Севастополь: иллюзия спокойствия

События в Крыму, как может показаться, не трогают большую часть населения Севастополя. Репортаж из города "русских моряков"
5 березня 201413:03

У американского писателя Джеймса Клавелла есть роман "Сегун". Там один из ярчайших персонажей - князь Торанага. Он обладал способностью сохранять видимость спокойствия в самых сложных ситуациях, даже когда его жизнь была на волоске от смерти. При этом в душе его бушевал пожар. Сегодня, кажется, многие севастопольцы примеряют на себя роль этого японского самурая.

События в Крыму, как может показаться, не трогают большую часть населения Севастополя. На улицах гуляют семьи с детьми, в кафе сидят посетители, работают банки, кафе, магазины, базары. На центральной площади города - Нахимовской - стоит сцена с плакатом "Отстаивайте же Севастополь!". Эти слова произнес смертельно раненый вице-адмирал русского флота Владимир Корнилов во время первой обороны Севастополя в 1854 г. В субботу днем, 2 марта, возле сцены стояло максимум до ста человек. Над ними возвышалось несколько русских флагов. На сцене какой-то хор пел русские народные песни. Прохожие обращали мало внимания на этот митинг-концерт. Уже во вторник, 4 марта, на сцене и под ней было пусто.

На рейде у выхода из Севастопольской бухты, главной бухты города, стоят два корабля вспомогательного флота. Кому они принадлежат, не видно.

 

Недалеко от сцены стоит мобильная кофейня. Весь автомобиль в наклейках с русскими флагами и надписями в поддержку России. Украинских флагов в центре нет вообще. Беру кофе, пытаюсь завязать разговор с мобильным баристой: "Что последние дни происходило?"

"Ничего. Все спокойно", - отвечает он, но смотрит с опаской.

Пытаюсь растормошить: "Вчера покупал бензин на "Лукойле" по 14 грн за литр. Сегодня говорят уже 15 грн. Цены на кофе поднимать не собираетесь?"

"Пока нет. Хотя кофе и молоко уже подорожало", - отвечает он, успокаиваясь.

"И машину пригнать сюда, тоже деньги", - продолжаю я.

"Да, поднимать придется, - соглашается он, - из-за падения курса (гривны) говорят, что катер (в Севастополе катер используется как общественный транспорт, который возит жителей через бухту) подорожает до 5 грн (сейчас 2,5 грн)".

Еще несколько минут разговора ни о чем. "Как думаешь, что будет с Севастополем?", - спрашиваю я. Бариста разводит плечами.

Подобный разговор я вел в субботу с другим продавцом кофе. Спрашивал его, где он хочет жить – в Украине или России. Парень посмотрел на меня из-под лба, заметно нервничая, и сказал, что ему все равно.

Вообще, в Севастополе вооруженных военных, танков, бронетранспортеров не видно. Редко встречаются военные Черноморского Флота России, еще реже Украины. Несколько раз попадались военные без опознавательных знаков. Все они – как на подбор. Высокие, широкоплечие. Сразу понятно, что российские солдаты: речь, камуфляж.

На набережной в центре стоит мужик за 50. На груди георгиевская лента, смотрит вдаль, на море. "Добрый день. Расскажите, что происходит в городе. Сижу на Победе (спальный район в Севастополе), ничего не знаю", - обращаюсь я.

Поворачивается. Оценивает с ног до головы. Отвечает: "Ждем, когда нас Россия заберет". Спрашиваю: "Думаете, заберет"? "Конечно", - отвечает он. "А если нет?" - продолжаю. "Тогда сами будем воевать. Нам отступать некуда. "Бандеровцы" нас за неповиновение всех вырежут".

Пошел дальше, услышал разговор двух бабушек о том, что Олег Тягныбок планирует захватить Россию. Решил им не мешать.

Возле Нахимовской площади стоят два микроавтобуса со спутниковыми антеннами. Один принадлежит НТН, другой телеканалу "Севастополь". Журналистов нет.

У здания Севастопольской мэрии группа людей с российскими триколорами. Чуть дальше - палатка местной самообороны. В ней человек 15. Подхожу, спрашиваю: "Много людей записалось". Все оборачиваются, смотрят пристально, напряженно. "Секретная информация. Вам зачем?" - спрашивает седоватый мужчина за 50. "Интересно узнать, поднимается народ или нет", - отвечаю я. "Спрашивайте в штабе на ул. Советской, 65", - говорит он. Ухожу. Активисты провожают меня взглядом.

