Юрий Тандит: История с грушниками была запущена российскими СМИ, чтобы забыли о задержанном Старкове

Советник СБУ рассказал о своем опыте обмена пленными и что сейчас происходит в ведомстве с приходом нового руководителя
6 серпня 201514:00

Юрий Тандит больше года занимался вопросами освобождения украинских пленных, захваченных боевиками. До этого он был конфликтологом. Заниматься пленными он стал по просьбе нынешнего главы СБУ, тогда руководителя антитеррористического центра Василия Грицака.

На прошлой неделе он был назначен советником главы СБУ.

Встречу для интервью INSIDER Тандит назначил в кафе Limonade, которое находится рядом со зданием СБУ на Владимирской и где каждый второй посетитель - человек с неприметной внешностью.

Новоиспеченный советник СБУ теперь будет заниматься вопросами информационной политики и связями с общественностью в СБУ.

Правда, говорит он сам, родственники пленных продолжают ему звонить, и бросить эту тему он не может.

- Продолжаю заниматься и вопросами пленных тоже, поскольку совсем отставить этот вопрос не могу. Больше года я занимался только пленными, сейчас, скажем так, это не основная моя работа, - сказал Тандит в начале разговора с INSIDER .

- На этой неделе очень актуален вопрос с двумя российскими грушниками. Можете объяснить, почему возникла история о том, что Александрова и Ерофеева якобы выдали. Как психолог в том числе, оцените этот ход, ведь почти сразу появилась информация о том, что адвокатам Савченко предлагали обменять Надежду на двух грушников?

- Могу эту историю по дням описать. 25-го вечером задерживают майора Старкова - действующий офицер  вооруженных сил РФ. Человек вез с собой боеприпасы, которые не производятся в независимой Украине и были изготовлены после 2000 года. То есть, сказать о том, что они хранились на складах в Украине и ополченцы воспользовались ими, нельзя.  Эти боеприпасы он не просто получал, а подписывался за них в Подмосковье. На самом деле это сенсация, свидетельство того, что минские соглашения не выполняются, что на нашей территории действуют регулярные войска России.

Почти сразу противоположная сторона стала формировать свои точки опоры, чтобы оттянуть внимание от этой ситуации. Тут же пошла информация о том, что Украина поменяла грушников.

И мы поехали к ним в госпиталь, показали, в каких условиях они находятся. Они лежат в отдельной палате,  их лечат, кормят, также как и украинских солдат. И они живы благодаря украинским врачам.

Еще одна дезинформация была связана с обстрелом нашими пограничниками людей, делавших фотографии на фоне границы. Это тоже неправда. Все это делалось российской пропагандой, чтобы отвлечь внимание от главной новости: был задержан действующий офицер РФ, который работал на территории ЛНР-ДНР как советник и отвечал за обеспечение боеприпасами и оружием этих незаконных организаций. Было еще несколько попыток замять ситуацию, но у нас очень много таких сенсаций….  Идет судебный процесс, и майор Старков говорит очень важные вещи, которые могут стать обвинением в большом судебном процессе.

- То есть, мы не ведем речь об обмене этих задержанных?

- А мы не можем их обменять по закону. Если говорить о минских соглашениях, то мы можем  говорить про обмен в рамках законодательства. Если закон позволяет передать Иванова - мы его задерживать тут не станем.

-  Кстати, будет ли судебный процесс над задержанными в открытом режиме?

- Мы  бы хотели, чтобы он был открытым, все сделаем, чтобы он был прозрачным и справедливым. Но надо понимать, что этих людей обвиняют в терроризме, они совершали убийства на нашей территории с оружием, которое используется только спецназом РФ.

- Как давно вы общались с ними, сейчас они признают тот факт, что пришли воевать на чужую землю?

- Не все могу говорить, поскольку идет суд. Я скажу так: многие свои внутренние убеждения они пересмотрели.

