Европа боится наполнить слово "мир" смыслом

Формулировки и понятия отображают истинное отношение к ситуации. Европа не говорит категориями "террористы" и "война"
15 липня 201409:45

В последнее время мне довелось принимать участие во многих дискуссиях относительно урегулирования ситуации на востоке Украины с участием как украинских, так и европейских политиков.

Первое, что бросается в глаза, - это полная идентичность вопросов, которые выносятся на обсуждение, и разница в терминах, которыми оперируют участники этих дискуссий.

По моему глубокому убеждению - формулировки и понятия, которыми человек наполняет окружающее пространство, как раз и отображают его истинное отношение к ситуации и то, во что он верит и на что надеется.

Как только в Европе не называют вооруженных представителей народных республик: "ополченцами", "боевиками", "диверсантами" и "сепаратистами".

На прямой вопрос:

- Как называть людей, которые взяли в руки оружие и используют его против украинского государства, против гражданского населения, берут в заложники, пытают и запугивают людей?

Очень не многие европейские чиновники и политики готовы назвать их "террористами".

Создается впечатление, что по отношению к Украине Европа продолжает жить в параллельной реальности, не желая признать, что мир уже изменился.

Многие продолжают называть события на востоке Украины и в Крыму - конфликтом между Украиной и Россией, намекая на исторические и культурные связи между нашими странами, избегают таких формулировок, как "российская военная агрессия", "терроризм" и "война".

Из-за фабулы этой всеохватывающей европейской толерантности речи о европейских ценностях, демократических принципах и свободах - звучат все более фальшиво.  

Я абсолютно не хочу сказать, что Европейский Союз не понимает ситуацию или не просчитывает возможные для него риски. Но у каждого субъекта или участника этого конфликта есть собственные намерения и цели.

Может показаться, что подобная позиция свидетельствует об уверенности Европы, что у них еще есть время подумать, есть время для осуществления маневра, время пожить в тепле и спокойствии.

Один из европейских чиновников отвечая на мой вопрос о "террористах" сказал:

- Называя их "террористами", вы сразу закрываете любую возможность для диалога и переговоров о мире.

В этом вся Европа.

За последнее время кто только не говорил о мире и мирном урегулировании ситуации.

Мир нужен Украине, и у Порошенко даже есть план мирного урегулирования конфликта, выполнение которого зависит напрямую от успешности антитеррористической операции.

К миру постоянно призывает Европа, в сотый раз высказывая свою обеспокоенность сложившейся ситуацией, но не спешит вводить третий этап санкций против России.

К миру призывает даже Путин, но на своих условиях, не забывая при этом подогревать "мирный процесс" своими "миротворцами" с оружием.

Получается, что все, кто просит мира и диалога на Востоке, из-за разности в своих намерениях наполняют данные слова разным смыслом, который часто ничего общего с миром не имеет.

Если взять истинные намерения сторон и сделать их предметом переговоров - то разговор будет идти не о децентрализации власти, экономических и социальных реформах, благосостоянии людей. Переговоры сразу коснутся главного вопроса - территориальной целостности Украины. Но на одной территории невозможно построить сразу Украину, Россию, да еще и ДНР с ЛНР. И если единая и неделимая Украина является для нас непререкаемой ценностью - значит, это не может быть предметом переговоров и торгов.

Европу кидает в дрожь, когда кто-нибудь говорит:

- Все, ситуация вынуждает нас быстро принимать решения.

Нет, Европа привыкла, когда мир приспосабливается под ее темп, скорость принятия решений, а не наоборот. Она привыкла играть в шахматы. И если где-то на передовой пешки переходят в штыковую, она, с томным видом поглядывая на игровую доску, предлагает сопернику выйти на перекур.

Данная стратегия дает свои результаты. Так долго говорить о санкциях против России могут не многие. И кто знает, что сделал бы Путин, если бы понял, что уже больше терять нечего и все, чем пугает Запад и Америка, - уже произошло. Но Европа продолжает держать паузу, удерживая на этом шпагате всех остальных.

Играя свою партию, Европа не хочет, чтобы ее считали стороной конфликта, поэтому часто европейские политики, описывая ситуацию на востоке Украины, говорят о локальном конфликте между Украиной и Россией, от которого никто не может остаться в стороне.

В результате приходишь к мысли, что Европа не очень то и заинтересована в быстром решении конфликта на востоке Украины.

Безусловно, европейцев сильно пугают открытые военные действия на своей территории с сотнями убитых и раненых ежедневно. Вместо этого гораздо целесообразней, с точки зрения европейских политиков, было бы заморозить данный конфликт на неопределенное время, связав новыми договоренностями и обещаниями и Россию, и Украину.

Настойчивые предложения европейцев о необходимости пойти на диалог с террористами - скорее напоминают просьбу к Украине подержать огонь России на себе, пока ситуация не прояснится и у всех остальных не придет понимание, что все таки происходит с Россией и как с этим бороться.

Розділи :

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 12:27
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 31 березня 2020

    Land Rover, Lexus та елітні годинники: що задекларував новий глава МОЗ

    За минулий рік Степанов заробив 87 807 грн як очільник Одеської ОДА і отримав проценти в Ощадбанку на суму 2,83 млн грн

     
    • 31 березня 2020

    Авто за мільйон гривень та готівка: що задекларував новий заступник Венедіктової

     
    • 30 березня 2020

    Рада підтримала “антиколомойський” законопроект

     
    • 30 березня 2020

    Рада з другої спроби обрала очільників МОЗ та Мінстерства фінансів

    Верховна Рада України у понеділок, 30 березня, з другої спроби проголосувала за призначення очільників МОЗ та Мінстерства фінансів

     
Система Orphus