6 историй об аннексии Крыма

Журналисты INSIDER вспоминают о последнем визите на полуостров
16 березня 201509:00

Год назад в Крыму прошел так называемый "референдум" о присоединении к России. К моменту его проведения практически все административные здания и воинские части украинской армии были блокированы вооруженными людьми в форме без опознавательных знаков, которых прозвали "зелеными человечками".

Через год президент России Владимир Путин признал, что это были солдаты элитных частей российской армии. Истинные итоги референдума не известны. По оглашенным данным 96,77% населения полуострова проголосовало за его присоединение к России. Хотя работавшие в тот день в Крыму журналисты нигде не видели такой явки.

Аннексия полуострова произошла практически бескровно. Большая часть украинских воинских частей добровольно остались на территории Крыма, и лишь часть вышла на материковую Украину.

За прошедший год практически ни одна страна в мире не признала Крым частью России. Но внимание мировой общественности от незаконной аннексии буквально сразу же было отвлечено войной на Донбассе.

Через год после тех событий журналисты INSIDER вспоминают события и атмосферу в Крыму во время аннексии.

Сергей Щербина:

"Бандиты из Киева"

На границе с Крымом со стороны Херсонской области неподалеку от Цюрупинска уже стояли украинские военные, окопав БТРы и поставив бетонные заграждения. Над блокпостом на Перекопе был поднят российский флаг.

Досмотр заезжавших в Крым машин и проверку документов проводили вооруженные бойцы так называемой "самообороны Крыма" и сотрудники местного "Беркута".

Казаки в Севастополе. Фото Виктора Гурняка, INSIDER

Особых проблем со въездом не возникло, не считая обыска. Но всю прелесть отношения местного населения к гостям из материковой Украины мы смогли оценить уже в Симферополе.

На одной из заправок города мы остановились выпить кофе. Женщина, которая вела за руку девочку, посмотрев на нас и на киевские номера наших машин, сказала: "Вот, бандиты из Киева приехали".

Диалог с "ветераном "Беркута"

В Евпаторию мы ехали к одной из блокированных военных частей. Воображение рисовало картинки из советских буклетов об осаде фашистами Брестской крепости. Реальность была совсем другой.

Под той частью даже не было "зеленых человечков". Около забора тихо стояло двадцать человек. Они вполне могли бы быть обыкновенными "титушками" из Мариинского парка в Киеве. Некоторые были в "казачьей" форме, но большая часть – "на спортивном".

Там же мы впервые пообщались с этой "самообороной Крыма", как они себя называли. Люди, которые стояли под частью, смотрели на нас и на киевские номера машин выразительно, но агрессии не проявляли. Только один парень в кожанке с приколотой георгиевской ленточкой решился заговорить с нами. Но разговор не получился. 

С другой стороны забора ажиотажа тоже не наблюдалось. Солдаты стояли в карауле "в полной выкладке" и странно смотрели на нас и наши пакеты с едой, которые мы им привезли. Но с нами они не разговаривали.

Из части вышел офицер. Мы представились и предложили помощь. Он тихо, но уверенно сказал, что проблем с обеспечением нет, и скрылся за КПП.

Одна из украинских военный частей в Крыму. Фото Виктора Гурняка, INSIDER

Тогда мы еще не знали, что солдаты крымских военных частей – преимущественно местные жители. Но уже начали понимать, что осада Брестской крепости – это из другой истории.

Еще подъезжая к части мы заметили машины, которые явно нас "вели". Через пару километров нас обогнал старенький внедорожник и стал "прижимать" к обочине. Из него вышел седой худощавый мужчина в "городском камуфляже" и пристегнутым к ноге пистолетом. Тогда оружие еще было в диковинку. На рукаве у него была нашивка "Беркута".

Мужчина представился членом организации "ветеранов "Беркута". Он вежливо и серьезно попросил нас "не устраивать провокации". "Мы, жители Евпатории, хотим, чтобы у нас был порядок, и все было тихо-мирно. Мы мирные люди", - настаивал человек с пистолетом. Мы заверили его, что оружия у нас нет, и мы настроены мирно.

- Скажите, а какие настроения вообще у местных жителей? Вы за Россию или за Украину? – спросили мы его.