Старший из них по званию, Евгений, рассказал мне о том, как узнал, что Россия отказалась от них. Он и его сослуживцы из спецназа, когда узнали об этом, были в негодовании…  Для них это был знак. Многие ребята сейчас в России шокированы тем, как Кремль поступил. Наверное, они уже будут думать, прежде чем ехать в Украину.

- Вы общались со многими пленными, я сейчас именно о военных из РФ, все ли они понимают, зачем идут в Украину, или есть процент тех, кто свято верит, что идет спасать жителей востока от "фашистов"?

- Это все связано.  Я был во время переговоров с десантниками, которых задержали в прошлом году и которые якобы заблудились. Их поразило то, что альфовцы умывали их, давали пить с рук…

Мы спрашивали, поступают ли так с ними их сослуживцы, не говоря уже о комбатах, майорах, хотя бы о командирах взводов. Они отвечали – "нет".  Когда мы начали говорить с ними откровенно, не ссылаясь на выдуманную историю о заблудившихся, эти десантники признались, что были уверенны, что в Украине все "правосеки", которые в случае чего будут их пытать.

Российская пропаганда основана на трех точках опоры. Первая: власть в Украине – нелегитимная, хотя даже сайт президента России говорит обратное – там ведь пишут: "провел переговоры с президентом Украины Петром Порошенко".  Вторая точка опоры: на востоке Украины воюют "бандеровцы", "фашисты". Но когда вы попадаете на восток, то понимаете, что ребята там не делают разницы между Киевом и Львовом, между Луганском и Донецком, многие из них русскоязычные, просто они – патриоты страны, и хотят ее сохранить. И еще одна сторона пропаганды  – религиозный фактор, якобы здесь идет война с православными.

Работает ли это все? Еще как. Не только в России, но и в Украине. Как-то в Попасной мы попали под обстрел, на наших глазах разбомбили дом. Обстрел шел со стороны Горловки, то есть со стороны боевиков. Это было видно. Вытянули из-под обломков дома женщину, слава Богу, она осталась жива. Подошли к нам местные, четыре женщины, и стали  рассказывать о том, что это Украина стреляла. Я подвожу их, показываю, как шел обстрел, как ложилась ракета…  А они мне: "Да, Украина придумала ракеты, которые крутятся и обходят все…". Эта история о том, что пропаганда не просто работает – она играет против нас, украинцев, и ссорит нас между собой, не говоря уже о россиянах.

 

- Возвращаясь к 2 грушникам, гипотетически возможен все же вариант обмена?

- Суд будет принимать решение, а я могу ответить на этот вопрос ассиметрично. Я, как человек, который занимается освобождением ребят, в том числе, хотел бы, чтобы Украина сделала все для возвращения своих. Тяжело объяснить мамам, женам, детям, почему их не освобождают.

- С российской стороны были предложения обмена этих задержанных?

- И не один раз.

- Насколько безопасным для них будет возврат в РФ?

- Думаю, они знали, на что шли…  Например, Старков рассказал нам о том, что в Новочеркасске, где создано 12 командование РФ, курирующие Украину, некоторые российские военные отказываются идти на Донбасс. При нем три парня отказались ехать в Украину. Так что есть люди, которые понимают, что творится в соседней стране и имеют мужество сказать "нет".

Все остальные пришли в Украину не с рогатки стрелять, понимая, что их ждет в случае попадания в плен. Если ты берешь оружие, ты должен нести ответственность, понимать, что за этим может последовать.

- Как вы попали в переговорный процесс?

- С началом революции я, как многие, почувствовал, что мой долг не стоять в стороне. Активным участником я не был, но помогал Майдану, помогал СМИ говорить правду о событиях. Тогда мне не удалось полностью заняться помощью, поскольку был возле жены – она только родила ребенка.

