Жизнь в эпицентре сепаратизма

Корреспондент INSIDER побывал в Донецке и нескольких других городах, которые захватили сепаратисты, и выяснил, как изменилась жизнь мирных жителей Донбасса после начала АТО
8 травня 201411:00
  • 0
  • 1

С каждым днем жить и работать в Донецкой области становится опаснее. Работники государственных структур и крупных предприятий пока что рассчитывают на запас прочности своих работодателей и успокаивают себя надеждами, что "все как-то утрясется". А вот представители малого и среднего бизнеса сворачивают деятельность.

Донецкий предприниматель Александр готовится к закрытию одного из своих магазинов. Уже три года он занимался торговлей одеждой. До нынешней весны дела понемногу набирали оборот. Но вот уже три месяца выручка снижается. Особенно неудачным выдался апрель.

"По сравнению с прошлым годом выторг уменьшился вдвое. Люди покупают только самое необходимое – продукты. Из одежды только минимальный цивилизационный набор – белье, носки, футболки. Похоже на то, что народ вошел в период гибернации ("спящего режима", - INSIDER)", - говорит Александр.

Его приятель Константин торгует стройматериалами. Он уверяет - в строительстве дела еще хуже. "Надо как-то пристроиться к отделу закупок "Индустриального союза Донбасса" (ИСД). Их офис на улице Университетской почти каждую неделю "бомбят". Пока что деньги на ремонт они находят", - шутит Константин.

Проверки на дорогах

Даже при сокращении оборотов предпринимателям иногда приходится ездить за закупками товаров. Александр берет товар в Харькове, на рынке Барабашово. Теперь, после активизации антитеррористической операции в районе Славянска, риски такой поездки увеличились. Многие водители попросту отказываются от рейсов в этом направлении. 

 

 

Среди донецких перевозчиков ходит легенда, что на славянских блок-постах местные боевики проявляют особый интерес к дизельным грузовым микроавтобусам, у которых в салоне нет окон. Якобы дизельные автомобили менее взрывоопасны при обстреле, чем бензиновые или переоборудованные под сжиженный газ. А в цельнометаллический корпус микроавтобуса изнутри вваривают металлические листы. В результате получается легкий "броневичок", приспособленный для скрытой перевозки полутора десятка человек.

Кому война, а кому мать родна. С тех пор, как антитеррористическая операция набирает обороты, возросла потребность в дежурных на блок-постах, подконтрольных сепаратистам. Как правило, это работа привлекает молодежь с окраинных поселков, а также безработных, которые перебиваются любой возможностью подзаработать. Дежурных обеспечивают питанием, кроме того, подбрасывают и "денежку".

Об "экономике" блок-постов они говорят неохотно, побаиваясь руководства. Но, учитывая образовательный уровень "дозорных республики", особых секретов, даже при всем желании, они раскрыть не смогут. Деньги, из расчета 50 грн за 12 часовую смену, привозит раз в неделю "дядя Гена на "бэхе" без номеров".

 

 

Езда на автомобилях без номеров стала приметой нового времени на Донбассе. ГАИ уже давно не выходит на дежурства. Особенно на севере области, где особо активны сепаратисты. На большинстве "республиканских" блок-постов лишь проверяют салон и багажники автомашин, но не документы.

Похоже, новоявленным патрульным разбираться в буквах довольно утомительно, да и риск конфликтов высок. Люди почему-то спокойно демонстрируют содержимое багажников своих автомашин, но в ответ на требование предъявить документы - моментально "заводятся" и вступают в словесные перепалки.

Тщательную проверку документов сепаратисты позволяют себе только на постах в Славянске и окрестностях. Для этого порой используют базы данных ГАИ с помощью ноутбуков и мобильного интернета.

