Успешные переселенцы: донецкие "Сплетни" ширятся Киевом

Как перевезти в Киев модное кафе
13 серпня 201517:22

Если вы будете спускаться от станции "Университет" вниз, справа увидите милые разноцветные пуфы между деревьями. Над ними мягкими буквами надпись "Сплетни". У людей из Донецка будет дежавю: "Сплетни? Такое же заведение было в Донецке". Было. Но переехало в Киев. Вместе с мебелью и коллективом.

Владелец и основатель "Сплетен" Евгений Васили раньше работал в Донецке арт-директором, создавал атмосферу разных заведений и работал над их продвижением. Но, говорит, творчество было сложно проявить:

- Изначально Донецк – это провинциальный город, поэтому каких-то возвышенных концепций там не было. Те проекты, которые успешно работали в Киеве, Одессе, Львове и Харькове, – мы о них мечтать не могли. Были на ступеньку ниже. Тематических заведений, если говорить об общепите, было два или три на весь город. Это говорит о том, что люди просто не ходили в заведения, чтобы окунутся в какую-то культуру и что-то новое для себя взять. Они приходили исключительно проводить досуг. Всё.

Хотя и были активисты, которые пытались что-то изменить, вспоминает Евгений, но они ограничивались одним-двумя мероприятиями. Даже мероприятия фонда "Изоляция" посещал определённый круг людей:

- Вдумайтесь: в городе-миллионнике на события "Изоляции" приходило 150-300 человек. Если мы уедем в деревню, то увидим, что единственное, чем могут свой досуг скрасить люди, - это местная дискотека и посидеть на лавочке. Это нельзя назвать культурой. Вот где-то на этом уровне был Донецк. Больших фестивалей вообще не было.

А еще люди в Донецке любят пафос, смеется парень. Им обязательно нужны дива-а-аны (хохочет):

- Я очень долго смеялся над этим, пытался в своем заведении перестроить людей. Звонят заказать столик: "А можно нам диванчик?" - "Ребят, я даю столик, который свободен. Отходите от этого. Зачем диванчик? Вы там спать собрались?". И постепенно это ходение по грани в общении с клиентами играло нам в плюс. Этот пафос, который был в Донецке, – диваны, официант с рушником белым – это посетители любили, но это уровень провинциальных городов. То есть человек, который в быту не ощущает какого-то комфорта, стремится к нему таким образом.

 Все фото: Максим Кудимец/INSIDER

Тем не менее, в Донецке было аж три таких пафосных заведения. Туда приходили вот такие девочки, демонстрирует Евгений и игриво подставляет руку под подбородок, а другую отводит в сторону, будто собрался отдать свою кисть мастеру маникюра:

- Они красиво одетые, вот так вот сидят и смотрят, что-то ищут. Такие девушки есть в каждом городе, но в Донецке так вести себя очень любили. У нас вообще не было культуры питания вне дома. Что такое общественное питание? Это попытки вытащить людей из квартир, чтобы они за нормальные деньги могли поесть и отдохнуть. А к нам приходили исключительно по праздникам и выходным, или на бизнес-ланчи какую-то недорогую еду покушать.

Со временем у парня появилось желание создать что-то свое, немассовое:

- Я решился на открытие "Сплетен" только тогда, когда понял: у меня есть определённый багаж, и как только двери заведения откроются, по одному моему звонку придут люди, перед которыми важно не облажаться. Они ходили на организованные мной мероприятия, поэтому было понимание, что я должен превзойти их ожидания. Я выстреливал не в воздух, а четко делал то, что на 99% было гарантировано на успех.

В донецкие "Сплетни" приходила в основном молодёжь. Это были уже не студенты, но еще молодые самодостаточные люди, в которых был свой небольшой доход, которым они гордились. Эти клиенты были самостоятельны, гордо говорит Евгений:

- Они уже ушли от мамы и, возможно, завели свои семьи, поэтому могут себе позволить вечер проводить в компании себе подобных. На фоне того, что было в Донецке, "Сплетни" можно отнести чуть ли не до андеграундной культуры. У нас было очень маленькое заведения, поэтому был шанс, что нас поймут. Много людей не нужно было: 150-200 постоянных гостей достаточно. Мы были маленьким заведением на 40 человек.

Эти маленькие "Сплетни" планировали развиваться и создавать сетку. Но началась война. Когда начали бомбить аэропорт, Евгений решил, что нужно переезжать:

- Но закрывать просто так дело всей жизни – не было вариантом. Я чувствовал в себе силы побороться за "Сплетни" и сохранить их. Мы закрылись 10 июля прошлого года в Донецке. В течении двух месяцев я искал по всей Украине, куда можно перевезти бар. Решил, что наиболее удачно мы сможем работать в Киеве.