Но когда зашли в Крым, я не смог сидеть дома. Тогда же стал просить близких людей взять меня туда, где идут военные действия. Меня долго отговаривали, мол, у тебя 5 детей. Через некоторое время глава АТЦ Василий Грицак пригласил меня, как конфликтолога, работать в переговорном центре. С июля прошлого года я стал вести первые переговоры по освобождению наших ребят. Получил информацию, контакты, кстати, в этом отношении наша СБУ работает очень хорошо. В первых же переговорах нам удалось поменять 20 на 20 человек. Хотя Донецк был против – заявил, мол, подождите, мы в Минск подавали всего 13 людей, но я возразил, мол, если есть возможность 20 на 20 обменять, значит надо ее использовать. В конечном итоге вышли 27 на 27.

Знаете, можно много историй рассказать, это, безусловно, непростая работа. Например, один раз были переговоры, когда  пришлось говорить с парнем с гранатой в руках. По-человечески я конечно очень переживал, ведь в любую минуту он мог сорвать чеку. Парень приезжал, уезжал, но, в конце концов, мы забрали своего человека. 

Тандит с военными, фото из его Facebook

- Говорят, что вы были лично знакомы с президентом Порошенко еще до всех событий. Это так?

Я не буду отвечать на этот вопрос. Но к нему лично я отношусь с уважением, надеюсь, что он будет использовать все возможности для улучшения ситуации в Украине. Я ведь ценю людей, исходя из совсем других качеств. Помню, как мы привезли первую группу освобожденных, и Петр Порошенко, встречая их, прослезился. Это было искренне, и такие моменты я очень ценю. Мне хочется верить президенту.

- Вам приходилось общаться с разными людьми с противоположной стороны - с полевыми командирами,  рядовыми… Есть разница в проведении переговоров, с кем легче договориться?

- Всегда учитываю человеческий фактор. Да, есть несколько различий, но каждый раз, когда я начинаю общаться с человеком, то понимаю, что свою гордыню надо засунуть подальше. Еще ты не должен делать две вещи: врать и обещать то, что не сможешь выполнить.

Конечно, отдельно с полевыми командирами говорить труднее – они самые опасные и непредсказуемые, но с ними можно договориться. Если такой командир дал слово, он его выполнит.

- То есть с боевиками, на которых не осуществляется прямого давления России, говорить легче?

- Если обобщать, то да - с отдельным человеком договориться легче, чем с системой. Хотя у нас были разные случаи.

- Можно в связи с этим сказать, что переговорный процесс сейчас стал труднее?

- К сожалению, это правда. Соседнее государство имеет очень большое влияние на руководителей самопровозглашенных республик. Хотя мы делаем все возможное согласно 6 пункта Минских договорённостей - тех, кого мы можем, мы обмениваем, и нам идут навстречу прокуратура, суды, правоохранительные органы. Но противоположная сторона начинает выставлять новые условия.  Например, мы не можем найти людей, которых нет в живых. 

Один раз я искал парня из списка на обмен. Причем требовали обменять нашего майора Барсука на конкретного парня. Я говорю: так нельзя, а если я не найду вашего человека? Получаю ответ: нет, только так, мы знаем, где он. Еду в харьковскую СБУ, так и так, знаю, что у вас парень. Но его там нет. Мне опять отвечают: нам экстрасенсы сказали, что он в Ждановке. Едем в Ждановку, естественно, не находим никого. Боевики продолжают: нам экстрасенсы сказали, что он уже в Полтаве. Едем опять, и только потом мы узнаем, что парень погиб под Луганском, оттуда его вывезли луганские боевики в городской морг, и потом он был захоронен в общей могиле. Спрашиваю, как же так, вы же знали все, а они улыбаются, мол, так получилось… А ведь это судьба майора Барсука…

Поэтому есть нюансы, по которым мы не можем менять некоторых людей: мертвых или тех, кто совершил тяжелые преступления.

- И все же, за время минских соглашений уменьшилось количество пленных?

- Да, конечно. За время действия соглашений освобождено 2894 человека. Что происходит? Мы ведем переговоры согласно минским договорённостям, но параллельно президент поставил задачу доставать людей любым способом. Никто не может запрещать вытащить раненых ребят. Буквально каждый день мы находим наших парней.

