Экс-замминистра энергетики: "Этот повод был использован, чтобы убрать меня с должности"

В интервью INSIDER Вадим Улида рассказал, как был уволен с должности и зачем Украине нужна реформа энергорынка
22 грудня 201414:20

С августа в Министерстве энергетики и угольной промышленности обсуждали, как предотвратить катастрофу в связи с нехваткой энергоносителей.

В результате нескольких межведомственных совещаний, которые проводились, начиная с сентября, было решено наладить импорт электроэнергии из России. На совещаниях в числе прочих присутствовал и нынешний министр энергетики Владимир Демчишин, возглавлявший тогда НКРЭКУ.

Нерешенным оставался вопрос о том, кто будет импортировать электроэнергию. Компания "ДТЭК Трейдинг" Рината Ахметова, которая подала заявку еще в сентябре, импорт так и не начала.

В ноябре о готовности закупить электроэнергию в России заявила еще одна компания – "Енергомережа". Ранее в ее правлении работал Петр Продан, брат тогдашнего министра энергетики Юрия Продана.

Согласование для нее 14 ноября подписал заместитель Продана Вадим Улида. Однако после заседания Кабмина 26 ноября он был уволен с должности. Исходя из слов членов правительства, причиной увольнения послужила именно эта подпись.

Чем руководствовался чиновник, подписывая согласование, которое стоило ему должности? Об этом Вадим Улида рассказал в интервью INSIDER.

"Если не будет повышения цен на электроэнергию, не будет электроэнергии"

- Кто вас пригласил в Минэнергоугля на должность заместителя?

- Пригласил министр, естественно. Это его компетенция.

- В прошлом правительстве министру часто назначали зама по квоте какой-либо политической силы. Так было, например, с министром здравоохранения Олегом Мусием. В чьей вы команде?

- Энергетика – очень чувствительная и технологически сложная отрасль, здесь очень важно наличие необходимых технических знаний, практического опыта. Если здесь что-то покрутишь, то там может погаснуть лампочка, и это нужно понимать.

Я ни в чьей команде. Я старался всегда быть одинаково равноудаленным от каких-либо политических сил. Меня пригласили не как участника чьей-то команды, а как человека, который будет профессионально работать.

- С февраля 2013-го по февраль 2014 года вы работали советником гендиректора "Донбассэнерго". Как раз в этот период контрольный пакет акций генерации был куплен Игорем Гуменюком. Как вы туда попали?

- Когда я туда устраивался, генерация была государственной. В августе 2013 года ее приватизировали. А в феврале 2014-го я ушел. Меня пригласили, поскольку до этого я работал в ГП "Энергорынок". В "Донбассэнерго" я занимался вопросами подготовки компании к работе в условиях новой модели рынка электроэнергии в связи с принятием закона о реформировании энергорынка, в разработке которого я принимал участие.

- А когда будет переход на новые правила?

- Закон принят в 2013 году. Есть переходной период, в течение которого нужно разработать нормативные документы и правила для внедрения этой модели. Нужны несколько законов: о разделении энергокомпаний, о погашении задолженности. К 1 июля 2017 года должны быть созданы условия для того, чтобы запустить полномасштабный рынок электроэнергии европейского образца. Для этого есть все предпосылки.

- В результате реформирования цена на электроэнергию для населения поднимется?

- Она должна подняться. Сейчас я могу об этом говорить свободно. Если не будет повышения цен на электроэнергию, не будет электроэнергии. Бытовые потребители платят за электроэнергию порядка 25% от ее стоимости. Разница искусственно переложена на промышленных потребителей, а это больше 40 млрд грн в год. Это та иллюзия, которую нужно осознать.

- Чем вы занимались в министерстве?

- В сферу моей ответственности входила электроэнергетика и атомно-промышленный комплекс. Кроме ежедневного решения оперативных задач, главные усилия я сосредоточил на запуске процессов реформирования отрасли.

В первую очередь – это реформа энергорынка и техническая интеграция (синхронизация) Объединенной энергосистемы Украины с энергосистемами европейских стран ENTSO-E. Цель – к 2017 году создать все условия для того, чтобы энергетика Украины была частью общего европейского энергетического рынка.

Также важной задачей было в кратчайшие сроки обеспечить диверсификацию и снизить зависимость Украины от поставок энергоресурсов из РФ. Это вопрос энергетической безопасности страны. И мы достигли определенных результатов в сфере поставок топлива для АЭС, начали строительство собственного хранилища отработанного ядерного топлива, запустили подготовку проектов по уменьшению потребления и замещения газа в электроэнергетике, повышению энергоэффективности в отрасли.

