Цвет войны - не хаки, цвет войны - серый

Непонимание того, что по обе стороны фронта есть и черное, и белое, приведет к тому, что через некоторое время после наступления мира опять прозвучат выстрелы
Фото Віктор Гурняк/INSIDER
22 жовтня 201409:46

Весной, когда война на Донбассе только набирала обороты, я, как и многие в этой стране, начал воспринимать все новости очень категорично. Есть свои, есть чужие. Хотя кое-кто не уставал мне твердить, что на войне нет только хороших и только плохих парней. Ситуация войны сама по себе предполагает наличие черно-белого по обе стороны фронта.

Сейчас, уже достаточно пообщавшись с бойцами АТО, раненными в госпиталях, добровольцами, которые только готовятся в учебных лагерях поехать на Донбасс, я понимаю, что это действительно так. Отличительный цвет войны - не хаки. Цвет войны - серый.

Это когда становится весьма неловко всякий раз после очередного рассказа о подлости людей, так или иначе связанных с зоной АТО. С украинской стороны.

Все началось с рассказа одного волонтера, с которым я встретился, чтобы взять интервью. В результате я даже не стал пытаться его расшифровывать. И дело не в том, что было скучно - наоборот, два часа разговора пролетели незаметно. Но рассказывал этот волонтер о том, о чем во время войны писать нельзя. По определению. Например, на вопрос, как они ввозят из Польши кевларовые каски, тот честно ответил, что все оптовые партии амуниции и формы из-за рубежа в страну попадают фактически контрабандой.

Более того, наш разговор постоянно прерывался нескончаемыми телефонными звонками. В тот день команда этого волонтера занималась безопасной переправкой из зоны АТО дезертира одной из украинских частей. И, по-моему, будет лишним судить как волонтера, так и самого дезертира - это был обычный необстрелянный, "зеленый" парень, которого в армии ничему не научили, не привили чувства патриотизма. Как итог, под первым же серьезным обстрелом он дал деру.

Вина ли это командиров кадровых частей Вооруженных сил?

Безусловно. Но, как оказалось, и в добровольческих подразделениях командиры ведут себя, мягко говоря, наплевательски как по отношению к своим обязанностям, так и к своим бойцам. Даже в зоне боевых действий.

Помню, как на Андреевском спуске в Киеве встречался с двумя бойцами одного из добровольческих батальонов. Садимся в кафе, и они начинают рассказывать о своей службе на Донбассе.

- Стоим на блокпосте, - рассказывал один из них, - уже стемнело. И любой транспорт мы имеем право пропустить только, если водитель называет пароль, который меняется каждые 12 часов. Со стороны подконтрольной нам территории на большой скорости несется машина, фары включены на дальний свет. Остается сто метров - скорость не снижает. Мы уже передергиваем затворы и готовимся стрелять на поражение. Тут из секрета в метрах пятидесяти от нас доносится крик: "Это комбат!" А мы были готовы его уже расстрелять. Он подъезжает к нам. Спрашиваю пароль - так положено. Тот только махает рукой - вообще не понимает, о чем я, - и едет дальше.

- Это еще что! - продолжает его товарищ. - По приезду в зону АТО нам даже патроны не раздали. Хотя когда стояли на охране под Верховной Радой и Кабмином в Киеве во время митингов летом, каждому по два рожка боевых выдали. Я уже не говорю о случаях, когда он просто не выдавал личному составу вещи, присланные волонтерами. Даже носки куда-то исчезли со склада.

Таких историй на фронте и в тылу - сотни. Волонтеры лезут из кожи вон, чтобы одеть и снарядить солдата, отдают купленное офицерам. А через неделю-две эти же вещи продаются солдатам прямо на фронте, из своеобразных автолавок. Ездит себе офицер по зоне АТО и продает шлемы, бронежилеты, хорошую форму. Подобные истории рассказывает ни один и не два волонтера.

Эти ребята лучше Минобороны и Генштаба знают, в чем нуждаются бойцы того или иного подразделения. И когда приезжают к ним с необходимым - солдаты уже все имеют.

- Откуда взяли? У вас же не было. Волонтеры другие помогли?

- Да нет, приезжал бусик. Мужик открывает салон, а там все есть. Вот и купили.

Наживаются даже на трупах солдат. Так, бывали истории, что при стоимости гроба приблизительно в 1,5 тысячи гривен офицеры, отвечающие за выдачу "200-го" родственникам, требовали в три раза больше.

Похожие вещи происходят и вокруг госпиталей с раненными бойцами. Мало кто задумывается над тем, что, наверное, уже в каждом из украинских госпиталей есть сошедшие с ума солдаты, которые не могут спокойно спать и дергаются от каждого звука. Их просто привязывают ремнями к койкам.

Более того, немногие знают, что в одном из госпиталей охрана сознательно обманывала людей, несущих лекарства волонтерам при этом медучреждении. Мол, волонтеры - направо, вот и несите туда. А там уже стояли медсестры и забирали лекарства себе. Настоящие волонтеры были налево.

Что это: воровство, мошенничество или нехватка лекарств в бюджетном заведении? Люди ведь сознательно несли дорогостоящие лекарства не работникам отечественной медицины - с них спроса нет, а именно волонтерам, которые отчитываются за каждую ампулу.

Даже попасть на фронт добровольцем, не заплатив при этом взятку военкому, оказывается, не так просто. Знакомый волонтер рассказывал, как их водитель после многочисленных поездок с посылками на передовую плюнул на все и сам ушел на фронт добровольцем. И здоровье, и возраст у человека были уже не те. Зрение плохое, половины селезенки нет. Заплатил в военкомате взятку - стал молодым и здоровым. Ушел добровольцем.

Стоит ли знать обо всем этом "пересічному громадянинові" в условиях войны?

Думаю, что нет. На войне, как нет только черного и только белого - нет и объективной журналистики. Есть пропаганда. За ту или иную сторону. Здесь в силе только одно правило: не говори плохого, чтобы не навредить.

Правда, как только война закончится, об этом можно и нужно будет писать. Ведь неполная правда о войне для других поколений - фундамент новой войны.

Розділи :

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 12:51
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 5 грудня 2019

    В ході пожежі у будинку профспілок в часи Майдану 41 людина отримала ушкодження, двоє загинули, - прокурор

    В суді у справі штурму Майдану назвали кількість загиблих і постраждалих внаслідок пожежі у будинку профспілок

     
    • 3 грудня 2019

    Адвокат просив про виклик Онищенка в суд через консульство Барселони. Прокурори впевнені, що в Іспанії він не живе

    Прокурори САП вважають такі клопотання адвоката затягуванням

     
    • 29 листопада 2019

    П’ЯТНАДЦЯТЕРО. Хто оголосив голодування за справи Майдану та як ще підтримують акцію

    У кількох містах – акції підтримки і “донорський флешмоб”

     
    • 26 листопада 2019

    "У найкращому випадку розслідування справ Майдану поновиться у січні наступного року", - Закревська

     
Система Orphus