Контингент на блокпостах сепаратистов у водителей восторга не вызывает. "Уж я-то разный народ повидал. Но там таким "типам" автоматы выдали, что их организаторы боятся самих оставлять. На пять-шесть таких автоматчиков из разряда "оторви и выбрось" приходится один-два вменяемых, они то и ведут проверку. И все равно сперли аптечку и огнетушитель", - говорит завхоз одной из краматорских компаний.

Батька Махно

Похоже, бои в ходе АТО заставили многих задуматься о скоротечности жизни и возможностях быстрого обогащения. В последнее время участились нападения на инкассаторские автомобили.

Руководитель службы инкассации донецкого филиала одного банков говорит, что поначалу "с людьми из Славянска" была негласная договоренность не трогать инкассаторов. Якобы о гарантиях безопасности удалось договориться благодаря армейской солидарности. "Там офицеры, и среди нашего руководства есть офицеры в отставке. Кроме того, им-то нужно было продемонстрировать населению, что с их приходом порядок сохраняется – банкоматы работают, жизнь идет своей чередой", - говорит инкассатор.

 

По его мнению, даже когда 18 апреля в Краматорске сепаратисты угнали два бронированных автомобиля "Приватбанка", они в первую очередь стремились насолить собственнику банка губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому. Ведь он объявил о вознаграждении за арест русских диверсантов. "Хотя наличкой угонщики все же не побрезговали. По слухам, вроде бы даже из кассы банка деньги взяли", - говорит инкассатор. В краматорском филиале "Приватбанка" эпизод угона комментировать отказались.

Все же ситуация вышла из-под контроля. На прошлой неделе сразу в нескольких городах Донбасса неизвестные ограбили и сожгли несколько отделений "Приватбанка". В ответ с начала мая сразу семь банков объявили о сворачивании работы своих филиалов в Донецкой и Луганской областях. В их числе два банка с росийским капиталом – "Сбербанк России" и "Альфа-Банк".

Россияне, которые владеют активами на Донбассе, несут убытки на равне с местными бизнесменами. Например, в Краматорске о приостановке работы заявило руководство завода "Энергомашспецсталь". Он принадлежит российскому государственному концерну "Росатом". Да и контрольный пакет акций ИСД, офис которого регулярно громят в Донецке, принадлежит российскому бизнесмену Александру Катунину. Хотя у сепаратистов эта корпорация прежде всего асоцируется с ее миноритарным акционером, губернатором Донецкой области Сергеем Тарутой.

Жители Донбасса, которые остались без работы, пополняют ряды потенциальных протестантов.

 

Возьмут ли они в руки оружие, зависит от их работодателей, профессионализма агитаторов ДНР и местных властей. Например, 25 апреля шахтеры объединения "Краснодонуголь" устроили забастовку. Предприятие принадлежит владельцу корпорации СКМ Ринату Ахметову. Поначалу шахтеры требовали повысить зарплаты, но затем приплели политические требования о проведении референдума.

Руководству СКМ удалось уговорить шахтеров прекратить забастовку. Но рецепт успеха на переговорах менеджеры Ахметова не раскрывают.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
1
ПЕРЕГЛЯДІВ
0
КОМЕНТАРІВ

КОМЕНТАРІ

11.05.2016, 13:32
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 1 лютого 2016

    INSIDER: Лучшие материалы

    Здесь мы оставляем тексты, которые нам показались самыми знаковыми

    • 0
    • 31
     
    • 31 січня 2016

    Роман Безсмертний: "Росія зацікавлена, щоб ця війна тривала без кінця"

    "З появою Гризлова мало що змінилося. Ви дискусію навколо Сталіна уявляєте?"

    • 3
    • 19
     
    • 29 січня 2016

    Как проститься с прошлым

    Как прощаться и открываться новым возможностям, рассказывает психолог

    • 1
    • 21
     
    • 29 січня 2016

    Крымские ультрас: «Предателей мы не забудем»

    Что означало быть проукраинским ультрасом в Крыму в начале оккупации, и как они живут сейчас

    • 1
    • 25
     
Система Orphus