Украина после Минска-2. Как разомкнуть порочный круг?

Можно ли вообще в ситуации реальной войны на востоке Украины заявить позиции мира и ненасилия?
19 лютого 201510:00

После очередного соглашения о перемирии для Украины наступило сложное время.

Взятые на себя обязательства по минскому соглашению Украине будет не просто исполнить, если они вообще технически исполнимы.

Кремль же не берет на себя обязательств, не признавая себя стороной конфликта, и пытается переориентировать международное политическое давление на Украину. Ему это отчасти удается - об этом говорит одобрение сначала "нормандской четверкой", а затем и Совбезом ООН кремлевских текстов соглашений и резолюции.

Что последует дальше? Сможет ли в этой ситуации Украина дать адекватный ответ и выбраться из дипломатической ловушки?

Последствия Минского прецедента

Минск-2 как прецедент, безусловно, был. Дальнейшее развитие событий в Украине и вокруг нее уже во многом от него зависит.

С одной стороны, это небывалый случай легализации террористов и терроризма на международном уровне.

На протяжении последних десятилетий после Второй мировой не было принято вести переговоры с террористами. Ни в нормандских, ни в каких бы то ни было других форматах. На переговорах Минск-1 и Минск-2 террористы - главари "ЛНР" и "ДНР", воюющие за путинскую "Новороссию", стали их полноправными участниками.

Более того, основа текста, одобренного "нормандской четверкой" в Минске 12 февраля, была подготовлена, в том числе, террористами. Сначала некий план Путина представили Олланду и Меркель в Кремле, затем появился документ с требованиями "ДНР" и "ЛНР", ряд предложений из которого вошел в текст Минского соглашения.

Терроризм был признан участниками нормандских переговоров имеющим право на жизнь, поскольку они одобрили "местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей… в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней контактной группы". Иными словами, с представителями террористических "ДНР" и "ЛНР". Признанием прав террористов является и амнистия, упомянутая в последнем Минском соглашении.

С другой стороны, Минск-2 стал прецедентом легализации права силы, закрепив за агрессором и его сепаратистами оккупированные со времени переговоров Минск-1 территории. Это проявилось, в том числе, в одобрении переговорщиками требования отвода украинских войск от текущей линии соприкосновения, а не от линии разграничения по Меморандуму Минска-1.

Кроме того, Минск-2 показал цену переговорного процесса, проходящего по инициативе и с позиций агрессора, подтвердив, что Минские соглашения ничего не стоят и ничем не обеспечиваются. Так, сепаратистам и Путину простили нарушение предыдущего Минского договора и приняли ситуацию as is.

По сути, европейские лидеры показали, что будет, если, абстрагируясь от международного права, сбросив со счетов прошлое, вести переговоры с террористами. Это негативный, но тоже прецедент. Отрицательный, но тоже результат, который доказывает необходимость действий в рамках закона и демократических принципов.

Однако на международном уровне Минск-2 не признается дипломатической, тактической и технической неудачей. Наоборот, страны приветствуют его, поскольку он содержит ключевые, хоть и неисполнимые "мир" и "перемирие".

Новые условия для Украины

Участие Украины в переговорах Минск-2 поставило ее в совершенно новые условия. Это требования признания территориальных претензий со стороны "ДНР" и "ЛНР". Новые Минские соглашения обязывают вести с ними переговоры о выборах, в их пользу проводить конституционную реформу. И только потом, после отдельных выборов и реформы, Украине позволят контролировать внешнюю границу, если позволят вообще.

Соглашением, пусть устно, на Украину накладываются выполнение нереализуемых обязательств по восстановлению соцобеспечения на так называемых особых, контролируемых бандформированиями, территориях.

Минскими соглашениями Украина поставлена в условия вооруженного конфликта с неизвестным иностранным государством. Кремль так и не признал своего присутствия на украинской территории, а себя - стороной конфликта, хотя согласился с необходимостью вывода всех иностранных войск с территории Украины.

Дополняет эту сложную ситуацию несколько ослабленное давление Запада на Россию. В условиях ожидания результатов минских договоренностей санкции ЕС, введенные в действие 16 февраля, являются скорее очередным предупредительным шагом, нежели серьезной мерой экономического давления. США официально заявили о возможности новых санкций только в случае срыва минских договоренностей. Об отключении России от системы SWIFT и других сильных экономических мерах речь пока не идет. Рынок подтвердил ослабление экономического нажима - Центробанк укрепил курс рубля с 12 по 16 февраля с 66 до 62,6 рубля за доллар.

Стоит отметить, что новые условия осложнены тем, что сами участники и инициаторы переговорного процесса начали обесценивать его результаты, публично опровергая тезисы соглашения (лидер "ДНР" Захарченко, Путин и Песков) и сомневаясь в его результативности (Меркель).

Будет ли дальше разворачиваться путинский сценарий?

В своем сценарии Путин отвел центральную роль Европе. Именно представители стран-основателей ЕС были приглашены к переговорам в Кремль, именно их Путин посвятил в свой план.

Место и роль Европы в путинском сценарии, как видно, состоит в пошаговой легализации его продвижения на Запад, начиная от негласного моратория на оценку его действий в терминологии международного права - временно отставлена в сторону даже история с малайзийским "Боингом" - заканчивая принятием путинских условий заключения мира.

Замороженные "кейсы" российского терроризма и агрессии - это не тузы в рукавах европейских политиков, а проявление откровенного нежелания заниматься проблемами постсоветского пространства, демонстрация Европой экономических приоритетов над политическими, включая вопросы безопасности.

