Сергей Кузяра: "Я продолжаю предлагать свои объемы угля"

INSIDER взял интервью у коммерсанта-угольщика, которому приписывают лоббирование поставок угля из РФ и самопровозглашенных "ДНР"-"ЛНР"
Фото: Максим Кудимец
22 січня 201508:00
  • 0
  • 15

Сергей Кузяра – одна из наиболее одиозных личностей в украинском углепроме. Многие чиновники из Минэнергоугля времен Юрия Продана считают Кузяру олицетворением зла.

Он производит впечатление коммерсанта, который готов делать деньги с Россией или Украиной, президентом или премьером, с "ДНР"-"ЛНР" или "Семьей". С любым, кто станет "разговаривать не с позиции силы, а с позиции общих интересов".

Сергей Кузяра - из шахтерской семьи. Его отец Владимир Кузяра в 17 лет приехал с Западной Украины на Донбасс. Прошел путь от горнорабочего до гендиректора госхолдинга "Макеевуголь", который возглавлял 10 лет - до 1995 года.

Мать Сергея работала бухгалтером в "Государственном информационно-вычислительном центре" Минугля, который расположен в Макеевке.

Сам он окончил Донецкий политехнический институт по специальности "подземная разработка месторождений полезных ископаемых". Учился по обмену в Западной Вирджинии в США, окончил Киево-Могилянскую бизнес-школу.

Работу начал под крылом отца – в компании "Макуглекокс", сбытовом предприятии при "Макеевугле".

Потом его пригласил работать известный угольщик Александр Астрахань. Благодаря ему Кузяра работал техническим директором госкомпании "Спецшахтобурение", а в 1998 году возглавил ее дочернее предприятие - "Углетехперевооружение".

Следующий этап – директор компании "Октябрьуглепоставка", сбытового предприятия госхолдинга "Октябрьуголь" в городе Кировское. Шахты этого предприятия сейчас ликвидированы, как неперспективные.

Везде Кузяра занимался сбытом угля и закупкой материально-технической базы. Эта деятельность привела его в бизнес. В начале 2000-х он пошел наемным менеджером в "АРС-Холдинг", аффилированный с компанией "АРС" бизнесмена Игоря Гуменюка.

В 2006-м Гуменюк продал "АРС" Ринату Ахметову, который на базе ее активов создал "Метинвест". Кузяра отказался от предложений нового инвестора остаться в компании, начав в партнерстве с Гуменюком собственный бизнес.

 

Кузяра известен как советник нескольких министров энергетики времен Виктора Януковича и владелец многих трейдинговых компаний, торгующих углем. Таких как "Енер.ком" и "Продакс". Часто Кузяру называют угольным менеджером Александра Януковича, но сам он это отрицает.

Как партнер Гуменюка, Кузяра имеет доли в угледобывающем предприятии – ООО "Краснолиманское" в городе Родинское Донецкой области и в потребляющем уголь предприятии – генерации "Донбассэнерго". Она объединяет разрушенную в ходе боев Славянскую ТЭС и Старобешевскую ТЭС, которая находится на территории, подконтрольной боевикам "ДНР".

Сейчас участники угольного рынка приписывают коммерсанту влияние на президента Петра Порошенко и лоббирование поставок угля из РФ. На эти и другие обвинения Кузяра ответил в интервью INSIDER.

"Захват "Краснолиманской" - одна из причин информационной кампании против меня"

- Правда, что аббревиатура "АРС" расшифровывается, как "Алик, Ринат, Самсон" (Ахать Брагин, Ринат Ахметов, Яков Богданов соответственно)?

- Нет. Но нужно признать, чтобы так расшифровать это название, должна хорошо быть развита фантазия. Я знаю совсем другую легенду о формировании названия. Его придумал Игорь Гуменюк - как один из создателей предприятия. Но с моей стороны будет некорректно ее рассказывать. Это его история.

- Когда вы в 23 года возглавили госпредприятие угольной промышленности, вас нормально воспринимали?

