Дебальцево: мир в тех подвалах и не снится

- Перемирие говорите? А чего тогда утром на мое поле военные прикатили три гаубицы и поставили их в 500 метрах от моего дома?
Все фото автора
18 лютого 201515:00

На рассвете 11 февраля на платформе киевского железнодорожного вокзала толпится много людей. Несмотря на ранний час, люди выглядят уставшими и взволнованными.

Через несколько минут поезд отправится в город Краматорск на востоке Украины. Именно там накануне произошел артиллерийский обстрел, погибло 7 мирных жителей, а также более 40 пострадало.

В нашем вагоне едет много военных, что напоминает о движении в направлении линии фронта. У женщины, которая садится рядом, все пять часов пути не смолкает телефон. Из разговора понимаем, что она живет в Краматорске, но вчера была в Киеве в командировке:

- Со мной все хорошо. Но я не спала всю ночь после того, как мне позвонили из дома. Что же теперь делать? Как мне дальше жить? Ой, горе-то какое…

В ее дом попал снаряд. И вот тут к тебе окончательно доходит, что из мирного Киева ты на фешенебельном экспрессе мчишься на войну.

 

На вокзале в Краматорске длинные очереди к кассам, семьи с детьми и самыми необходимыми вещами пытаются уехать в безопасное место, сохранить свою жизнь.

Возле выхода с ноги на ногу переминается несколько таксистов в ожидании клиентов. Когда называю адрес гостиницы, то слышу в ответ:

- Нет, туда я не поеду, это ж в центре. Там ведь только что стреляли, - действительно, когда мы вышли из вагона, раздался оглушающий грохот.

Немного подумав, таксист добавляет:

- Ладно, поеду, но по двойному тарифу, или идите пешком, - что ж, мы соглашаемся.

После вчерашнего обстрела Краматорск постепенно возвращается к жизни.

Особенно быстро на ситуацию отреагировали волонтеры, которые занимаются помощью беженцам. Меньше чем за сутки они организовали эвакуацию 35 детей, которые уже до этого были эвакуированы из Луганской области. Сначала их довезут на автобусе до Харькова, а потом поездом доставят во Львов, где их уже ждут.

Ночью в Минске были подписаны мирные соглашения, но фермеру Николаю из села Клиновое, которое находится в 30 км от Дебальцево, это не внушает надежды. У него большое хозяйство: поле, где он выращивает пшеницу, а также свиньи и куры.

- Перемирие говорите? А чего тогда утром на мое поле военные прикатили три гаубицы и поставили их в 500 метрах от моего дома?

В этот момент к нему подбегает большой черный пес по кличке Барон и жмется к ногам. Фермер начинает оглядываться за дом, и спокойным голосом сообщает:

- Барон никогда не ошибается. За 5 минут до обстрела он всегда прибегает и предупреждает нас. Вы только не пугайтесь! Как увидите огонь, значит, через несколько секунд будет грохот, вы успеете приготовиться. Мы уже привыкли, нас только иногда взрывная волна беспокоит, а так все нормально. Ну, еще снаряды неразорвавшиеся в поле находим часто, но дом пока не задело, поэтому так же под обстрелами продолжаем работать на ферме. Короче, не верю я в перемирие. Летает все время туда-обратно разное.

Выезжаем из села на трассу Артемовск-Дебальцево, за которую ведутся ожесточенные бои.

На блокпосту

Сам город Дебальцево последние несколько дней закрыт для въезда даже для гуманитарных машин и "скорых". Сложно точно сказать, что именно происходит в городе, и кто его контролирует - пророссийские сепаратисты или украинские военные. Известно только одно, что там уже очень долго люди сидят по подвалам без еды и воды под постоянными обстрелами.

Трасса к городу усеяна украинскими блокпостами. На одном из них останавливаемся, чтобы узнать о ситуации. Наш собеседник - Игорь родом из Харькова, уже несколько месяцев находится на линии фронта:

- Извините, но мы не можем вас пропустить в Дебальцево. Сейчас это слишком опасно, дорога простреливается со всех сторон. Приезжайте лучше 15 февраля утром, будет перемирие, и тогда вы сможете проехать. Верю ли я в перемирие? Ну, я хочу верить, надеюсь, но знаю, что его не будет.

