Исповедь одного волонтера

Почему я, когда еду по территории своей страны, не делая ничего противозаконного, должна звонить маме, чтобы попрощаться?
11 серпня 201410:00
  • 0
  • 1

С Оксаной Чёрной мы встретились в военторге "Каптёрка" на Подоле, где она делала очередные закупки для тех, кто воюет на Востоке. В обычной жизни сотрудница Института экномики и прогнозирования НАН Украины, сейчас Оксана знает так много о военном снаряжении и его применении в бою, что даже продавцы в специализированном магазине смотрят на неё со смесью восторга и смущения.

В "гости" к первому взводу 20-го батальона территориальной обороны Днепропетровска, который сейчас принимает участие в боях под Донецком, Оксана ездила уже 5 раз - для них она собирает деньги, закупает военное снаряжение и еду.

Впервые я поехала, скажем так, на фронт, перед выборами президента. Мой друг - капоэйрист Сергей - в апреле пошел добровольцем.

Помню его патриотичные посты, фотки со стрельбищ и принятия присяги. Я страшно гордилась, что он был единственным из моих знакомых, который решился пойти защищать страну.

Помню его апрельский пост в Facebook, где он просит передать им кто что может, начиная от карематов и заканчивая бронежилетами. Помню кучу лайков и репостов под ним.

В то время я была в Польше и подумала, какие же его друзья молодцы - уже все собрали, наверное, и передали. Но когда в мае я вернулась в Украину с важной миссией первый раз в жизни пойти голосовать и позвонила ему, то узнала, что никто ничего не передавал, и ему все еще нужны были… да ему нужно было все.

Меня это очень и очень огорчило. У людей, читающий такой пост о помощи, возникает чувство:

- Что я могу сделать? Там ведь столько друзей, наверняка кто-то поможет.

А на самом деле так думают все. И в итоге никто не помогает.

Я решила сама все купить и отвезти ему.

 

Сравнивая майскую войну и то, что происходит сейчас, понимаю, что тогда был курорт. Не было обстрелов. Ребята стояли в Днепропетровской области и охраняли какой-то комплекс.

Да, я ехала в сторону Донецка. Да, я была напугана. Но тогда не было реальной опасности. Сейчас я точно могу это сказать.

Но тогда мне показалось, что я очутилась в декорациях к фильму о второй мировой. Такая же техника, такие же плохо одетые солдаты. Все бегают с оружием, котелки на огне. Солдатский юмор и сленг.

Мы с Сергеем сидели в тени и болтали. А мне так хотелось познакомиться с бойцами, узнать кто они, почему пошли воевать. Но тогда так никто и не подошел. Это теперь я понимаю, что они страшно стеснялись. И "растаяли" только после моей третьей поездки: когда поняли, что где бы они ни были и в чем бы ни нуждались, я это постараюсь достать и привезти.

Уже в первый раз я поняла насколько все плохо: выдали только оружие, боеприпасы и второй комплект формы, который через месяц превратился в лохмотья. Меня еще тогда поразил ее странный крой - рукав три четверти и капри. Оказалось, это они ее постирали и форма села.

У них не было бронежилетов, касок, разгрузок, раций… Никакой снаряги! Я поняла, что должна им как-то помочь, но что моих скромных сбережений на это совсем не хватит. Первая моя поездка обошлась в две зарплаты, а я им толком ничего не привезла: один броник, рацию, 10 футболок, немного еды и лекарств. Это никак не спасало 30 человек.

И тут я в который раз убедилась, насколько у нас люди могут быть… я даже не знаю, ответственными, наверное.

Обычно, когда читаешь пост о том, что нужны деньги, ты чаще всего думаешь: ну, ок, я бы помог, но что решают мои 50, 100, 1000 грн в масштабе целой войны…

Но в последнее время сознание у людей поменялась. Мне кажется, сейчас все больше и больше люди понимают, что они не смогут спасти весь мир, но смогут помочь тому одному, кто является всем миром для своих детей, родителей, друзей.

Когда покупала первые 20 касок, по дороге с Борщаговки на Позняки смогла насобирать 30 000 грн. Прочитав пост о том, что есть каски и срочно нужны деньги, а то каски уйдут, люди бросились мне звонить и давать деньги.

