Катерина Тейлор: В Англии я повторяла "I'm from Ukraine" таким тоном, как будто я Елизавета II. Это работало

Сооснователь Kadygrob_Taylor о своей учебе в Christie’s Education, жизни в Лондоне, англичанах и искусстве
Фото: Максим Кудимец, INSIDER
12 вересня 201417:00

Катерина Тейлор — менеджер культурных проектов, сооснователь Платформы для современного искусства Kadygrob_Taylor. Закончила Christie’s Education, некоторое время жила в Лондоне.

Вернувшись в Киев, стала куратором Kiev Sculpture Project в Ботаническом саду имени Гришко, организовала ряд других проектов.

Катя рассказала INSIDER об учебе в Англии, снисходительном отношении британцев к иностранцам, любимых художниках, книгах и искусстве в целом.

О себе 

Я — человек, жаждущий развития.

У нас в семье часто присутствовали разговоры об искусстве, культуре и литературе. Дома можно было найти самиздат, разные художественные каталоги. Мне искренне казалось, что так, как мы, живут многие семьи и такая жизнь — в порядке вещей. Поэтому когда с друзьями заводила разговоры о Третьяковской галерее, недоумевала, почему меня не поддерживают.

Среди прочего, дома был каталог фламандской живописи, который я часто просматривала, будучи ребенком. Разумеется, изучая картины, я не знала, какая это эпоха и стиль, но работы меня дико завораживали.

В музее современного искусства нахожу больше откликов, чем в музее классического. В первом случае чувствуешь сильное взаимодействие, сопричастность, во втором — спокойное восхищение. 

О Лондоне и учебе в Christies Education

Я часто бывала в Лондоне, любила этот город. Поэтому когда решила стать фотографом, вопрос в какую страну ехать решился довольно быстро. Поступила на курсы в Central Saint Martins — колледж искусства и дизайна.

Там познакомилась со многими интересными людьми. К нам приходили кураторы и практикующие известные фотографы. После лекций мы ходили на экскурсии к ним в студии или посещали их действующие выставки. Это вдохновляло.

После окончания курсов было принято решение поступить в колледж. Подала несколько заявок, но меня не приняли. Удалось поступить только спустя год на курс "Современное искусство и искусство XX века" в Christie’s Education.

 Все фото: Максим Кудимец, INSIDER

Хорошо помню последние дни учебы. Я ехала в колледж на красном автобусе и размышляла над тем, что буду делать дальше. Понимала, что могу устроиться в Christie’s, снять коморку, работать и мечтать о повышении. Или вернуться в родной Киев, в котором можно сделать что-то более стоящее, ориентированное не столько на личную, сколько на общественную пользу.

В Великобритании другой подход к обучению. Он основан на вере в то, что способности есть у каждого человека. Даже не самые удачные эссе и релизы всегда обсуждались с тьютором и человеком-легендой Лиззи Перрот. В самом неудачном тексте она находила пару достойных фраз и говорила: "А вот это интересная мысль. Развей ее". Ты думаешь, что приходишь с покаянием, а тебе говорят: "Да нет же, это очень здорово, нестандартно".

Когда только поступила в колледж, мой английский был, прямо скажем, не беглым — я понимала ровно пятьдесят процентов того, что говорит лектор. Был единственный выход — записывать все на диктофон, а дома разбирать сказанное. Именно этим я и занималась после лекций каждый день по несколько часов.

Исследованиями для тестовых и дипломных работ мы занимались в Национальной лондонской библиотеке, которая находится на третьем этаже музея Виктории и Альберта. Когда попала туда впервые, сразу возникло ощущение, что я в Библиотеке Хогвартса, где снимался Гарри Поттер — десятиметровые потолки, стены с двух сторон заставлены книгами, тишина в залах, запах дерева и ветхой бумаги. Некоторые манускрипты можно смотреть только на подушках в белых тканевых перчатках.

Об англичанах

Англичане — еще более выраженные снобы, чем французы, просто они это очень тщательно маскируют. Когда весь мир считал, что есть всего три класса — высшее общество, средний класс и рабочий, англичанам этого показалось недостаточно и нынче они насчитывают целых семь. Понятия иерархии и социальной принадлежности дети изучают в школе сразу после алфавита.

Где бы вы ни были, чем бы ни занимались, если у вас нет графов и лордов в родословном древе, скорее всего двери для вас будут закрыты. Нужно обладать связями или особым даром, чтобы получить работу, быть замеченным или что там в вашем списке восхождения к успеху?

Все, что мне оставалось при знакомстве - это говорить "I am from Ukraine" таким тоном, как будто я представлялась Елизаветой II. Сперва я делала это ради эксперимента, но после поняла — черт возьми, это работает. К тебе относятся с бОльшим уважением, даже если понятия не имеют, где эта страна.

 

О работе

Я — менеджер проектов современной культуры.

Сегодня у нас есть две организации – Платформа для современного искусства Kadygrob_Taylor – это независимая структура, деятельность которой посвящена развитию культурной среды Киева. 

Платформа работает над инновационными формами образования для молодых художников, интеграцией искусства в публичное пространство города, реализацией персональных и групповых кураторских проектов. Наша цель – создать новые возможности для развития современного искусства Украины и введения его в международный контекст.

И вторая – агентство Art Management, которое предоставляет услуги менеджмента в сфере культуры и искусств.

Так как Платформа имеет некоммерческую основу, все, что мы зарабатываем в Art Management, вкладываем обратно в наше дело для того, чтобы дальше развиваться и приносить пользу обществу.

Многим кажется, что работа, связанная с культурой, — одно сплошное развлечение. Так вот, искусство заканчивается ровно через пять минут после того, как вы утверждаете проект, потом начинается менеджмент.