Путин и его система - преемники советской дипломатии, где ковали не такие уж плохие кадры. Сегодня он на шаг опережает Запад, который принял и приветствовал его версию "мирного" соглашения, и у него уже были заготовлены шаги, закрепляющие этот успех.

Одним из таких шагов явилась путинская версия резолюции Совета Безопасности ООН по Украине, после внесения туда некоторых поправок, единодушно одобренная 17 февраля. Ее принятие открывает для Путина новые возможности по легальному разделу Украины через автономизацию захваченных террористами восточных областей, поскольку Совбез одобрил тексты минских договоренностей.

Каким могло бы быть достижение реального мира?

В путинском сценарии не были предусмотрены механизмы достижения мира в Украине, вероятно, потому что мир - его главная цель.

Техническому исполнению договора, которым должна была заниматься группа специалистов в контактной группе, не было уделено внимания. Такие вопросы, как шаги по восстановлению Украиной контроля за границей, этапы отвода тяжелых вооружений, механизмы контроля за вооруженными формированиями по существу не были оговорены. В соглашении упоминается только ОБСЕ как наблюдательный орган и перспектива создания рабочих групп для его реализации.

Однако прекращение огня и отвод тяжелых вооружений нужно выполнять прямо сейчас. Недосказанность и нерешенность в этой области позволяет России снова выдвигать свои требования. В то время, как заранее подготовленные, прозрачные, понятные и реализуемые шаги позволили бы каждой стороне быть уверенной в том, что другая сторона исполняет договор и делает адекватные шаги в этом направлении.

Второй не просто недостаток, а огромный провал минских переговоров состоял в уходе от международного права. Были отставлены в сторону Будапештский меморандум, российская аннексия Крыма. Не были даны юридические оценки роли России в конфликте - она его сторона или просто наблюдатель? Это произошло потому, что структуры ООН, как ряд европейских институтов, не дали четких юридических определений действиям России как стороны конфликта, страны-агрессора, спонсирующей и поддерживающей терроризм.

Но к кому относились и относятся воззвания переговорщиков о мире, если Россия не считала себя стороной конфликта?

Возможно к "ДНР" или "ЛНР"? Но с террористов не может быть никакого спроса, особенно если они подконтрольны Путину.

К Украине? Но тогда выходит, что она должна выполнить договоренности в одностороннем порядке, поскольку террористы их не хотят и не будут выполнять.

Именно адекватные юридические оценки в международной терминологии, решения органов международных конвенций, судов, смогли бы доказать и отстоять адекватные формулировки и позицию сторон в данной ситуации. Юридическая сторона вопроса важна и потому, что без нее невозможны и переговоры (в противном случае они нарушают законы), и санкции (иначе, где основа для их введения и отмены?).

Что интересно, даже действия Олланда и Меркель не обсуждались на уровне Европарламента, не согласовывались как элемент продуманной сильной стратегии. Может быть, с этого стоило бы начинать?

Третьей огромной проблемой Минска-2 было то, что он не учитывал итоги Минска-1 и за нарушение прежних договоров, как и за нарушение Будапештского меморандума, России опять ничего не было. В то время как механизмы обеспечения договоров должны были бы не просто быть, но и действовать.

Толстовский мир

Пацифизм Льва Толстого приобрел некие полуреальные очертания в событиях последних месяцев в Украине. Она без боя отдала России Крым, запоздало начала АТО и просила у России мира, не отвечая на ее агрессию и ложь, исполняя принятые на себя обязательства по прекращению огня.

Толстой был убежден в том, что ненасилием можно остановить войну, Ганди боролся с колониализмом Англии такими же ненасильственными методами.

Можно ли теперь, после начала реальной войны на востоке Украины, заявить позиции мира и ненасилия?

Вероятно. Только это приведет к постепенному военному захвату ее территории, как это произошло с Крымом. Ненасильственная линия имела шансы на успех до первых выстрелов, либо для нее остается место после полной капитуляции.

Война – это, пожалуй, самое плохое из всех решений. Но дипломатический и экономический путь к реальному миру слишком далек от череды непростительных ошибок, которые позволили себе западные политики своими действиями или бездействием. Инициатива должна быть в руках миротворцев и защитников справедливости, а не террористов и агрессоров.

Именно поэтому для Киева, Брюсселя и Вашингтона сегодня так важна не просто оценка и отмена противоречащих международному праву действий и условий, а свой, продуманный, последовательный и ответственный план, свои версии текстов, своя стратегия.

Розділи :

КОМЕНТАРІ

22.11.2018, 23:44
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 11 грудня 2019

    Вбивство волонтера в Бахмуті: однопартійці загиблого влаштували пікет під МВС

    Подібні пікети, за словами керівника партії ВО "Свобода" Олега Тягнибока, одночасно проходили по всім обласним центрам країни

     
    • 10 грудня 2019

    Адвокатка сімей Героїв Небесної сотні: "У нас є час відновити слідство до 1 січня"

     
    • 10 грудня 2019

    Напад на Чорновол: суд залишив вирок Корнілову без змін

     
    • 5 грудня 2019

    В ході пожежі у будинку профспілок в часи Майдану 41 людина отримала ушкодження, двоє загинули, - прокурор

    В суді у справі штурму Майдану назвали кількість загиблих і постраждалих внаслідок пожежі у будинку профспілок

     
Система Orphus