 

Другой вход в здание охраняет милиционер и два парня лет 18-20. На головах казачьи папахи. "Вы откуда, парни", - спрашиваю я. "Из Кубани", - отвечают они добродушно. "Казаки?", - уточняю я. В ответ: "Да". Интересуюсь: "Надолго к нам в гости?". "Пока (ситуация) не разрешится", - отвечают молодые казаки. В просьбе сфотографировать отказывают: "По человечески просим, не надо. Потом еще в интернет выложите".

Захожу в центральный штаб севастопольской самообороны. В небольшом коридоре стоит человек 10. Спрашиваю: "Кто главный?". Показывают на женщину возле стола. "Что нужно для записи в самооборону?" - интересуюсь я. "Паспорт или военный билет", - отвечает женщина, внимательно изучая меня. Пытаюсь узнать, сколько человек записалось. В ответ: "Много".

У выхода из штаба самообороны наталкиваюсь на группу молодых людей с фотоаппаратами в руках. Заговариваю, узнаю, что журналисты из Москвы.

Один из них - фотограф lenta.ru Денис Синяков, тот самый, которого осенью арестовали российские власти вместе с судном Greenpeace "Арктик Санрайз". Говорим о конфликте. По его словам, в Москве и Питере, не говоря о других городах России, большинство населения поддерживают Путина и хотят забрать Крым. О жителях Севастополя говорит, что адекватных попадается мало.

Я тоже заметил, что журналистов и незнакомцев боятся. Ожидают провокаций что ли, или думают, что агенты Киева? Не знаю. Большая часть повторяет слово "Россия", словно мантру.

 Список необходимого крымской самообороне

Фотограф спрашивает: "Как лично считаешь, где будет лучше Крыму – в России или в Украине?". Отвечаю: "В Украине есть шанс, что не будет коррупции, или, по крайней мере, она будет не в таких размерах. Есть шанс, что будет реальная власть народа. А с Россией в Крым придет произвол чиновников и милиции. Может быть проблема с выходцами из Кавказа. Насколько я знаю, они не всегда адекватно ведут себя в Москве, и местные их недолюбливают". Еще немного постояв, расходимся.

Поднимаюсь к генеральному штабу ЧФ РФ. У входа два грузовика связи и несколько вооруженных бойцов. Солдаты, кстати, без опознавательных знаков. В таких же (или очень похожих) камуфляжах, как и "бойцы самообороны" в Симферополе.

Еду в украинскую военную часть А4591. Главный вход закрыт. Российских солдат не вижу. Стучу в дверь. Открывает сержант. В проходе еще 4 человека. Вижу во дворе на плацу солдат. Пытаюсь договориться об интервью с руководством части. Сержант просит подождать на улице и закрывает дверь. Через несколько минут сообщает, что никто со мной говорить не будет. "Скажите, у вас все нормально?", - пытаюсь разговорить хотя бы солдата. "Без комментариев", - говорит он с улыбкой и закрывает дверь.

И так многие: улыбаются, гуляют, выражают максимальное спокойствие. А в душе тревога. По крайней мере, у меня, моих близких и знакомых так.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

16.11.2018, 07:24
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 28 вересня 2019

    "Хто наступна Гандзюк?": активісти прийшли до Офісу президента

    У п'ятницю, 27 вересня, під Адміністрацією президента відбулася друга “Ніч на Банковій”. Активісти лишили напис на асфальті із запитанням: "Хто наступна Гандзюк?"

     
    • 26 вересня 2019

    “Пожаліли його, живий лишився, а він тепер в суді свідчить”, - в суді з розстрілу групи спецпризначення оприлюднили “прослушку” фігуранта

    Запорізький апеляційний суд на фінішній прямій розгляду справи розстріляних спецпризначенців

     
    • 21 вересня 2019

    Члени "Демократичної сокири" звернулись до міграційної служби щодо потрійного громадянства Коломойського

    Про це стало відомо під час акції "Імпічмент Коломойському", яка відбулась біля Офісу президента у Києві, 20 вересня

     
    • 18 вересня 2019

    У Києві відбулась церемонія подяки ексдиректору Українського інституту національної пам'яті В'ятровичу

     
Система Orphus