О проектах

Сейчас готовим к печати документальное издание "#EUROMAIDAN — history in the making". Это масштабный документальный проект, в основу которого легли лучшие художественные фотографии, сделанные украинскими фотографами во время революционных событий ноября 2013-го - февраля 2014-го. Планируем презентовать проект в начале ноября этого года.

Kiev Sculpture Project – это первый масштабный проект Платформы. Тогда все делалось впервые. Мы не знали, как правильно оформить на таможне 6-тонную скульптуру Жауме Пленса, да, собственно, как вообще организовать логистику.

Мы не знали, как правильно создать экспозицию — ведь открытое пространство требует других подходов, чем выставка в белых стенах, а также как произвести скульптуры из пластика, металла, соломы, стекла. Но 365 бессонных ночей определенно повысили мой уровень квалификации в вопросах менеджмента культуры.

Мне бы хотелось что-то изменить в городе, работать с публичным пространством, создать что-то на постоянной основе. Например — скульптурный парк или центр современной культуры и искусств.

Центр искусств в моем представлении — большое индустриальное пространство с высокими потолками, огромными окнами, хорошим профессиональным светом и минимальным ремонтом.

 

О современных украинских художниках

Мне ближе социально-критическое, нежели эстетически ориентированное искусство. Никита Кадан, Жанна Кадырова, Саша Курмаз, Саша Бурлака — это молодое думающее поколение.

Есть другие, состоявшиеся художники, которые оказывают влияние на публичную среду города. К ним относится, к примеру, Миша Рева — скульптор, который сделал неоценимый вклад в культурный ландшафт Одессы. Кто-то влияет на мнение людей, кто-то на внешний вид городов — это важно в равной степени.

Украинские художники сталкиваются с проблемой отсутствия презентационных площадок в городе. Когда дело касается публичного пространства, возникает еще одна проблема — бюрократическая. Для молодого художника без связей и имени практически невозможно выиграть в конкурсе, скажем, на установку городской скульптуры на улице Прорезной.

Художник — это новатор, человек, который показывает необычный взгляд на обычные вещи.

О работах, которые впечатлили

Однажды получила озарение в Третьяковской галерее, глядя на работу немецкого художника Ансельма Кифера. Когда я смотрела на его живопись (хотя по фактуре и объему это скорее объект), мне впервые показалось, что я проникаю в работу, становлюсь ее частью, чувствую под ногами глину, из которой создает свои произведения, теплоту и запах древесной коры, которую он инсталлирует в живопись.

Кифер использует органичные цвета: серый, коричневый, черный и природные материалы: дерево, известь, металлические необработанные породы, ветки деревьев.

Примерно также меня когда-то восхитил Рихтер в Тейт Модерн. Особенно его ранние черно-белые "фотокартины".

О вдохновении

Как-то куратор Йоркширского скульптурного парка Хелен Феби рассказала историю о том, как однажды к ним пришел пожарный, который недавно потерял супругу. Он был в тотальной депрессии и приехал в парк, чтобы благодаря природе облегчить свое горе. То есть он не планировал смотреть на выставку скульптур.

Кроме прочего, в парке уже более 40 лет представлена экспозиция лучших работ Генри Мура. Так вот, парень провел там весь день и оставил отзыв в книге, где написал: "Спасибо. Природа и искусство мне очень помогли. Моя боль стала меньше". В этом заключается мощная, непостижимая и целительная сила искусства.

Когда человек отпускает оценочные суждения и начинает взаимодействовать с произведениями на тонком, эмоциональном и душевном уровнях — это открывает для него новые возможности. Искусство помогает лучше понять и себя, и мир.

В музыке я всеядна. Слушаю все: от Листа до Woodkid. Также хорошо отношусь к Bonobo, Cold War Kids, Fall Out Boy, Foals, Grimes, Nancy Sinatra, Phenix, Tigran Hamasyan, The Black Keys, The XX, Ella Fitzgerald, Nina Simon, Diana Washington 

Последние две книги — авторства Эй Джей Джейкобса — старшего редактора американского Esquire. Книга "Год, прожитый по библейски" — остроумный, уморительный опус о том, как автор провел над собой необычный эксперимент: взял всевозможные интерпретации Библии, выписал все правила и законы и попытался им следовать в течение года.

Книга, которую читаю сейчас, называется "До смерти здоров" также Джейкобса.

Автор проводит над собой новый эксперимент — пытается стать самым здоровым человеком на планете, что в моменты, когда он начинает следовать всему и сразу, приводит к обратному результату. Он писал книгу и в это время шел по беговой дорожке. 300 страниц – 3000 километров. Рекомендую если не в качестве методички, то в качестве пилюли хорошего настроения уж точно.

Читайте также интервью на INSІDER:

Основательница Музея сновидений Виктория Данелян

Активистка Анна Гопко

Дизайнер Маша Рева

Рекламист Роман Гавриш

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

13.11.2018, 23:09
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 19 листопада 2019

    Так званий “прокурор ЛНР” Корнієвський може уникнути відповідальності. Розповідаємо чому

    Суд не дав дозволу на здійснення спеціального судового провадження щодо нього

     
    • 19 листопада 2019

    Справи Майдану поспіхом передають в ДБР прямо зараз. Чим це загрожує і до чого тут Портнов

    Досі не створено механізму переходу в ДБР слідчих, які займаються справами Майдану

     
    • 14 листопада 2019

    На Банковій запалили свічки: активісти питають, що буде зі справами Майдану

     
    • 14 листопада 2019

    Обвинуваченого у вбивстві журналіста Сергієнка суд повернув під варту. Він чекає на ухвалу

    З поліцією його охороняє десяток небайдужих громадян

     
Система Orphus