Компромисс с Путиным приведет к наступлению

Любой компромисс с агрессором - как признание его "достижений"
10 вересня 201412:30

Можно ли вести переговоры с Путиным? Отдать ли ему "Новороссию"? Возможны ли компромиссы и каким мог бы стать худой мир?

Эти вопросы, удивительным образом напрягая пространство на протяжении последних пяти месяцев, так и не находят четких и ясных ответов, и не только у граждан и избирателей, но и у политиков.

Вроде как вести переговоры с Путиным надо, поскольку все равно переговорами все заканчивается. Даже капитуляция.

Вроде как худой мир лучше хорошей войны, а "Новороссию" признавать не надо.

Вроде как санкции - это способ влияния на Путина, а выходом из ситуации все равно станет компромисс.

Вокруг этого сегодня много рассуждений и толков. Так устроен демократический мир - мы должны думать и обсуждать, приходить к единому мнению. Хотя в ситуации, когда ежедневно гибнут люди, долгие обсуждения неуместны, а решения нужно готовить быстро и впрок.

О чем же можно вести переговоры с Путиным?

Действительно, пока переговоры вести не о чем, поскольку не ясны позиции, с которых можно было бы вести переговоры, и нет четких решений и последовательности действий, вплоть до описания самых крайних ситуаций.

Позиции и позиция - это не просто набор тезисов вроде "война - плохо", "мир - хорошо", "Крым - это Украина", а ответы на наиболее важные стратегические вопросы, которые приняли и будут выполнять все, противостоящие агрессору. И это не просто ответы, а их последовательность.

Что будет сделано, если Путин откажется признавать предъявленное ему наличие российских войск в Восточной Украине?

Что произойдет, если переброска живой силы и боевой техники со стороны России не прекратится?

Какой будет последовательность политических решений, включая применение санкций, в том случае, если конфликт перейдет в латентную фазу, с коридорами для беженцев и гуманитарной помощи, но с диверсиями и эпизодическими обстрелами позиций врага?

Не думаю, что влиятельные люди мира сего уже знают, что они будут делать в том или другом случае. И не потому, что они глупы, а потому что так сложилось исторически. Хотя в этом и есть парадокс.

Война в Украине протекает по уже отработанным сценариям. Если она будет развиваться, то только по тем канонам, по которым шли вооруженные противостояния последних десятилетий. Вроде бы ничего нового. Однако системы противодействия агрессору, как системы политических и тактических мер, нет. Кроме санкций и международной изоляции, предложить нечего.

Есть ООНовские миротворческие войска, есть статус агрессора, в ООНовской терминологии, который влечет за собой определенные или неопределенные правовые последствия. Месяца два тому назад много говорили о том, что в Украину следует ввести "голубые каски" без участия России. Сейчас эта идея даже не обсуждается, и есть некие опасения, что этот шаг может послужить спусковым крючком для третьей мировой войны.

Но ситуация не может развиваться сама по себе только потому, что нет приемлемых для всех решений. Она просто перейдет под контроль к агрессору. Чтобы этого не произошло, эти решения нужно искать в первую очередь и только во вторую - действовать.

Это очень неприятная вещь - выдвижение требований и условий, но тот, кто выдвигает условия, выигрывает. Тот, кто ведет переговоры просто ради мира и прекращения огня, без четкого предъявления условий, - обречен. Можно попросить мира ради передышки, в ином случае такой разговор, лишенный условий и позиции силы, является обычной капитуляцией.

Представим себе ситуацию, когда в дом врывается насильник. Он не просто врывается, а занимает комнату в доме и делает, что хочет. Ему оказывают сопротивление и даже успешное. И вот, придя в себя от очередного удара обухом по лбу, насильник заносит руку над женщиной, а все, находящиеся в доме, начинают просить у него мира. Эта реакция будет воспринята, как однозначное извинение за сопротивление. Или в дом приходят соседи и говорят обалдевшему мужику: мол, будешь драться - рупь на водку не дадим.

Любое действие агрессора должно иметь для него четкое и чувствительное, немедленное и неотвратимое последствие. Отсутствие такого последствия является поощрением к дальнейшему нападению. Самым лучшим последствием является парализация деятельности агрессора на какое-то время. Затем, когда агрессор уже пришел в себя, возможны переговоры и условия. Сейчас ситуация выглядит так, что сильно пьющему дебоширу постепенно сокращают зарплату, чтобы меньше пил и меньше дебоширил.

Любой компромисс с Путиным - как признание его "достижений": оккупации Крыма, "Новороссии" и прочего – является легальной капитуляцией, которая приведет к его дальнейшему наступлению.

Компромисс с Путиным как выполнение ряда обязательств (хоть трижды федерализация, если это законный и свободный выбор граждан) в ответ на безусловный вывод войск из Восточной Украины возможен, но только как подсветка пути отступления для него.

Ну и увольте, Путин – это не Гитлер, а Россия – это не Германия середины прошлого века. Ситуация несколько иная в том смысле, что Путину никак не светит европейское господство даже на час. Его евразийское царство стремительно разваливается после кровавого опыта почти двух десятилетий.

Розділи :

КОМЕНТАРІ

  • Якщо є воля, можна поставити на місце парашу за кілька днів. Просто ніхто не хоче цього робити, - ні захід ні наші прогнивші олігархи. Відключити рашу від міжнародних фінансових систем та перекрити газ до Європи. Це єдиний спосіб швидко і ефективно поставити на місце орду.

16.12.2018, 23:42
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 13 грудня 2019

    Затриманим у справі Шеремета обирають запобіжний захід (Оновлено)

    У Печерському суді обрали запобіжні заходи трьом затриманим

     
    • 11 грудня 2019

    Вбивство волонтера в Бахмуті: однопартійці загиблого влаштували пікет під МВС

    Подібні пікети, за словами керівника партії ВО "Свобода" Олега Тягнибока, одночасно проходили по всім обласним центрам країни

     
    • 10 грудня 2019

    Адвокатка сімей Героїв Небесної сотні: "У нас є час відновити слідство до 1 січня"

     
    • 10 грудня 2019

    Напад на Чорновол: суд залишив вирок Корнілову без змін

     
Система Orphus