- Поймите, нам все равно. Нам скажут, что тут будет Украина – останемся гражданами Украины. Скажут – Россия, значит, возьмем паспорта и станем гражданами России. Нам важно, чтобы все было спокойно, - ответил "ветеран "Беркута".

Первая стрельба и диалог с капитаном

Утром 8 марта по новостям передали, что неизвестные люди захватывают здание военкомата в Симферополе. Одна из наших машин поехала туда. Все было тихо и мирно, пока "зеленые человечки" с автоматами не заметили, что их снимают на телефон из автомобиля.

Тогда они открыли стрельбу по машине. Как выяснилось позже, пули пробили все 4 колеса. К счастью, никто из тех, кто находился в автомобиле, не пострадал. Коллеги "на ободах" смогли уехать до стоянки ближайшего крупного торгового центра.

"Зеленые человечки". Фото Виктора Гурняка, INSIDER

Это был чуть ли не первый случай стрельбы с начала оккупации Крыма. Посетители ТЦ старались огибать простреленную машину по широкой дуге, косясь на киевские номера. Коллеги решили вызвать на место милицию, которая формально еще была украинской.

На той же стоянке ко мне подошел татарин-таксист и предложил отвезти в офис крымско-татарского телеканала ATR и пригласить съемочную группу.

Пока мы ехали на старенькой "Волге", таксист рассуждал вслух: "Вот, чеченцы подожгли Ичкерию, когда у них было 5 тысяч боевиков. У нас могут быть десятки тысяч. Мы можем воевать за Украину, но у нас вообще нет оружия. Скажи там, в Киеве, чтобы нам передали оружие, а?". Ответов для него у меня не было.

Офис ATR тогда напоминал крепость. Над зданием был поднят крымско-татарский флаг, территория обнесена забором с колючей проволокой, а на проходной сидела вооруженная охрана. Рядом дежурила машина ГАИ.

Журналисты телеканала сразу согласились ехать на место. Съемочную группу усилили охранником. Когда мы вернулись к обстрелянной машине, застали там местную опергруппу, которая нехотя проводила осмотр места происшествия и искала оружие.  

Мы решили обратиться за помощью к правоохранителям в Киев. Через одного из нардепов от ВО "Свобода" я попробовал связаться с новоназначенным генпрокурором Олегом Махницким. К вечеру мне передали контакт сотрудника прокуратуры Олега Шемякина, его отрекомендовали как прокурора Крыма и попросили изложить ему ситуацию.

Я перезвонил Шемякину и рассказал историю обстрела, но в ответ услышал:

- Все понятно, но я - прокурор Севастополя. А вам нужен прокурор Крыма.

- А кто сейчас прокурор Крыма?

- А Бог его знает.

Вечером того же дня мы поехали к озеру Донузлав, чтобы передать рации нашим морякам. Нас пустили на базу и пригласили на борт десантного корабля. Там мы встретились с командиром бригады надводных кораблей Виталием Звягинцевым.

Виталий Звягинцев. Фото Виктора Гурняка, INSIDER

Моряки были растеряны. Четыре украинских корабля стояли в озере и не могли выйти в море, так как русские затопили несколько наших кораблей на выходе из бухты.

"На высотах уже стоят минометные расчеты. Если мы откроем огонь – они нас просто потопят со всеми командами. А в Киеве только говорят "держитесь". Как держаться – не уточняют", - говорили офицеры. Ситуация усугублялась сложной атмосферой среди команды – командир не исключал возможность бунта, так как среди матросов было много крымчан.

С базы нас провожал один из командиров десантного корабля "Ольшанский". "Вами все гордятся", - сказал я ему, пытаясь приободрить. "Честно, мне стыдно", - ответил офицер, посмотрев в небо. 

Украинские корабли на Донузлаве. Фото Виктора Гурняка, INSIDER

Евгений Будерацкий:

Знакомство с "поребриком"

В Крым мы приехали 2 марта через Красноперекопск. Крымчане, с которыми поддерживали связь в дороге, предупредили, что никакой украинской символики в машине быть не должно, да и сам факт принадлежности к журналистскому цеху в целях безопасности лучше было бы не афишировать. Приблизительно так и поступили.