 

Езжу примерно раз в 10 дней, т.е. 3 раза в месяц. С каждым разом становится все сложнее и опаснее.

Отвезла 25 касок, сейчас закупила еще 30, но это для батальона из 300 человек выглядит ничтожно. Проблема с закупкой снаряжения очень масштабная. Нужно найти, как деньги на нее, так и само снаряжение. Такие же волонтеры, как я, выгребают для своих подопечных со складов все самые ходовые вещи. Так что в поисках партии берц 42-го, 43-го размеров можно провести недели.

Снова и снова везу форму, берцы, разгрузки, наколенники, перчатки… Это все, даже очень хорошего качества, у них вылетает максимум за месяц. После обстрелов так и вообще горит. Вот всем волонтерам и нужно заново одевать и обувать своих солдат. Форму, например, размели по всему Киеву. Нет нигде, ни новой, ни б/у.

В последнюю свою поездку я отвезла дорогущий тепловизор и прибор ночного видения. Это существенно усилит их способность обороняться и снизит количество жертв.

Солдаты очень скромные и гордые. Они никогда ничего не просят. И всегда отвечают, что им всего достаточно. Тут нужно иметь особый подход.

В третий раз, когда они ко мне попривыкли и даже накормили борщом, стала расспрашивать, что привезти.

- Нам ничего не надо. Спасибо, у нас все есть, - отвечали они как всегда.

Но видя, что они мокнут в кроссовках и рваной форме, понимала, что это не так. Тогда я начала расспрашивать, что именно у них есть.

- Сколько берц?

- 6 пар.

И это на 26 человек.

- Сколько наколенников?

- 7.

Нет не пар. 7 штук. На троих двуногих и одного одноногого, выходит.

Закупила и привезла на весь взвод гортексной непромокаемой формы, наколенников, перчатки. И начала усиленно искать каски.

Каски - это отдельная история. Все, что с ними связано, мало того, что дорого, но еще и незаконно. Перевоз через границу - контрабанда. Покупка и транспортировка - это покупка и транспортировка спецсредств. Цена может быть от 2500 до 6000 грн за каску. А она нужна каждому.

Это то единственное, что ребята просят привезти. Это то, что действительно спасает жизни. И когда тебе звонят с поля боя и наступив на гордость просят найти каски, ты готов землю рыть, чтобы таки их найти.

Что везти я на самом деле узнаю из постов, скажем так, "конкурирующих" волонтеров. Читаю, что они везут, а потом пытаюсь выяснить, что это такое, какое бывает, сколько стоит и какое именно нужно покупать.

Так было с коллиматорными прицелами и планками Пикатинни. Прочитала, погуглила, нашла пробные варианты. Отвезла им. Они попробовали, не понравилось. Показали, как лучше. Какое должно быть, как должно крепиться.

Теперь я еще ко всему прочему разбираюсь в оружии. Вот только иногда спрашиваю себя: зачем я всё это знаю?

Сейчас везу демпферные задники на АК. Не знаю - подойдут или нет, будут довольны ребята или нет. Но мне их подарили в одном очень патриотичном военном магазине. Так что будем смотреть.

 

Относительно снабжения государством и собранных миллионов, то вы должны понимать, что, например, одна моя поездка обходится примерно в 100 000 грн. На 2 взвода (60 человек) хватает с очень большой натяжкой.

Например, каски. В одной бригаде около 4 000 человек. Умножьте это на 2 500 грн за каску (это за б/у). Получите 10 млн грн только для одной бригады и только на каски.

Когда вникаешь в подробности работы зама по тылу, то находишь много сложностей. Например, очень часто люди передают свои вещи военным. Но это абсолютно непрактично: все вещи должны быть сугубо военными. Начиная от носков, заканчивая сложной снарягой и прицелами, которые должны держать отдачу "калаша".

Под берцы идут специальные толстые гетры, чтобы не натирало ноги.

Очки должны быть специальные - тактические, чтобы держали осколки.

Наколенники и перчатки роликовые или мотоциклетные тоже не подходят. Они должны быть специальные, быстросъемные, тактические.

Возила разные разгрузки и подсумки под рожки и теперь уже точно знаю из чего это должно быть пошито и как именно должно выглядеть и крепиться.