- Когда мне доверили возглавить госпредприятие угольной промышленности, у меня уже был определенный опыт и знания, несмотря на молодые годы. Так что, если в начале и возникали какие-то вопросы, они быстро отпадали. Нужно понимать, что угольная отрасль достаточно тесная и имеет свою специфику. Людей, которые долгое время работают в отрасли, не так много. Все друг друга знают. История деловых взаимоотношений, доверие и предсказуемость действий – очень важны, чтобы иметь успех на этом рынке.

- Как вы познакомились с Игорем Гуменюком?

- Это случилось закономерно. Прежде чем прийти работать непосредственно к Гуменюку, я проработал в аффилированной с "АРС" компании "АРС-Холдинг". Там, совместно с Александром Ротовым, мы занимались программами, направленными на реализацию энергетических углей.

Сейчас Александр Ротов – президент строительной компании GERC, которая до войны строила промышленные объекты преимущественно в Донецкой области и Крыму.

Игорь Гуменюк/Фото: cre.in.ua

- Как вам удалось получить часть запасов на шахте "Краснолиманская"?

 - В 2003 году финансирование угольной промышленности было минимальным. Нужны были инвестиции. Компания "АРС" была потребителем угля. Тогда возникла идея инвестировать в "Краснолиманскую".

Мы пошли по пути свободных экономических зон, которые существовали на тот момент. Защитили инвестпроект, под который были выделены запасы. На них мы самостоятельно проводили выработки на своем оборудовании.

- Ваши оппоненты говорят, что вы просто взяли в аренду оборудование госпредприятия, которое разрабатывало шахту. Амортизация и расходы списывались на ГП, а ваша компания за копейки получала уголь.

- Это абсолютно не так. Мы не использовали государственные ресурсы. Мы инвестировали собственный капитал в течение нескольких лет. С нуля набирали людей, закупали все, что касается проведения выработки, вкладывали в капитальное строительство. В 2006 году была запущена наша первая лава. И только после этого пошла рентабельность и предприятие стало успешным. Безусловно, это привлекало внимание конкурентов.

С тех пор каждый министр угольной промышленности считал обязанностью начать свою деятельность с проверки ООО "Краснолиманское". Как вы видите, в результате этих проверок никаких претензий нам никто так и не предъявил. Оснований для этого попросту не было. Работа предприятия ведется прозрачно для проверяющих структур и строго в рамках закона. К примеру, договор о совместной деятельности между ГП "Угольная Компания Краснолиманская" и ООО "Краснолиманское" был разработан Институтом экономики при Национальной академии наук.

- Когда была продажа "АРС", "Краснолиманская" не вошла в активы этой компании?

- "Краснолиманская" не была в активах "АРС".

- Сколько угля добывает шахта?

- В сутки добыча должна быть порядка 7-7,5 тыс. тонн. Если совместить планы ГП и ООО, то суммарная добыча в 2014 году должна была составить больше трех миллионов тонн.

- А составила?

- В сентябре 2014 года произошел рейдерский захват предприятия. Октябрьский районный суд Днепропетровска восстановил уволенного за три года до этого директора госпредприятия Константина Киселева. После этого более 120 человек, часть из которых была с нашивками батальона "Днепр-1", с автоматическим оружием и минометами, установленными на пикапы, приехали на предприятие. Локализовали охрану, разбили все серверы, уничтожили камеры наблюдения. И с того дня шахта является захваченной.

Была подана апелляция, и по Киселеву решение суда уже аннулировано. В первую очередь потому, что директора ГП "Краснолиманская" назначает или увольняет исключительно министерство. Поэтому стороной-ответчиком не может быть ГП "Краснолиманская", как это было в решении о восстановлении в должности, которое вынес Октябрьский суд.

- Вы так и не восстановили контроль над своими запасами?

- Вооруженные люди продолжают держать оборону. Среди них даже происходят ротации. Руководители полностью лишены доступа к ООО. А рабочих под давлением заставляют переводиться с ООО на ГП.

