преувеличены.

За 5 километров до Чаплынки замечаем несколько фур, двигающихся в направлении от Крыма. Уже на блокпосту "Правого сектора" бойцы ДУК рассказали, что это водители, решившие развернуть машины.

По дороге к админгранице Крыма "Правый сектор" развернул небольшой палаточный лагерь, готовили ужин.

- Мы здесь можем стоять долго. Хоть до Нового года, - заверяет один из командиров.

Неподалеку от блокпоста начинается километровая очередь груженных фур. Серии номеров отражают географию практически всей Украины.

 

Непосредственно у пункта пропуска, неподалеку от пограничников, расположились активисты Автомайдана и бойцы некоторых добровольческих батальонов. Машины действительно не пропускают, но обстановка спокойная.

Ситуация резко меняется, когда из Крыма выезжает пустая фура, которую моментально тормозят активисты.

- Что вы везли? - обращается к водителю один из активистов.

- Да ничего особенного, пустой еду, - уклончиво отвечает дальнобойщик.

- Да кому ты это рассказываешь? Перед тобой же не дети, правда? Покажи сопроводительную документацию, - резко продолжает активист.

Водитель молчит, но за него вступается один из пассажиров стоящего неподалеку автобуса.

- А почему он должен вам что-то показывать? Кто вы такие, чтобы его останавливать? Разве запрещено возить в Крым продукты?

- Хватит рассказывать сказки и кормить оккупантов, - вступает в дискуссию одна из активисток. Ситуация накаляется.

- У меня сын в Крыму учится, мне что его не кормить? - апеллирует пассажир.

- А кто вам мешает? Взял мешок картошки или чего там еще, кинул в машину и вперед. Легковушки никто не тормозит и голодом никто родственников морить не собирается, - говорит активистка.

 

- Вы знаете, сколько у нас овощей и фруктов? Куда нам их продавать? - резко меняет аргументацию пассажир.

- У нас 25 областей, продавай куда хочешь, - вступается за соратницу активист.

- Да я вот в Житомир возил. За день всего одну фуру продали. А с остальным что делать? - не унимается пассажир.

- А в Крыму русские военные быстро все покупают, да? Да еще и втридорога, правда? Не лечи, - обрывает активист.

Ситуация успокаивается, но перманентно возникают всплески активности. Дальнобойщики нервничают, активисты негодуют. Пограничники стоят в стороне и не вмешиваются.

Позже к дальнобойщикам приходит представитель таможни, и пытается рассказать каким образом они могут аннулировать таможенную декларацию. Дальнобойщики заводятся и вступают в перепалку.

- Я все оформил и не собираюсь разворачиваться, - кричит покрасневший дальнобойщик.

- Да вы не трезвый. Куда вы собираетесь ехать? - вступает активистка.

- У меня есть напарник, не кричи. Ты сегодня здесь покричишь и уедешь, а мы деньги теряем.

 

Коллеги дальнобойщика в дискуссию старались не вступать, но один из них отвел таможенника в сторону.

- Я же могу еще официально 5 дней стоять? - поинтересовался водитель.

- Можете, но я бы не советовал. Мы утром готовы были пропускать как можно быстрее, но русские со своей стороны тоже что-то надумали. Из 9 машин с 9 утра до сих 4 все еще там стоят. Похоже, что это надолго, - спокойно ответил таможенник.

В это время в глубине очереди из фур водители вышли из машин и общались друг с другом. Обращаем внимание на пиво в руках.

- Пиво, потому что думаете, что надолго застряли?

- Нет, не думаю. Сегодня точно не поедем, но через пару дней как-нибудь хозяин договорится.

- Активисты говорят, что бессрочно.

- Поверь, у меня тут не молоко в фуре, могу и постоять. Мы тут как-то несколько недель стояли, не впервой. А кипиш пройдет, и будем ехать. Это же бабло. Как-нибудь договорятся, - философски говорит дальнобойщик, глядя на опускающееся в степь солнце.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 00:48
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 30 березня 2020

    Рада підтримала “антиколомойський” законопроект

     
    • 30 березня 2020

    Рада з другої спроби обрала очільників МОЗ та Мінстерства фінансів

    Верховна Рада України у понеділок, 30 березня, з другої спроби проголосувала за призначення очільників МОЗ та Мінстерства фінансів

     
    • 30 березня 2020

    Рада не проголосувала зміни у бюджет-2020 щодо боротьби з коронавірусом

     
    • 30 березня 2020

    Рада звільнила міністра фінансів та очільника МОЗ

     
Система Orphus