Уже на въезде на полуостров довелось столкнуться вроде как со "старыми знакомыми" - на блокпосту стояли вооруженные люди, одетые в форму спецподразделения "Беркут". Многие тогда говорили, что эти "беркута" из Севастополя. Смутило то, что эти ребята разговаривали уж как-то очень "по-русски", с неприсущим даже крымчанам акцентом.

В середине апреля всю Украину облетели кадры из Славянска, где один из вооруженных захватчиков здания СБУ использует в своем лексиконе непривычное для украинского жителя слово "поребрик". Позже это стало одним из первых доказательств того, что войну на Донбассе спровоцировали граждане России.

Я услышал это слово впервые в марте на въезде в Крым от "севастопольского "Беркута". Тогда я не придал ему особого значения.

Украинские войска подходят к Крыму. Фото Виктора Гурняка, INSIDER

8 марта в Ялте

Так уж вышло, что в Ялте мы оказались аккурат накануне 8 марта. В городе было непривычно тихо. Тот, кто когда-либо был в Ялте на Международный женский день, в курсе, сколько народу принимает городок в это время, несмотря на, казалось бы, вовсе некурортный сезон.

То, что в Ялте практически не было туристов, мы убедились в гостинице, где остановились на ночлег. Там мы оказались чуть ли не единственными постояльцами. Администратор отеля рассказал, что "брони на мартовские праздники было много, но в последний момент практически все от нее отказались.

Прогулка по вечерней Набережной Ялты накануне 8 марта прошлого года мне запомнится надолго. Я часто бывал здесь раньше, но никогда не видел ее настолько пустой - криком "Слава Украине!" мы испугали разве что местных котов.

8 марта крымскотатарские женщины проводили пацифистскую акцию, выйдя вдоль дорог населенных пунктов со своей национальной и украинской символикой. Мужчины в акции участия фактически не принимали, следя за порядком со стороны. Проезжавшие мимо автомобили активно поддерживали акцию, что на некоторое время подняло наш дух.

На следующий день мы отправились в Феодосию, где планировали навестить наших десантников. Уже подъезжая к части, заметили большое количество "зеленых человечков", множество российских флагов и антиукраинских транспарантов.

Как я чуть не стал "зомби"

Единственным городом, где не ощущалось никакой поддержки украинской армии, был Севастополь. Правда, еще на въезде в город мы снова были удивлены "севастопольскими "беркутами".

Рыжий человек, размахивая автоматом, с ярким кавказским акцентом прокричал: "Откройте машину!". Попытки понять, чего хочет этот "беркут", не увенчались успехом. Видимо, с русским языком у этого бойца было туговато, и он компенсировал дефицит лексикона при помощи АК.

Севастополь встретил российской символикой, атмосферой праздника и ненависти. Народ на улицах искренне радовался, предвкушая российский триумф. Все украинское, вплоть до машин с киевскими номерами, вызывало агрессию.

Севастополь в дни аннексии. Фото Виктора Гурняка, INSIDER

Тогда же я чуть не стал жертвой зомбирования со стороны местного телеканала. После 40 минут просмотра местного телевидения я понял, что в Ивано-Франковске на улицах стоят виселицы, в Киеве заправляет нардеп от "Свободы" Ирина Фарион, а Степан Бандера признан святым. Хоть это и выглядело абсолютной чушью, но успел словить себя на мысли, что начинаю верить увиденному. И это за 40 то минут!

Выезд из Крыма был экстренным. На полуострове начали активно задерживать украинских активистов и журналистов, поэтому нам настоятельно рекомендовали уехать. 

 

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

13.11.2018, 21:59
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 22 лютого 2019

    Суд продовжив строк розслідування щодо вбивства Катерини Гандзюк до 3 липня

    Серед підозрюваних у цій справі голова Херсонської облради Владислав Мангер

     
    • 22 лютого 2019

    Суддя, підозрюваний у хабарництві, повернувся до роботи і отримав з бюджету 160 тис грн

     
    • 21 лютого 2019

    Палії проти активістів: як залякують захисників зелених зон

     
    • 21 лютого 2019

    Поліцейському, підозрюваному у побитті активіста, не змогли оскаржити запобіжний захід

    Працівника поліції підозрюють у побитті активістів під час затримання

     
Система Orphus