- Уголь добывается? Куда он идет?

- Часть просто разворовывается, часть продается с площадок за наличные деньги. С сентября ГП не платит налоги в бюджет Украины, несмотря на то, что территориально находится в зоне контроля ВСУ. Уверен, что захват предприятия - одна из причин того, что против меня развернута информационная кампания в СМИ.

Владимир Коваленко

- Почему не можете решить проблему?

- В правоохранительных органах нет людей, которые готовы противостоять. В милиции бездействуют, о захватчиках говорят: "Ну это же, страшно сказать, кто".

Хотя за этот период было даже похищение человека. Бойцами батальона "Днепр" был похищен директор по производству ООО "Краснолиманское" Владимир Коваленко. Его привезли на базу батальона в Песках и там держали. Каким образом мы оттуда его вытянули, я даже не могу сказать в интервью.

"Я не был менеджером Александра Януковича"

- Как вы встретили приход Виктора Януковича на пост президента в 2010 году?

- Когда Юрий Петрович Ященко стал министром в 2010 году, то пригласил меня стать его советником.

- Вы были советником и других министров.

- Совершенно верно. Когда пишут, что я был советником министра энергетики Эдуарда Ставицкого, то забывают, что я так же был советником донецкого губернатора Андрея Шишацкого, Юрия Бойко как министра энергетики и как вице-премьера.

А после этого я был советником губернатора Донецкой области Сергея Таруты.

Говорю это к тому, что позиционирование меня, как человека Ставицкого, мягко говоря, некорректно.

- Как вам удалось быть одновременно советником Ставицкого и Бойко? Известно, что они не ладили между собой.

- Скажем так: моя работа в качестве советника и их личные взаимоотношения находились абсолютно в разных плоскостях.

- Рассказывают, что ваш кабинет находился напротив кабинета замминистра энергетики Игоря Поповича. Когда посетители заходили с документами, сначала приходили к вам на согласование, а потом шли к Поповичу на подпись.

- Может быть, кому-то хотелось показать это именно так. Но этого не было никогда.

- Чем вы занимались в качестве советника?

- Я хорошо знал компанию ДТЭК, "Метинвест", ИСД и угольный рынок в целом. Постоянно возникали моменты, когда нужны были компромиссные решения. Игорь Попович, как официальное лицо, не всегда мог пойти на такие компромиссы.

- О вас говорят, что вы человек, который "может всех увязать".

- Где-то так оно и есть. Как уже говорилось, отрасль угольной промышленности достаточно статичная и имеет свою специфику. Чтобы успешно и долго работать на этом рынке, нужно уметь находить общий язык, договариваться со всеми.

Александр Янукович

- Какие отношения у вас были с Александром Януковичем? Как вы познакомились?

- Мы познакомились в 1999 году в кабинете Александра Астраханя, моего руководителя на тот момент. Александр Зиновьевич был очень уважаемым человеком в регионе и отрасли. Он дал путевку в жизнь множеству людей. Одним из таких людей был Виктор Янукович.         

- Вас считают бывшим менеджером Александра Януковича, отвечавшим за угольное направление в его бизнесе. Вы работали на него?

- Я никогда не был менеджером Александра Януковича. Я встречался с ним, потому что он имел определенное влияние. Опровергать и скрывать это глупо. У нас были нормальные отношения. Но их нельзя назвать близкими.

В ходе работы были моменты, когда нужно было находить компромиссные решения, в том числе и касательно ДРФЦ. Более того, у меня были достаточно серьезные конфликты с менеджерами ДРФЦ.

"Донбасский расчетно-финансовый центр" (ДРФЦ), принадлежавший Александру Януковичу, приватизировал пять обогатительных фабрик, через которые проходил уголь для теплоэлектростанций "Центрэнерго" и "Донбассэнерго".

Кстати, я точно также общался и с "Энергоимпексом" Андрея Орлова, которого нельзя заподозрить в лояльности к Александру Януковичу.