Сотрудничаю с ребятами, которые бесплатно обшивают армию. Помогают, как могут. Каждую вещь они самостоятельно тестируют и всегда очень внимательно прислушиваются к тому, как именно это должно выглядеть. Ведь если карман будет на 1 см меньше или выше, это может в самый ответственный момент замедлить доставание магазина, что может стоить солдату жизни.

 

О самих поездках говорить очень сложно. Это большой стресс.

Точнее он накатывает, когда возвращаешься домой. В эту параллельную реальность с людьми, спешащими на шопинг, проблемами выбора курорта на отпуск, дрязгами вокруг каких-то абсолютно несущественных вещей.

От зоны боевых действий до Днепропетровска около 200 км. Представьте, что такое 200 км? Это 3 часа на машине или 5 часов на танке. Сидишь ты такой в кафе, смотришь на мирную жизнь, на детей, бегающих по улице, мамаш, спешащих за покупками, на дорогущие иномарки. А всего в 200 км, защищая свою страну, гибнут люди.

Гибнут солдаты, которые еще год назад так же мирно и вольготно прогуливались по этим же улицам со своими детьми. Там грязь, боль, кровь, отчаяние. Это как в фильме "Матрица". Есть вымышленный мир и тот реальный - с войной, с машинами и темнотой.

Приезжая на гражданку, я пытаюсь донести людям, что это эфемерное спокойствие держится на силе воли и героизме тех немногих солдат, которые вопреки всему все еще живы и сражаются. Что им нужна помощь каждого из нас.

Если их не будет, боль, кровь и смерть придет в дом каждого из нас. Ваш новый Porsche будет дымиться под окнами вашей развороченной снарядом квартиры. Вашими шмотками от Armani вы будете укутывать ваших прячущихся в подвале детей.

Страшно ли мне? Безумно страшно. Иногда так страшно, что внутри все сжимается и перехватывает дыхание. Бывает так, что, пройдя все наши блокпосты, я еду по трассе совершенно одна. Звоню маме, чтоб если вдруг случится обстрел, она была последней, кто услышит мой голос. И молюсь.

У меня есть бронежилет, но еще по одному хорошему нужно повесить на окна. Часто невозможно отделаться от мысли, что в тебя целится снайпер. В какой-то момент для себя решаешь - фиг с ним, будь что будет. Если целится - все равно выстрелит.

С собой никого не беру - слишком большая ответственность. Да и смысла нет: если обстреляют машину - погибнут все.

Не ехать не могу. Сейчас у меня такое тяжелое чувство от того, что там идет бой, а аптечки я им так и не отвезла. А все потому, что достать для аптечек нужные медикаменты - почти фантастика.

Ребята всегда смеются над моим дерзкими желто-синими патриотичными нарядами. Говорят, это для того, чтоб террористы, если захватят меня, не мучили, а сразу расстреляли. А еще я очень часто сейчас стала чувствовать ненависть к России и всему русскому. И меня постоянно не покидает вопрос:

- Почему я, когда еду по территории своей страны, не делая ничего противозаконного, должна звонить маме, чтобы попрощаться?

Если вы желаете помочь: карта "Приватбанка" 5167 9823 0137 8979 Оксана Черная

Розділи :
1
ПЕРЕГЛЯДІВ
0
КОМЕНТАРІВ

КОМЕНТАРІ

24.05.2016, 14:47
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 1 лютого 2016

    INSIDER: Лучшие материалы

    Здесь мы оставляем тексты, которые нам показались самыми знаковыми

    • 0
    • 25
     
    • 31 січня 2016

    Роман Безсмертний: "Росія зацікавлена, щоб ця війна тривала без кінця"

    "З появою Гризлова мало що змінилося. Ви дискусію навколо Сталіна уявляєте?"

    • 3
    • 13
     
    • 29 січня 2016

    Как проститься с прошлым

    Как прощаться и открываться новым возможностям, рассказывает психолог

    • 1
    • 17
     
    • 29 січня 2016

    Крымские ультрас: «Предателей мы не забудем»

    Что означало быть проукраинским ультрасом в Крыму в начале оккупации, и как они живут сейчас

    • 1
    • 15
     
Система Orphus