 

Потом надо было выбрать помещение. Парень просматривал больше 100 помещений, катался между домом и Киевом, чтобы выбрать подходящее. Наконец нашёл. Но надо было еще вывезти всю мебель бара. "Сколько вы заплатили "ДНР", чтобы они выпустили вас с целой фурой вещей?", - спрашиваю. "Ни копейки", - гордо заявляет Евгений:

- Понятия не имею, как так вышло. Я готовился к этому. Говорил со знакомыми, они узнали, что нужно будет заплатить от 500 до 1500 долларов. Мне тяжело назвать себя счастливчиком, потому что посреди моего дома в Донецке лежит снаряд (во время обстрела в новый частный дом Евгения прямым попаданием влетел снаряд, - Авт.), но в каких-то моментах было стечение обстоятельств. Ведь мы выезжали 25 октября прошлого года, как раз под выборы и где-то понимали, что фокус внимания уйдёт из блокпостов.

В отличии от других людей, рассказывает парень, они пошли другим путём: если в основном местные договаривались с вооруженными бойцами, платили им деньги, чтобы те сопровождали их через блокпосты, то Евгений решил получить якобы официальный пропуск "ДНР":

- Мы каждый день ездили в эту администрацию, общались с этими людьми, собирали нужные пакеты документов, они нам говорили, еще какие-то документы нужны, мы их опять приносили, потом нам назначали собеседования с так называемыми министрами "ДНР". Мы уверяли их в том, что ничего незаконного не вывозим, только старые холодильники и б/у мебель, потому что хотим быть подальше от войны. В этих переговорах прошла неделя.

В момент, когда Евгений с женой пришли за пропуском, взорвался завод казенных зданий недалеко от аэропорта. Областную администрацию стрясло от этого. Супруг эвакуировали в бомбоубежище, где они просидели два часа:

- У меня машина стояла на улице. Я думал, что за это время она уже сгорела. Но потом мы поняли, что это была очень большая взрывная война.

Когда пара получила это разрешение, удивилась: ведь это был обычный распечатанный лист бумаги:

- Да и эта бумажка на стекле машины ничего не значила, потому что тогда такой хаос творился, никто не подчинялся никому. Бойцы делали то, что хотели. Когда мы выезжали с этой распечатанной бумажкой, понимали, что нас могут остановить, сказать точное место, куда засунуть этот пропуск, заставить оставить машину и идти домой. Но всё обошлось.

Ребята 26 октября в пять утра уже были в Киеве:

- Мы приехали с фурой, которую загружали неделю, пережили стресс. Ты уже думаешь "О, сейчас всё будет нормально!". А тут оп – видишь фуру с вещами и в мыслях: "Твою мааать! Это ж теперь надо выгрузить".

Всю мебель пришлось выгружать в одну комнату, чтобы начать ремонт другой, потом – наоборот. За месяц подготовки "Сплетни" открыли свои двери уже в Киеве.

 

Часть коллектива бара тоже переехала в столицу, но выбор был не из лёгких:

- Я предложил уезжать всем. Сказал: "Ребята, я гарантирую рабочие места, но не гарантирую, что будет легко. Если вы готовы пройти этот путь заново со мной и рискнуть – поехали!". Два человека сказали сразу "Да!", еще двое сомневалось: одного уговорил, он до сих пор работает здесь, второй не смог уехать из-за старенькой бабушки. Но вы должны понимать, что есть чёткие субъективные причины, почему не выезжают. У меня есть масса друзей, которые вынуждены оставаться в Донецке. У кого-то бабушка очень больная, у кого-то родители пенсионеры и нет денег на переезд, еще у кого-то есть работа и страх, что новую здесь на найти, а в Донецке хоть что-то есть.

"Сплетни" работают в столице уже девять месяцев. Позиционируют свое заведение как хипстерское, хотя Евгений признает -  это только картинка:

- Я до сих пор настаиваю, что хипстеров даже в Киеве нет. Есть люди, которые подражают этой культуре. Это подражание ограничивается внешним видом и компанией, в которой они собираются. Людей, которые прониклись этой культурой и готовы на жертвы ради нее – нет. Это картинка. Есть фанаты Девида Бэкхема, они копируют его образ, но это же не значит, что они готовы работать 48 часов в сутки для достижения цели и быть футболистами. Фанаты просто скопировали его картинку. Хипстеры в Киеве – это, наверное, тоже самое. А какие хипстеры в Донецке – мне вообще страшно рассказывать…

Евгений с хитрой улыбкой ждёт моего "Ну расскажите!". Естественно, мне интересны хипстеры Донецка. И он продолжает:

- Если в Киеве хотя бы частично копируют хипстеров, хотя бы визуально могут себя относить к этой культуре, то в Донецке даже не пытались ничего копировать. Хипстерами могли назвать людей, которые условно оппозиционеры по жизни. Это несогласные, в нашем понимании это молодые люди, у которых есть какой-то багаж в голове и которые могут анализировать ситуацию и не молчать, высказывать свое мнение.