Андрей Орлов - бывший партнер Рината Ахметова по угольному бизнесу. В 2013 году, после конфликта с "Семьей" из-за контроля над обогатительными фабриками, был вынужден покинуть Украину. Партнером Орлова был Гуменюк через кипрскую компанию Nowestic Investments Limited.

Я встречался и с Аврамовым Иваном Ивановичем, которого знаю еще со времен работы в "АРС".

Иван Аврамов вместе с его партнером Юрием Иванющенко считались "смотрящими" Виктора Януковича в нескольких отраслях, включая угольную промышленность.

- Вы конфликтовали с "Семьей"?

- Год назад делать это было невозможно. Живя на Донбассе, я бы стал самоубийцей, если бы стал конфликтовать с ними.

- Угольщики рассказывают, что когда Александр Янукович начал заниматься углем, ему нужен был полуофициальный представитель. Поочередно рассматривались кандидатуры директора ДРФЦ Виталия Белякова, потом – владельца шахты "Белореченская" Игоря Мартыненкова. А потом остановились на вас.

- На тот момент на угольном рынке сформировалось несколько групп, которые имели свои интересы. Начиная от компаний ДТЭК и "Метинвест" и заканчивая интересами Аврамова и где-то интересами "Семьи". И не так уж много было людей, которые старались сгладить эту ситуацию.

Еще раз говорю: я ни у кого не работал. Но у меня была возможность садиться за стол переговоров со всеми. При этом я занимался собственным бизнесом.

Фото: Максим Кудимец

- Группы, которые вы называете, конкурировали между собой?

- Однозначно. Конфликт интересов возникал регулярно. Иногда совещания были крайне эмоциональными, когда хлопали дверями.

- После событий февраля прошлого года вы общались с Александром Януковичем?

- Был один телефонный разговор. Я не буду этого скрывать. Обменялись мнениями о том, что происходит в стране.

- Вы сейчас передвигаетесь с охраной. Почему?

- Это связано с прямыми угрозами, которые возникали по поводу шахты "Краснолиманская".

"Весь уголь "ДНР" едет на Старобешевскую ТЭС"

- Какие активы вам принадлежат?

- Это компании "Энер.ком", "Продакс", "Краснолиманское". Все они занимались углем. Я всю жизнь в этом бизнесе. Кроме того, с Игорем Гуменюком мы создали с нуля "Строительную компанию "Вира".

"Вира" строила офисный центр "Green Plaza", ТРЦ "Донецк-Сити", гостиницу "Виктория" в Донецке. Также занималась строительством Ботиевской ВЭС, входящей в ДТЭК Рината Ахметова и солнечных электростанций для Activ Solar Андрея Клюева.

- А покупка контрольного пакета акций "Донбассэнерго" – это ваш общий проект с Игорем Гуменюком?

- В этом вопросе все достаточно сложно, но можно сказать и так.

 Фото: Сергей Головнев

- Как возникло желание купить генерацию?

- Если ты работаешь с углем, нужно выходить на конечный продукт. Это либо кокс-металл, либо электроэнергия. Металлургический сегмент сейчас полностью реализован. Остается энергетика.

- Уже в июне-июле 2014 года было понятно, что будут проблемы с углем…

- Я эту проблему поднимал. Говорил об этом, в том числе и с министром Юрием Проданом. У нас было единое понимание ситуации с компанией ДТЭК. Они продвинулись в этом вопросе.

Ситуация, когда их уголь остановили в России, немного выбила их из колеи. В остальном они делали достаточно грамотные шаги. А то, что касается государственных генераций, там все более запущено.

- Как снабжается топливом "Донбассэнерго"? Почему на Старобешевской ТЭС, которая сжигает антрациты, накоплено до 150 тысяч тонн, когда на других меньше 10 тысяч тонн?

