Крым: год первый

Большинство крымчан даже не подозревают о происходящем на полуострове. А те, кто знает, опасаются, что они следующие
17 березня 201511:00

- Это конечная станция, уважаемые пассажиры, покидаем вагон! - объявляет проводник поезда "Киев-Симферополь".

На самом деле высаживают не в Симферополе - поселок Новоалексеевка теперь последний пункт следования железнодорожного транспорта по направлению в Крым.

До Симферополя 160 км. Люди, которые высыпались из вагонов на платформу, буквально выхватываются из толпы таксистами. Любой каприз за ваши деньги, как говорится.

Только смелые и бедные выбирают вариант идти пешком через границу. Погода стоит ужасная - всего пару градусов тепла и моросит дождь. Группа из ста человек приближается к пограничному пункту. Для местных жителей такие пешие марши стали уже нормой. Колеса чемоданов гулко тарахтят по бездорожью приграничья, отбрасывая куски мокрой грязи на обувь и брюки.

Пройдя 5 км пешком буферной зоны по заминированному мосту (все, конечно же, в целях безопасности), взору открывается долгожданная надпись "КРЫМ". В этот момент понимаешь, что самое интересное только начинается.

Система пропуска такова: 10 пешеходов, потом 3 легковых автомобиля и иногда фуры, которых в очереди я насчитала аж 224. И стоишь ты на ледяном ветру посреди поля час, второй, в ожидании попасть в заветную десятку.

Сначала люди терпеливо ждут, укутавшись во все, что возможно. Через час в толпе начинаются волнения, кто-то уже начинает проклинать во весь голос все и всех, кто-то рассказывает какую вкусную и дешевую колбасу привез в Крым в качестве сувениров.

Через 9 часов после прибытия поезда на платформу Новоалексеевки люди наконец-то попадают в Симферополь. Уставшие, голодные и грязные они разбредаются домой. Железнодорожный вокзал крымской "столицы" полностью опустел, здесь нет ни души, только одинокие ржавые грузовые вагоны стоят в ожидании неизвестно чего.

Внешне ничего в городе за этот год не изменилось, только флаги из двухцветных превратились в триколоры. Но, если присмотреться внимательнее, то жизнь крымчан изменилась кардинально.

Эмиле (имя изменено, - авт.) - крымская татарка, последние несколько лет работала учительницей украинского языка в одной из крымских школ.

- В августе прошлого года директор школы с сожалением в глазах мне сказала, что ничего не может мне предложить. У меня два диплома о высшем образовании, и я остаюсь без работы. Почему не уехала на материк? Да просто силы духа не хватило. Страшно мне стало ехать в неизвестность, и родители мои здесь.

- Нет, я не смирилась с тем, что произошло, да и никогда не смирюсь. Мне просто как-то нужно научиться выживать здесь. С одной стороны, я рада, что у меня забрали преподавание украинского языка. Ну, представьте, я крымская татарка (а отношение к нам в Крыму теперь сами знаете какое), веду украинский язык и литературу. Как я могу учить детей этому, не рассказывая о патриотизме и национальной идее? Меня направили на переквалификацию, за год я должна получить диплом учителя русского языка. А сейчас я преподаю в школе экономику. Тем же детям, которым рассказывала про красоту украинской культуры. Некоторые из них насмехаются, а некоторые понимающе закрывают глаза.

 

Во Всемирный день защиты прав женщин 8 марта набережная города Алушты переполнена людьми. С разных сторон доносится русский язык с типичным московским акцентом, баянист играет старые советские песни, а прохожие кидают ему мелочь. Царит спокойствие и благодать, только штормящее море нагнетает атмосферу.

Кафе у самого моря переполнено людьми. Кажется, что все нам наврали, что туристы не приезжают в Крым.

- Как же замечательно, что мы смогли сюда прилететь по льготным билетам. Я счастлива вспомнить молодость в Крыму, - доносится обрывок фразы откуда-то сбоку.

Всматриваюсь, миниатюрная бабушка идет под руку со своим дедушкой. А потом оглядываешься и понимаешь, что все эти туристы и есть такие бабушки и дедушки, которые медленно бредут вдоль линии моря.

 

Александр десять лет уже работает журналистом в Крыму. Он один из немногих, кто после аннексии Крыма решил остаться и продолжить свою работу. Его издательство закрыли еще в марте, как раз во время захвата административных зданий. Весь коллектив объявили предателями и агентами западных спецслужб.

- Я не могу уехать отсюда и бросить людей в информационном вакууме. Я пытаюсь работать, но с каждым днем это становится все сложнее и опаснее.