- В этих двух тысячах только военные или гражданские тоже?

- Статус заложника получают люди, которые насильственно удерживаются или у боевиков, или на территории соседнего государства. Тут нет разницы. Случаи разные есть, например, однажды мы забрали иностранных студентов, которые удерживались у Моторолы. Это студенты Луганского медицинского института, которые были от всего отрезаны. У них забрали даже платежные карточки, и они вынуждены были какое-то время питаться фруктами с деревьев, подножным кормом  - собаки, кошки… 

Тандит со студентами, фото с Facebook советника главы СБУ

- Если пленные со стороны боевиков, которые находятся у добровольческих батальонов, это усложняет как-то процесс обмена?

- Хороший вопрос. Война – это очень тяжелый процесс, это большие эмоциональные амплитуды. Когда в тебя стреляют, ты не будешь кричать "не стреляйте", ты достаёшь автомат и отвечаешь. Эти люди (добровольческие батальоны) достаточно патриотично настроены, и они имеют право защищать свою территорию, свою внутреннюю свободу. И когда им в руки попадали оппоненты, которых они считают бандитами, то да, им было несладко. Сейчас СБУ взяла этот процесс под свой контроль, всех, кого мы находили, если находили, забирали и вывозили в те места, где они должны находиться.

- Сколько еще остается в плену на сегодняшний день?

- Меньше 200 человек. Это не только Донецк, Луганск, но и полевые командиры, а также соседнее государство.

- Много их в России?

- Есть Коля Карпюк, который в РФ с марта 2014 года. Он попал туда обманным путем, думая, что отправляется на переговоры. Это один из тех, о ком президент России намекал, что возможен обмен на двух задержанных в Украине. Это неправда, мы знаем имена как минимум 10 людей, которые находятся в РФ незаконно, и мы знаем, где они.

 

- Вы сказали, что теперь вы меньше занимаетесь беженцами, что входит в ваши новые обязанности?

- Когда глава СБУ меня представлял, то подчеркнул, что моей задачей будут все информационные потоки, которые идут через Службу безопасности. Это не столько заложники, сколько все, что связано с информацией, которая касается СБУ. Мне добавились многие направления, начиная от Мукачево, заканчивая тем же задержанным Старковым.

- Как Вы себя чувствуете в новой должности, ведь это немного другая сфера? Кто предложил Вам занять этот пост?

- Действительно, это – непростая должность, в том смысле, что она очень ответственная. Даже сейчас, общаясь с вами, я выверяю каждое слово. Сам себе я уже не принадлежу. Если говорить о том, как я сюда попал, то секретов в этой истории нет. С Василием Грицаком я был знаком и раньше и хорошо его "рассмотрел" еще в АТО. Он часто принимал участие в военных операциях по освобождению заложников. Там мы и познакомились ближе. Главное, что я отметил, так это то, что Грицак человек слова – если он сказал, то  выполнит обязательно.  Возможно, за это время он увидел что-то и во мне, потому что именно он меня сюда и позвал.

- Знаете, когда Василия Грицака представляли в парламенте, представители СМИ были, мягко говоря, разочарованы, поскольку мы не услышали от нового главы СБУ ни речи, ни брифинга. Когда мы спросили у пресс-службы, почему Василий Грицак отказался от официального выступления, услышали, что "наше дело теперь не пиарится, а работать"…. Это и есть новая концепция СБУ?

- Я знаю точно, что речь готовилась, он писал выступление, и в нем он говорил о планах. В ВР руководителем является спикер, и, очевидно, в момент голосования было принято  решение, чтобы Василий Грицак не выступал. Но я также знаю, что перед этим он обошел все фракции, и во время этих заседаний депутаты могли задать вопросы, а глава СБУ презентовал свой план работы.

- Просто "работать" – так говорят все новоназначенные чиновники, но пока мы редко где видим изменения. В СБУ сегодня действительно готовы менять все кардинально?