В это время в "Сплетнях" звучит песня "Happy" Фарелла Уильямса. Странно, ведь хипстерское движение, начатое в 40-х годах в Соединённых Штатах, слушало джаз:

- Это то, о чем я вам говорил. Хипстерская культура – это вообще очень глубокая вещь. Эти люди жили отшельниками, были волонтёрами сумасшедшими, по Америки босяком гуляли. Вряд ли вы в куче баров Киева, которые называют себя хипстерскими, увидите босых людей, играющих на гитаре джаз и говорящих: "Дайте мне стакан воды, я пойду дальше". Нет. Это просто модный тренд. В нас играет R&B, hip-hop и soul. Это тоже такие андеграундные направления. Где-то эта музыка сочетается с джазом, который пришёл с улиц. Вы можете вокруг посмотреть – здесь явно хипстеров нет.

 

Действительно нет, отмечаю про себя. Но людям интересно зайти в бар с винтажным комодом, попробовать новые бурбоны, которые изначально почему-то стали называть хипстерским напитком, смеется, продолжая, Евгений:

- Это чтобы потом рассказывать: "Мы были в хипстерском баре, пили хипстерские напитки, и уже почти хипстеры". Но это все наклейка, ширма. Нас называют хипстерским баром – ради Бога, ведь я не могу махать руками: "Нет! Мы не хипстерский бар! Мы просто бар, который переехал с Донецка с голой жопой, извините, и пытался как-то выжить!" (смеется). На самом деле, в этом и правда есть. Здесь мы делаем то, чего не смогли в Донецке просто потому, что там не было бородатых людей (Евгений радостно поглаживает свою густую бороду).

Мол, им не для кого было готовить и придумывать коктейли и творить что-то безумное. А здесь они могут экспериментировать, ведь есть для кого стараться. Хотя "Сплетни" и не входят в топ хипстерских баров Киева, но у них уже есть определённый круг посетителей:

- Постепенно мы выходим на какой-то хороший уровень, и нам уже не стыдно предлагать миксы или коктейли людям, которые в этом разбираются.

Бар развивается, улыбается Евгений. Сколько денег стоит вести бизнес в Киеве по сравнению с Донецком, отшучивается:

- Если я вам скажу, что ничего не изменилось в долларовом эквиваленте, вы мне поверите? – смеется Евгений. – Абсолютно. В долларах мы остались на той же ценовой категории. Потерял только я в своей прибыли. Если я раньше зарабатывал 5 копеек, то сейчас – 2.

Мы говорим еще и о других переселенцах, с которыми общался парень. Его раздражает, что есть люди, которые говорят: "Мы приехали сюда из-за вас, поэтому содержите меня!". Мол, Украина воюет с Россией на нашей земле, поэтому дайте нам квартиру, денег и так далее:

- Я воспринимаю все, что случилось, как данность. Пытаюсь влиться в новый процесс, ни от кого не скрываю, что я из Донецка, даже горжусь этим. Завожу новые знакомства, пытаюсь коммуницировать. Обособляться от людей, с которыми живёшь, нехорошо. Нашей старой жизни нет. Мы обнулились и начали заново.

 

Но ностальгия все равно есть. Ведь есть масса людей, которые приходили еще в Донецке в "Сплетни", а сейчас живут в Киеве:

- И это на каком-то флюидном уровне чувствуется что-то родное. Я не от одного человека об этом слышал, - очень скромно отвечает парень.

В этот момент наш разговор перебивает молодой мужчина, который как раз выходил из бара:

- Извините, а вы из Донецка?

- Да, - улыбаясь, отвечает Евгений.

- Я из Луганска. Очень крутое заведение, спасибо вам большое, - широко и мило улыбается представительный мужчина и уходит. 

 
Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

25.01.2021, 05:56
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 31 березня 2020

    Land Rover, Lexus та елітні годинники: що задекларував новий глава МОЗ

    За минулий рік Степанов заробив 87 807 грн як очільник Одеської ОДА і отримав проценти в Ощадбанку на суму 2,83 млн грн

     
    • 31 березня 2020

    Авто за мільйон гривень та готівка: що задекларував новий заступник Венедіктової

     
    • 30 березня 2020

    Рада підтримала “антиколомойський” законопроект

     
    • 30 березня 2020

    Рада з другої спроби обрала очільників МОЗ та Мінстерства фінансів

    Верховна Рада України у понеділок, 30 березня, з другої спроби проголосувала за призначення очільників МОЗ та Мінстерства фінансів

     
Система Orphus