- Вопрос банальный. Эта станция находится на территории так называемой "ДНР". Весь тот уголь, который не поставляется на территорию Украины, куда-то должен поступить. Все просто.

"Они начали вытеснять конкурента с российским углем"

- С кем конкретно в правительстве вы договаривались о поставках российского угля, когда собирались продавать его через свою компанию Neocar?

- Несколько коммерческих предложений я лично относил генеральному директору Юрию Головачеву и коммерческому директору Олегу Жебскому, с которым был знаком.

Владимир Зиневич

Я очень долго стучался во все двери. Более того, я повез уголь под честное слово, потому что мой контракт был в стадии разработки.

Не знаю, о каких схемах говорит Владимир Зиневич (глава "Укринтерэнерго", подписавший контракт на поставку угля из ЮАР, - INSIDER), не исключаю, что они известны только ему одному. Но я готов говорить с ним об этом публично.

- В чем была проблема? Ведь российский уголь тоже закупался.

- Следовало закупать и российский, и африканский уголь. Они почему-то противопоставили эти вещи и начали вытеснять конкурента с российским углем в моем лице.

- Есть версия о том, что вы вместе с Константином Григоришиным, Виктором Медведчуком и Николаем Злочевским настроили президента против закупки африканского угля в пользу поставок из РФ. Естественно, с прибылью для всех участников процесса.

- Цены на уголь - достаточно прозрачная вещь. На тот момент, когда мы делали коммерческое предложение, уголь в России стоил $77-78 за тонну. Для "Центрэнерго" мы продавали его по $80. Предоплату производителям я платил сам.

Все это длилось больше месяца. И за часть угля со мной еще не рассчитались. Это достаточные средства, чтобы идти на Банковую или Грушевского и с кем-то их делить? Будет ли кому-то это интересно?

Я всегда приходил и в открытую предлагал поставку угля. Для этого, учитывая весь мой опыт работы, налажены все необходимые контакты.

С людьми, которые в России занимаются углем, я знаком десятки лет. Я знаю трейдеров и собственников. Что плохого в том, что я старался привезти русский уголь по понятной цене?

- Сколько в итоге вы поставили угля для "Центрэнерго"?

- Смешной объем - 13 тысяч тонн. При этом у меня была возможность поставлять ежемесячно до 300 тысяч тонн. Это те договоренности, которые были с российскими компаниями.

Россия очень долго не ввозила в Украину энергетический уголь. Поэтому, когда сложилась такая ситуация, с августа по сентябрь российские трейдеры подняли цены на 10 долларов за тонну.

 

- Когда вы договариваетесь с русскими о поставках угля в Украину, политика мешает этому?

- Ни разу не встречал таких проблем. Наоборот, люди с переживанием относятся к тому, что происходит у нас. У очень многих родственники в Украине и на Донбассе.

"Я говорил Ложкину о сложностях обеспечения углем"

- Когда у вас не получился диалог с представителями Кабмина, вы пошли в Администрацию президента к Борису Ложкину?

- Это не соответствует действительности. Я знаком с Борисом Ложкиным. Но его вмешательства в эти вопросы нет.

- Он – глава АП государства, в котором не хватает угля, а вы – коммерсант с угольного рынка. Если вы общались, вы же не могли не говорить об угле?

- Скажем так, я говорил ему о сложностях обеспечения углем, с которыми мы столкнемся при таком подходе.

- Вмешательства Ложкина не было, а вмешательство генпрокурора Виталия Яремы, который конституционально зависит от президента, было. Почему?

- Сложилось впечатление, что я донес проблематику по африканскому углю куда-то наверх. Я никогда этого не делал и готов на эту тему разговаривать с кем угодно в открытом диалоге.

Когда в "Центрэнерго" начались обыски, его руководство решило, что виноват я. На тот момент я был очень удобным громоотводом.

- И почему вас пытались отодвинуть от поставок?

- Почему пошла эта возня, я не знаю. Наверняка, есть люди, которым она выгодна. Но в целом, это какая-то глупость. Кто-то сам себе что-то надумал и создал проблемы всем.