- Те люди, с которыми я там работаю, много не презентуют – они много делают. Я думаю, о конкретных делах можно говорить уже сейчас, за месяц работы. Есть задержания, люстрационные процессы, задерживаются все, кто нарушает закон. Речь не только о людях извне, это и люди на службе. Даже спустя месяц работы можно говорить о действиях, по которым видно – для руководства СБУ все одинаковы, и закон тоже для всех один.

Наверное, надо напомнить также, что идет необъявленная война. Для нас сейчас главный приоритет – сохранить целостность страны. На линии АТО действует антитеррористический центр, где очень много сотрудников СБУ. Каждый день они, рискуя жизнью, выполняют свою роботу. Это не планы, не обещания, это факты, которые мы уже сейчас можем предоставить. Начиная от так называемой "фейковой" Одесской народной республики, где было огромное количество задержанных людей, участвовавших в организации,  и заканчивая задержанием майора Старкова.

Недоверие людей – логично, ведь почти все предыдущие руководители СБУ не оправдывали высоких ожиданий. Да, и за долгие годы в Украине устоялось некое недоверие ко всем правоохранительным службам. Надо сказать, небезосновательно… 

- К СБУ много вопросов по коррупции. В каком состоянии вы увидели Службу, когда вы туда пришли?

- Когда меня спрашивают, в каких условиях содержаться задержанные, я всегда задаю вопрос: а от кого нам тюрьмы достались? От Швеции, Германии…. Это наши следственные изоляторы, которые перешли нам в наследство и не были изменены. Мы живем в стране, где многое не поменялось и где многие не поменялись, и  когда мы требуем от кого-то резких перемен, то их не будет, пока не поменяются все, даже те, кто требует. Я к тому, что систему надо менять всем вместе. Есть определенные процессы, после революции 2014 года они видны и неоспоримы, но полностью все разрушить нельзя. Мы не можем расстрелять, грубо говоря, всех, кого мы подозреваем.

- Но, должны быть кадровые перестановки?

- Уже сейчас изменился весь руководящий состав. Это не просто новые люди – практически все они прошли АТО.

- Разве это критерий…

В каком-то смысле, да. Просто когда бываешь там, начинаешь воспринимать все совсем по-другому. Я и раньше был уверен, что каждый украинский мужчина хотя бы день должен побыть в зоне АТО. Тогда ты начинаешь думать о близких, друзьях, хочешь многое поменять.

На совещание во Львове 7 июля, когда Василий Грицак поблагодарил президента, то он говорил о реальных действиях. Когда начались эти процессы в Генеральной прокуратуре, когда на Сакварелидзе и оперуполномоченных, которые проводили обыск у прокуроров, завели дела, Петр Порошенко дал гарантии, что их никто не будет преследовать. Для СБУ это был сигнал.

- Были разговоры, что сотрудники СБУ тогда действовали, нарушив процедуру, без санкции суда. Она действительно была получена после обыска?

- Нет, все было законно. Понимая, какая ответственность лежит и что будет требовать общественность, мы делаем все четко, процессуально все было верно. Это касается ситуации и с грушниками, и майором Старковым …

- Вы частично застали конфликт в Мукачево. Можете сообщить, как продвигается это дело по линии СБУ?

По Мукачево открыто 7 уголовных производств. То, что СБУ должна была сделать, она сделала. Сейчас в Мукачево находятся представители Национальной гвардии, но, кроме того, что были задержаны 4 ребят, более 50-ти обысков прошло у тех, кто "крышевал" контрабанду, прикрывался властью, участвовал в ней. В ближайшие дни вы услышите о результатах этих процессов.

Тандит - человек очень верующий, фото с его Facebook

- Было много опасений, что историю в Мукачево будут использовать извне, чтобы раскачать ситуацию в регионе?

