Виктория Данелян: Мы, как квадрат Малевича – каждый находит у нас что-то свое, если готов фантазировать

Основатель "Музея сновидений" – о диалоге с человеком, который стремится культурно развиваться
Фото: Максим Кудимец, INSIDER
3 липня 201414:00

Виктория Данелян – основательница Музея сновидений в Киеве – приехала в Украину 14 лет назад из Грузии. За это время ей удалось найти себя и реализовать множество своих идей.

Виктория уверена, что единственная возможность прожить жизнь с удовольствием - заниматься любимым делом. Именно поэтому однажды она поменяла успешную карьеру в рекламном бизнесе на работу психоаналитика и собственное дело.

В интервью INSIDER Виктория рассказала о Музее сновидений, о зарождении в Украине нового пласта культурной аудитории, а также о том, почему стоит рисковать и как на это решиться.

Про Музей Сновидений

Идея Музея сновидений возникла очень давно, но стала возможной только тогда, когда я была действительно готова к этому. А вместе со мной созрели возможности и наша команда. Все было своевременно. Я созрела и занялась не только творческой (как кажется многим) составляющей проекта, но и практической: бухгалтерия, юридические моменты и т.д.

Создать и открыть Музей сновидений не было моей "несбыточной" мечтой. Когда мечтаешь, немножко не веришь в то, что это возможно. Но если говорить о моих идеях, то у меня в принципе не бывает чувства, что что-то невозможно. Громко сказано, но это правда.

Схема такая: идея – действия – реализация. Если ты действуешь в направлении своей мечты, она просто не может не сбыться. Это лишь вопрос времени.

 Все фото: Максим Кудимец, INSIDER

Я готова экспериментировать, чтобы создать новый пласт культурной аудитории в стране. Но для того, чтобы культурный рынок развивался, нужно учесть много факторов – экономический, политический и т.д.

Возможно, сейчас именно тот шанс для нашей страны. Я буду особенно рада этому, поскольку мы (Музей сновидений, – авт) достаточно маргинальные, непростые и направлены на диалог с человеком, который стремится культурно развиваться. Мы, как квадрат Малевича – каждый видит и находит у нас что-то свое, если готов фантазировать.

У нас не было иллюзий на тот счет, что мы начнем быстро зарабатывать много денег. Нам хотелось работать в свое удовольствие, а не зарабатывать деньги, которые потом не знать, на что потратить, чтобы это удовольствие получить.

Про кардинальную смену профессии

Я семь лет проработала в рекламе. Достигла определенных высот. А потом поняла, что все. Все, что я могла взять для себя в рамках этой профессии, я уже взяла, и дальше не хочется. Конечно, осознание этого не произошло за один день. Такие решения вообще непросто принимать. Это процесс, который начался с понимания того, что что-то не так. При этом у меня были прекрасные отношения с руководством, я была довольна условиями работы, зарплатой.

В такие моменты у человека может быть два пути: внутренняя иммиграция и внешняя. Внутренняя – это уйти в себя, страдать, ненавидеть все и всех, быть жертвой обстоятельств. Внешняя – уйти физически из зоны, где тебе некомфортно и не морочить голову ни себе, ни другим.

Есть такое понятие - деморализующая стабильность. Ты знаешь, что у тебя есть каждый месяц некая сумма денег, которую ты тратишь на квартиру, еду, бензин и подарки для друзей и родных. Это определенная зона комфорта, которую ты боишься потерять ради журавля в небе, даже если ощущаешь, что что-то не так. Стабильность, но деморализующая.

В итоге я ушла в свободное плавание, чтобы понять, кто я и чего хочу. Два года я занималась разными разовыми проектами, платными консультациями и т.д. Никакой "подстеленной соломки" у меня не было. Я отправилась искать свое место, а, значит, рисковать.

Было много неудачных попыток, но сейчас я понимаю, что когда слушаешь свое сердце, даже неудачные попытки быстрее приводят к желаемому, чем бездействие.

Про цели и их достижения

Смысл жизни в том, чтобы верить в свои идеи.

У меня есть друг. Много лет назад он постоянно твердил всем о том, что хочет жить на тихоокеанских островах, вдали от современной цивилизации и наслаждаться жизнью. При этом за душой у него не было и гроша. Он говорил об этом настолько часто и вдохновенно, что в какой-то момент я стала воспринимать это, как навязчивую бредовую идею.

 

Потом мы выпали на пару лет из общения, и вдруг, спустя время, я получила от него фотооткрытку. На снимке он позировал вместе с женой и детьми на этих самых островах. Я подумала – о, съездили, посмотрели, молодцы. Но прошло еще три года. Он по-прежнему там, занимается хозяйством и растит детей.

И я стала зачитывать отрывки из его писем своим друзьям, как роман. Такое ощущение, что их написал Робинзон Крузо. Я горжусь им, хотя раньше, любя, думала, что он – романтик-фантазер. Так что, в жизни возможно абсолютно все.

Есть такие люди – в вопросах идей и проектов они тут же находят 10 причин, почему это невозможно. У меня все наоборот. Я всегда ищу 10 причин, почему это возможно. У абсолютно любой идеи есть сложности и возможности. Все зависит от того, насколько ты этого хочешь.