Параллельно с нами уголь из России поставляли и другие компании. Ехал уголь компании "Краснобродский-Южный" (Кемерово, РФ), ехал уголь Ukrenergy Coal (Кипр). Всего было пять компаний.

Если бы я поставил весь российский уголь, а других "обрезал" и "отжал", тогда можно было бы о чем-то говорить.

Фото: Максим Кудимец

- А с премьером Арсением Яценюком вы общались по этому вопросу?

- Я несколько раз просил о встрече через разные каналы. Но в этой встрече мне было отказано.

"Люди, которые находятся там, выживают"

- Вы пытались договориться о покупке угля в так называемой "ДНР"?

- Люди, которые добывают уголь, – не террористы. Экономическая блокада Донбасса, которая сейчас произошла, создает проблемы и Украине в целом.

Вопрос, каким образом проследить, чтобы деньги за уголь попали на зарплату шахтерам, а не в руки террористов, – абсолютно технический и решаемый.

Уголь оттуда Украине нужен. Она должна его покупать.

- Что этому мешает?

- Исключительно политика.

- Александр Потапенко, возглавляющий госхолдинг ДУЭК, который рассматривается, как поставщик угля из Донбасса, раньше возглавлял вашу компанию "Продакс". Это ваш человек?

- До работы в ДУЭК этот человек возглавлял компанию "Краснодонуголь" Рината Ахметова. Я знаю его как специалиста еще по работе в "АРС". После того, как он проработал в "Продаксе", Юрий Бойко, который знает его лично, предложил ему работу в ДУЭК.

Я работал с подавляющим большинством руководителей в отрасли. Это не значит, что все они мои люди.

Александр Потапенко

- Сейчас Потапенко является "заместителем министра энергетики ДНР". Это нормально?

- Это выбор человека. Очень не просто правильно оценивать решения, которые принимаются там, сидя в Киеве. У него была ситуация, когда его предупредили, что при попытке покинуть территорию "ДНР" он будет арестован.

Люди, которые находятся там, они выживают. Их задача – защитить себя, свои семьи и свои предприятия. Это не всегда нужно расценивать, как пособничество террористам.

- Вы общаетесь с нынешним директором "Центрэнерго" Игорем Балабановым? Зачем донецкому миллионеру идти руководить госкомпанией?

- Я знаю его еще с тех пор, когда он работал коммерческим директором "Центрэнерго" в начале 2000-х. У него весь бизнес был в Донецке и Мариуполе. Он вынужден был оттуда уехать.

В этом вопросе правильнее делать акцент на том, что отсутствие угля на "Центрэнерго" – это ответственность руководителя. В данном случае это вопрос к бывшему руководителю компании Юрию Головачеву.

- А с новым руководителем Минэнергоугля Владимиром Демчишиным вы общались?

- Я встречался по проблеме поставок топлива из России. Он меня принял и выслушал. Я продолжаю предлагать свои объемы угля.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
15
ПЕРЕГЛЯДІВ
0
КОМЕНТАРІВ

КОМЕНТАРІ

21.05.2016, 16:34
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 1 лютого 2016

    INSIDER: Лучшие материалы

    Здесь мы оставляем тексты, которые нам показались самыми знаковыми

    • 0
    • 12
     
    • 31 січня 2016

    Роман Безсмертний: "Росія зацікавлена, щоб ця війна тривала без кінця"

    "З появою Гризлова мало що змінилося. Ви дискусію навколо Сталіна уявляєте?"

    • 3
    • 7
     
    • 29 січня 2016

    Как проститься с прошлым

    Как прощаться и открываться новым возможностям, рассказывает психолог

    • 1
    • 10
     
    • 29 січня 2016

    Крымские ультрас: «Предателей мы не забудем»

    Что означало быть проукраинским ультрасом в Крыму в начале оккупации, и как они живут сейчас

    • 1
    • 7
     
Система Orphus