9 марта традиционно в Симферополе проходили мероприятия, посвященные дню рождения украинского поэта Тараса Шевченко. В прошлом году эта акция была необычайно многочисленной, так как проходила за неделю до "референдума", люди скорбели, понимая, что это последняя украинская акция в Крыму.

В этот раз на митинг долго не давали официального разрешения, но таки позволили его провести. В результате было задержано трое участников, якобы за использование запрещенной символики. Таковой в Крыму теперь считаются украинские флаги. Суд постановил обвиняемым административное наказание, а организатор акции Леонид Кузьмин был уволен с работы из-за несоответствия занимаемой должности и подрыва ценностей российского государства.

 

Большинство крымчан даже не подозревают о происходящем на полуострове, местные СМИ не освещают происходящие события, считая их малозначительными. В основном люди в Крыму озабочены бытовыми проблемами: как перерегистрировать автомобили, как получить медицинскую страховку, как открыть счет в банке. Спустя год российские учреждения глубоко укоренились в крымской действительности и налаживают свою работу, но прежний комфорт до сих пор не вернулся в повседневную жизнь, не говоря уже об улучшении прежних реалий.

В магазинах Крыма достаточно продукции украинского производства, но продается она по ценам, которые в несколько раз выше, чем на материковой части Украины. Рост цен за последний год составил в среднем 100%. Повышение зарплат и пенсий не увеличило покупательскую способность крымчан. Некоторые товары стали откровенным дефицитом. Узнав, что кто-то из друзей едет на материк, люди составляют списки товаров и продуктов, которые просят привезти в Крым.

Поразительно, как меняется мнение людей. Все чаще слышишь робкие реплики "при Украине было лучше", "раньше я не считал каждую копейку", "пенсии мне хватало на месяц, а сейчас с трудом могу прожить три недели". Но сказав это, человек себя сразу одергивает и продолжает сыпать фразы, услышанные по телевидению: "но с Украиной нам не по пути, у них стало еще хуже", "главное, что у нас нет войны, спасибо за это России". Эйфория закончилась и началась российская повседневность, которая не сильно отличается от украинской.

Крымский татарин Джемиль накладывает штукатурку на стену своего дома, когда мы подходим к нему.

- О, опять журналисты приехали. Ну что вам всем здесь надо? Вы же беззубые и безъязыкие, вы ничего не можете сделать. Вы понимаете, в каком государстве мы оказались? Здесь главные полиция и федеральные службы! Немцова убили прямо возле Кремля, и что?

Дом Джемиля стоит на окраине Симферополя посреди поля, на котором несколько лет назад крымские татары начали возводить свои дома. На вопрос о решении российской власти сносить незаконные постройки, хозяин реагирует еще жестче, чем на наше появление:

- Сносить наши дома?! Да я сам под трактор лягу, если кто-то сюда придет! Я всю жизнь его строю, у меня две дочери, которым где-то нужно жить со своими семьями. Если власти начнут такой откровенный террор против нас, то мы не будем на это молча смотреть.

 

Годовщина референдума уже объявлена выходным днем, планируется проведение парада в честь присоединения Крыма к России. Учителям в школах предлагают на классные часы, посвященные этой дате, приглашать представителей "крымской самообороны", чтобы они рассказали детям, как все происходило.

Крым за этот год стал жить в двух параллельных реальностях. Люди, которые живут со своими бытовыми проблемами, и люди, которые чувствуют страх, что за ними придут следующими. И эти две реальности не пересекаются совершенно.

Рано утром меня будит звонок журналиста Александра. Он сообщает, что сотрудники ФСБ проводят обыск в доме одной из его коллег, которая так же, как и он, не уехала работать на материк. Ее задерживают и начинают следствие. Он говорит, что будет следующим.

В Крыму просто стало страшно. Страшно, даже если ты ничего не нарушаешь и открыто не высказываешь свои мысли. Страшно просто потому, что ты другой.

 
Розділи :

КОМЕНТАРІ

15.11.2018, 01:25
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 19 лютого 2019

    Потерпілі у справах Майдану продовжують з’являтись. Щодо розстрілів винесено 66 підозр, - ГПУ

    Всього у справі більше тисячі епізодів, включаючи побиття активістів, журналістів та вбивства

     
    • 18 лютого 2019

    Активісти прийшли під стіни МВС із акцією "Бандера, вставай"

    У Києві біля приміщення Міністерства внутрішніх справ представники кількох організацій провели акцію "Бандера, вставай"

     
    • 18 лютого 2019

    У справі щодо відсторонення Уляни Супрун визначили нового суддю

    Новим суддею у цій справі за автоматичним перерозподілом стала суддя Тетяна Скочо

     
    • 13 лютого 2019

    Прокурор, який помер в статусі підозрюваного у справах Майдану, був у день смерті в суді

     
Система Orphus