На следующий день вновь пытаемся прорваться в город Дебальцево. Выезжаем на уже хорошо изученную трассу, на блокпостах нас хорошо запомнили и даже рады приезду.

Дима, один из военных, разговорившись с нами, рассказывает, что родился и вырос в Донецке, воевать пошел сразу же, потому что кто, если не такой, как он, должен защищать родную землю? Ему 45 лет, в обычной жизни он был частным предпринимателем. Чувствуется, как его большие голубые глаза светятся радостью от разговора с нами, с гордостью он показывает нам свою траншею и скромно просит сфотографироваться на память. Какие-то невообразимые чувства переполняют в этот момент: не думала, что на войне есть место добродушию. Дима разрешает нам проехать в Светлодарск.

Въезжая в город, в 13 км от Дебальцево, отчетливо понимаем, что перемирие завтра не наступит. Вчера и сегодня город бомбится с двойной силой. Туман окутал абсолютно пустые улицы. В таком густом тумане громыхание артиллерийского обстрела звучит еще более ужасающе.

Перед нами вдруг вырастает двухэтажное здание с выбитыми стеклами, дребезжащее от работы артиллерии. В окне второго этажа виднеется операционный стол, понимаем, что это городская больница.

Заходим внутрь. В абсолютной темноте в конце коридора видим хрупкую женскую фигуру в белом халате. Валентина Васильевна - одна из нескольких врачей, которые еще остались в этой больнице. Она рассказывает, что на прошлой неделе снарядом убило одного врача, полностью разрушена операционная и выбиты стекла, в больнице оказывают только самую необходимую первую помощь.

Окна операционной в больнице Светлодарска

Заглядываем в одну из палат терапевтического отделения: две аккуратно застеленные пустые кровати ожидают своих пациентов, но вряд ли в ближайшее время здесь кто-то появится, потому что больница к этому больше не пригодна.

Врач советует нам проехать два квартала вверх и посмотреть результаты вчерашнего обстрела. Откровенно сказать, начинаем нервничать, потому что наша машина мчится по пустынным улицам Светлодарска, рассекая туман, а грохот канонады только усиливается, будто мы едем в самое сердце артбатареи.

Заезжаем во двор и видим два 14-этажных дома. Еще вчера в них жили люди, а сегодня они уже в подвале соседнего дома. Было прямое попадание снаряда в квартиру, пострадал детский сад и несколько жилых домов вокруг.

Светлодарск после обстрела

Спускаемся в подвал. Абсолютная темнота и холод. Где-то в глубине раздается детский плач и рассеивается тусклый свет.

- Уходите! Зачем вы пришли? Вы все равно все наврете про нас! Вот даже обстрел немного утих, чтобы вам дать проехать, а потом усилится, чтобы уничтожить наш подвал! Убирайтесь вон!

Немного оторопев от такого приема, все равно беру себя в руки и пытаюсь разговорить этих людей. Замечаю, что, кроме большого помещения, есть еще несколько маленьких, в которых поселились мамы с совсем маленькими детьми.

Всего в подвале около 50 человек, в основном пенсионеры и женщины с детьми. Они провели только ночь здесь, поэтому не успели еще ничего обустроить: пенсионеры спят на стульях, кто-то принес покрывало из квартиры и кутает ребенка. Обещаем сообщить волонтерам об этом подвале и о том, какая помощь необходима людям.

Наступила ночь, мы прощаемся и собираемся в обратный путь. От грохота артиллерии мчимся сквозь ночной туман по трассе Артемовск-Дебальцево. Перемирие должно наступить через 4 часа, но ничто не внушает такую надежду. Здесь война идет полным ходом, а, возможно, и с двойной силой. Сложно представить, что завтра на рассвете будет звенящая тишина и мир…

Утро перемирия. Вновь густой туман и леденящий воздух.

Бойцы батальона "Донбасс" накануне перемирия взяли в плен 17 пророссийских сепаратистов, едем поговорить с этими людьми. 15 человек уже передали в Киев, еще двоих передадут завтра.

Поднимаемся на второй этаж базы батальона в районе города Артемовск. В комнате с большим окном на покрывалах сидит два молодых человека, они закрывают лица, но соглашаются с нами говорить:

- Мне 22, а ему 28 лет. Мы оба из Енакиево. Работали раньше в копанке, потом она закрылась. И мы пошли в ополчение в конце декабря. Вчера был наш первый бой.