"Энергосистема Украины изначально рассчитана на передачу больших объемов в Европу"

- Что нам даст интеграция в европейскую энергосистему?

- Наша энергосистема потенциально избыточна. У нас 55 тысяч МВт генерирующих мощностей. Используется реально около 30 тысяч, 33 – в холодные зимы. Это привело к тому, что за последние 20 лет эти мощности просто деградировали. Где-то их на металл порезали, где-то они просто стоят.

Их нужно реконструировать. Но восстанавливать их нет смысла, потому что Украина отрезана от рынков сбыта электроэнергии.

Энергосистема Украины изначально рассчитана на передачу больших объемов электроэнергии в Европу. Хмельницкая и Ровенская АЭС не нужны Украине в западной ее части. Они были построены для того, чтобы обеспечивать передачу больших объемов электроэнергии в Европу  в рамках энергообъединения  "Мир" в конце 80-х годов прошлого столетия.

Фото: Сергей Головнев

Это страны Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Три мощнейших магистрали напряжением 750 кВ идут из Украины на Польшу, Венгрию и Румынию с Болгарией. В Европе таких вообще нет. И перспективы развития энергетики Украины напрямую связаны с тем, насколько полно мы сможем восстановить связи с европейскими энергосистемами и интегрироваться в европейский рынок.

- Сколько мы сможем экспортировать электроэнергии после интеграции в европейскую энергосистему?

- В свое время из Украины экспортировалось порядка 30 млрд кВтч/год. При условии синхронной работы с ENTSO-E и восстановлении линий, пропускная способность по экспорту в Европу может достигать 3500-5000 МВт. Это больше, чем мощность существующих электрических связей с Россией и Белоруссией. То есть для нас есть все условия и необходимые предпосылки для выхода на энергорынок Европы, но мы от него отключены.

- И как его подключить? Договориться с европейскими странами?

- Уже договорились, уже подали заявки. Нужно просто сделать ряд технических мероприятий по приведению стандартов работы энергосистемы Украины к стандартам европейских систем. Это модернизация энергоблоков, систем первичного регулирования, модернизация систем телекоммуникации, внедрение определенных стандартов диспетчерского управления.

Есть стандартная процедура интеграции. Мы подали заявку, после чего делается исследование – так называемый "каталог мероприятий". Потом Украина реализует эти мероприятия, после чего они могут присоединить нас. Это уже было проделано в 2002 году с "Бурштынским энергоостровом", который сейчас работает параллельно с ENTSO-E и обеспечивает львиную долю экспорта украинской электроэнергии на европейский рынок (Бурштынская ТЭС входит в "ДТЭК Западэнерго" Рината Ахметова, - INSIDER).

- Эта процедура уже началась?

- Мы запустили проект – совместное исследование с консорциумом европейских операторов за средства европейского гранта с частичным финансированием Украины. Он называется: "Исследование возможности синхронной работы Украины и Молдовы с энергосистемой Европы". Оно уже началось.

- И сколько продлится исследование?

- Полтора года. До конца 2015 года мы должны получить этот каталог мероприятий. Потом мы его выполняем и интегрируемся.

Скептики говорят: чтобы интегрировать энергосистему, нужно 10 лет. Но Польша, Венгрия и Чехословакия ушли за три года по такой же процедуре. Сейчас грех не воспользоваться той поддержкой, которую оказывает нам Европа. При общих усилиях я оцениваю как абсолютно реальную перспективу интеграции энергосистемы Украины к 2017 году.

Когда я пришел в министерство, то понимал, что это правительство может проработать недолго. Свою задачу я видел в том, чтобы запустить этот процесс. А потом попробуйте его остановить.

- Так вы запустили процесс?

- Да. Проект начался. Если его не забросят, то все шансы для его реализации есть. Это стратегическая необходимость.

"Действия России направлены на то, чтобы дестабилизировать ситуацию"

- А как на этом "запуске процесса" отразились события на востоке страны?

- Все это мы делали на фоне энергетической войны с Россией. В стране никогда такого не было. Я это чувствовал, потому что ежедневно в 08:30 у нас была оперативка с энергокомпаниями. Каждый день начинался с того, что где-то поврежден трансформатор от попадания снаряда, разрушены такие-то линии, ремонтная бригада подорвалась на мине и т.д.