Мне не свойственны восторги, я - не восторженный человек. Однако есть люди, которые по-хорошему удивляют меня своей жизнью, своими поступками. Случайная или запланированная встреча с такими людьми всегда вдохновляет и заряжает энергией двигаться дальше.

Я склонна замечать детали. Возможно, эта способность в итоге и привела меня к профессии психоаналитика. Я приложила себя к профессии. Я вообще считаю, что человек должен прилагать особенности своего характера и свои возможности к профессии, а не наоборот. Так можно достичь больших успехов.

Про культуру

Культура рождается там, где есть закон. Где есть представления о том, что можно, а что нельзя. Для того, чтобы обрести культуру, важно обрести идентичность. Для того, чтобы обрести идентичность, нужно вырасти из состояния голода.

С одной стороны, у нас в стране много голодных людей, и им не до трат на культуру и искусство. С другой - у нас также много людей, у которых базовые потребности уже давно удовлетворены, но это не повышает их интерес к искусству. И это уже глобальные вопросы государственного уровня.

Возьмем "Метрополитен" – крупнейший музей в Нью-Йорке. Там каждый зал кто-то спонсирует – или компания, или миллионер. Помимо этого музей еще поддерживает и страна, и город.

Второе – это его доступность. В "Метрополитене" нет фиксированной платы за вход, ты платишь столько, сколько хочешь. Есть только рекомендованная цена – 25 долларов для взрослых. Но если посетитель платит 2 доллара, 30 или 100, он точно уверен, куда пойдут эти деньги. Это будет видно в качестве каждого квадратного сантиметра этого музея.  

Про искусство

Никогда у меня в жизни не было кумиров. И если бы меня спросили, с кем из известных людей я бы хотела поработать или пообщаться, я бы не нашла ответ. Потому что я здесь и сейчас. И сейчас мне хотелось бы поработать с современными украинскими молодыми художниками.

 

Я люблю читать, причем несколько книг одновременно. Сейчас читаю сборник рассказов Януша Вишневского. Мне его подарили. Параллельно перечитываю автобиографию Фрейда. А еще почитываю "Историю меланхолии" Карин Юханнисон. Это научно-популярная книга об истории эмоций.

Когда-то меня сильно поразил роман "Грозовой перевал". Не столько роман, как сам герой Хитклиффа. Как в нем сочетались такие раздирающие чувства: любовь, нежность, ненависть и жестокость. Очень сопереживала ему. Вообще, если честно, в последние годы читаю больше профессиональную литературу.

Про Украину

Я приехала в Киев из Тбилиси, когда мне было 19. Тогда по сравнению с Грузией Украина показалась мне огромной. Гуляя по улицам и выбираясь на природу, у меня в голове вертелись слова – простор и плодородие. Страна с огромным потенциалом и ресурсом.

В Грузии тогда было очень тяжелое положение. Украина стала для меня вторым домом. Я работала здесь почти год по приглашению друзей. И мне все тут так полюбилось, что я и не заметила, как стала жить в Киеве.

Мне очень нравится улица Чигорина, на которой находится наш Музей. Летом там деревья образуют живую арку, и я специально еду на машине именно этой дорогой, хотя и в объезд, чтобы полюбоваться красотой.

Я обожаю Андреевский спуск, Рейтерскую улицу, Музей Великой Отечественной войны, его внешнюю монументальную сторону – это мои любимые места в городе. Сейчас, конечно, стало больше машин, пешеходная зона становится меньше, нет уже былого простора. Украина постоянно меняется, я ее до сих пор узнаю, и мне хочется продолжать.

Многие говорят, что все, что происходит сейчас с людьми в стране – это лишь всплеск патриотизма, лишь мода и ничего больше. Пусть даже так. Пусть это будет игрой. Ведь заигравшись, можно действительно поверить и создать то, чего хочется.

Так же, думаю, было и с европейцами. Они ведь не сразу пришли к тому, что имеют сейчас, вжились в роль – "мы европейцы". У нас сейчас есть шанс задуматься: кто мы? И вот это очень важно поддержать действующим для всех законом. Переписыванием культурного генофонда страны. Пусть это будет желание народа, подкрепленное поддержкой властей и общим планом развития страны.

Про работу психоаналитика

Я не анализирую людей вне работы. Психоанализ это работа двоих в кабинете - психоаналитика и того человека, который хочет узнать себя.

Вообще, моя профессия во многом научила меня принимать других людей с их желаниями, взглядами на вещи. Многое в моей жизни стало более осознанным. Теперь я действительно чувствую себя свободным человеком.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

27.05.2018, 17:09
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 18 липня 2018

    Хлор від Коломойського. Чому українські міста опинилися на межі екологічної катастрофи

    Першими в зоні ризику опинилися жителі Дніпра, Миколаєва, Харкова, Житомира та Кривого Рог

     
    • 17 липня 2018

    Cкелети з шаф: три книжки про те, як прихована правда стає кривдою

    Можна нарікати на брак сучасних українських детективів, а можна спробувати написати детектив самому

     
    • 16 липня 2018

    Три горішки для Продана

    На початку історії з Проданом Порошенку подзвонив Яценюк, і на Банковій зібрали закриту зустріч у вузькому колі

     
    • 13 липня 2018

    Кому і яка ЦВК потрібна

    Пропонуючи своїх 6 кандидатур, Порошенко отримував блокуючий пакет у ЦВК. Але для повного контролю йому треба було 10

     
Система Orphus