Боец батальона сообщает, что пленным дали возможность позвонить родственникам, и что через несколько дней будет обмен и они вернутся домой.

Под Дебальцево

В очередной раз выезжаем в сторону Дебальцево. Блокпосты стоят на месте, документы проверяют так же тщательно, как и в предыдущие дни.

- Куда направляетесь?

- В Дебальцево.

Солдат загадочно улыбается и возвращает нам документы. В этот раз нам удалось подъехать максимально близко - до Дебальцево 13 км. Выходим на последнем украинском блокпосту на этой трассе и сами все понимаем. Артиллерия продолжает свою работу, вдалеке виднеются залпы. Никакого перемирия.

Заезжаем в село Мироновка в 18 км от Дебальцево. Где-то на окраине села стоит украинская артиллерийская батарея. Она продолжает работу, трясутся стены домов и все, что осталось от стекол в окнах. На улицах ни души, только редко на встречу бегут исхудалые собаки в поисках еды.

В конце улицы Первого Мая стоит пятиэтажный дом, неделю назад в одну из квартир попал танковый снаряд. В поселке уже давно нет света, воды и отопления. Возле одного из подъездов видим пятерых пожилых людей. Они положили несколько кирпичей и развели огонь, поставили котелок и готовят что-то съестное. Все это продолжается под звуки плотного обстрела. Одна из бабушек указывает на училище и советует спуститься в тот подвал.

Идем, на пороге нас встречает несколько мужчин и просят убираться вон, пока они нас не выгнали.

- Будем разговаривать только с российскими журналистами. Есть такие?

Говорю, что я из Крыма, и ко мне сразу же проявляют расположение.

- Живем мы здесь уже неделю. Говорят, у нас лучший подвал в селе. Рубим дрова, носим воду из колодца, все это под постоянными обстрелами. Зачем пришли эти военные? Мы их не ждали! Они принесли войну в наш дом! Мы не выбирали этих правителей! Мы хотели бы, чтобы здесь была ДНР, мы не хотим ничего общего иметь с Киевом. Пусть убираются вон! Мы всегда смотрим только российские новости, они одни говорят правду.

Пока родители рассказывают о своих политических предпочтениях, дети тихонечко рисуют в углу. У них на это есть только 3 часа, потому люди очень экономят энергию генератора.

Заходим в соседний подвал. Здесь совсем другая атмосфера. Условия намного хуже. Но то, что слышим здесь от людей очень сильно отличается от соседнего подвала:

- Передайте российским военным, чтобы они немедленно уходили с нашей земли! Мы жили мирно и хорошо, пока они не пришли. Мы за наших военных, они защищают нас от врага. Перемирия не будет, пока Путин не заберет свои войска.

Выходим на улицу, обстрел немного стих. К нам подходит один из местных жителей и спрашивает:

- Вы из прессы? Идемте я что-то вам покажу.

Следуем за мужчиной.

- Смотрите, несколько дней назад сюда попал снаряд. Убило одного человека. А теперь смотрите туда. Видите мусорные баки? А рядом красное покрывало. Это труп человека, которого убило. Он лежит уже здесь 5 дней. Никто не может его опознать и похоронить. Вчера утром с трупа сняли теплые сапоги. Это какой-то кошмар. До чего мы дожили…

Розділи :

КОМЕНТАРІ

15.11.2018, 18:04
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 19 лютого 2019

    Потерпілі у справах Майдану продовжують з’являтись. Щодо розстрілів винесено 66 підозр, - ГПУ

    Всього у справі більше тисячі епізодів, включаючи побиття активістів, журналістів та вбивства

     
    • 18 лютого 2019

    Активісти прийшли під стіни МВС із акцією "Бандера, вставай"

    У Києві біля приміщення Міністерства внутрішніх справ представники кількох організацій провели акцію "Бандера, вставай"

     
    • 18 лютого 2019

    У справі щодо відсторонення Уляни Супрун визначили нового суддю

    Новим суддею у цій справі за автоматичним перерозподілом стала суддя Тетяна Скочо

     
    • 13 лютого 2019

    Прокурор, який помер в статусі підозрюваного у справах Майдану, був у день смерті в суді

     
Система Orphus