В том числе есть и "желание извне". Есть определенная специфика этих регионов, ментальность. Люди в Закарпатье умеют работать, уважают свое происхождение, и, конечно, некоторые из них соблазняются конфликтом на востоке Украины. Там тоже действует агентура соседнего государства и усугубляет все настроения.

Также можно говорить и об Одессе. Все провокации с ОНР были остановлены, хотя там были самые большие попытки взорвать спокойствие в регионе.

- Раньше много говорилось о том, что конечная цель РФ - забрать территории не только Донбасса, но и Мариуполь, Харьков, Одессу, каков план сейчас, по вашему мнению?

- Думаю, тут надо говорить о плане дестабилизации ситуации по всей стране. Прифронтовые зоны – часть этого плана. Если говорить изначально, то ситуация с Крымом выглядела так: младший брат был в больнице (у нас был тяжелый период в стране), пришел старший брат в больницу и вместо помощи отрезает руку. Все, что дальше, – это попытки добить. Все мнимые республики – звенья одной цепи, не только информационная  пропаганда, но и диверсионные действия, рассчитанные на уничтожение государства Украина. Есть такая задача, к сожалению.

- Есть в Украине "горячие" регионы, где потенциально может возникнуть конфликт... Вот, вы назвали Одессу, что там были остановлены все провокации?

- Пропаганда РФ действует очень мощно. Многие регионы Украины смотрят исключительно российские СМИ, где им рассказывают о плохой экономике в Украине и хороших пенсиях и зарплатах в России. Но мы должны понимать, что идет необъявленная война, что наша страна от этого страдает, теряет много возможностей. Да, реформы идут, но многое тормозится, например, посмотрите на Ровенскую и Житомирскую область, где есть месторождения янтаря. Некоторые местные жители бунтуют против наведения порядка….

- Ну, тут не только про жителей надо говорить, ведь были разговоры, что экс-замглавы МВД Сергей Чеботарь "крышевал" этот бизнес, и сейчас там тоже есть интересы МВД…

- Дыма без огня не бывает. К сожалению. Но местные власти долго поощряли эти производства, прикрывали незаконную добычу и сами на этом зарабатывали. Я вел к тому, что все надо начинать с себя. Ведь и на Закарпатье местные зарабатывали многие годы - и тут надо менять не только власть.

- Какая роль сейчас СБУ в ситуации с янтарем?

- Мы будем контролировать и делать все возможное, чтобы там не произошли преступления. Сейчас главный наш приоритет - сохранить целостность государства, и сюда входит много факторов, и не только по политической линии, но и та же ситуация с янтарем и контрабандой.

- Кстати, если мы о начинаниях с себя, идет ли расследование по возможным фактам участия руководства СБУ в контрабанде на границах с ЛНР-ДНР? Ведь нельзя бесконечно этим заниматься, если это не поощряется сверху…

- С 17 июня начались активные действия по этому направлению. Были крупные задержания не только машин контрабанды, но и сотрудников СБУ. Мы начали с себя, были взяты офицеры СБУ, которые учавствовали в контрабанде, в том числе и подполковник. Более того, Василий Грицак принял решение, что если есть факт преступления со стороны сотрудника СБУ, то на время следствия отстраняется и его непосредственный начальник. Год назад такое было бы невозможно.

 
Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

16.11.2017, 14:54
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 18 листопада 2017

    Соціальна Європа Туска. Як ЄС протистоїть правим і мобілізує виборців

     
    • 17 листопада 2017

    Ваше дело Труба: кому и зачем отдали ДБР

    Казалось бы, Матиос может праздновать досрочную победу, но во вторник вечером на стратегическом совете на Банковой выбрали нового директора для ГБР

     
    • 16 листопада 2017

    За «межею»: на що ходити чи не ходити в кіно наступного тижня

     
    • 15 листопада 2017

    Ситник VS Корчак – верхівка айсбергу великої війни

    З хронології виходить, що Ситник завів справу після протоколу, а заява Соломатіної сталась після викиду в інтернет офрекордзу директора НАБУ

     
Система Orphus