То есть мы работали на фоне того, что на Востоке постоянно менялась конфигурация энергосети. Это техническая проблема. Но была и экономическая – неплатежи. Осенью, например, расчеты по Луганской области составляли 4%.

- Почему вы называйте эту войну "энергетической"?

- Действия России были направлены на то, чтобы дестабилизировать ситуацию. И по газу, и по поставкам угля и по действиям подконтрольных им территорий.

Фото: Сергей Головнев

- Как правительство противостояло РФ в этой войне?

- Критически важным было подготовиться к зиме. Было очевидно, что без импорта угля нам не обойтись. Учитывая транспортную логистику и стоимость, предусматривался импорт как из России, так и из других стран морем, через порты. Российский уголь ближе и он там дешевле. Но зависеть от российского угля опасно. Поэтому протокольным решением Кабмина было поручено диверсифицировать поставки.

- И что для этого сделали? Нашли поставщика Steel Mont, завозившего уголь из ЮАР?

- Договорились о закупке 3 млн тонн угля из России и 1 млн тонн угля из ЮАР. Если бы возникли проблемы с РФ, как это и случилось, мы бы могли подстраховаться южноафриканским углем. И уже в ноябре нам удалось остановить уменьшение объема топлива на складах ТЭС.

Вторая мера безопасности – временный импорт электроэнергии для накопления топлива на зиму. Это обсуждалось еще в сентябре. Было принято соответствующие решение. 1500 МВт импорта электроэнергии позволяет сэкономить полмиллиона тонн угля в месяц. Если бы импорт шел в сентябре, октябре и ноябре - это плюс полтора миллиона тонн угля на склады ТЭС.

Тогда было тепло - потребление ниже. И этот объем не был критичным. Если бы Россия попыталась нас шантажировать, мы бы спокойно могли отключиться от импорта. А сейчас мы вынуждены это делать уже не для того, чтобы накопить топливо, а для того, чтобы сбалансировать систему и не отключать потребителей.

- То есть импортировать электроэнергию из РФ правительство пыталось еще в сентябре?

- К сожалению эти два простых решения не были реализованы. Импорт электроэнергии до сих пор не начался, хотя ДТЭК обратился с письмом о том, что он готов импортировать в сентябре. И тогда же получил согласование.

Африканского угля завезли 250 тысяч тонн, после чего поставки были заблокированы случившимся скандалом.

"Об увольнении я узнал из прессы"

- Какова ваша роль в этом? 26 ноября министр Кабинета Министров Остап Семерак после заседания Кабмина сообщил о том, что 14 ноября вы подписали разрешение компании "Енергомережа" импортировать электроэнергию и за это были сняты с должности.

- Я не хочу сейчас делать заявлений, которые могут трактоваться политически.

- Не надо политики. Расскажите, как оно было.

- Относительно импорта электроэнергии - министерство не определяет компанию-импортера, не выдает разрешений. Есть Закон "Об электроэнергетике" и правила оптового рынка. Там четко регламентирована процедура экспорта и импорта.

- И каков этот регламент?

- Любая компания, которая имеет лицензию и тариф от НКРЭКУ, может заключить договор с ГП "Энергорынок", получить доступ к сетям у НЭК "Укрэнерго" и импортировать.

Фото: Сергей Головнев

- Зачем же тогда компании обращаются в министерство?

- Это позиция, которую занимает государство: нужен импорт или нет. После ряда совещаний, которые прошли в сентябре, эта позиция была выработана, согласована со всеми и озвучена. Сказали ДТЭКу: "Если есть возможность, импортируйте". К сожалению, ДТЭК импорт не начал.

- В Кабмине знали, что нам необходим импорт?

- Думаю, знали. 4 ноября на заседании СНБО рассматривался этот вопрос. В решении Совбеза было прямо написано: поручить Минэнерго изучить вопрос импорта из России.

- Как появилась компания "Енергомережа"?

- ДТЭК так и не начал импорт. Ситуация усугублялась. И в ноябре обратилась еще одна компания. Говорят: "Мы можем импортировать". Мы говорим: "Не возражаем". У нас есть необходимость и соответствующий указ президента.

- К вам обращались только эти компании?

- Да. Обратились только две компании и обеим мы дали разрешение. Если бы обратился еще кто-то, мы бы тоже сказали – "да". В чем здесь нарушение или коррупция? Коррупция, это когда одному говоришь "да", а другому - "нет". Я просто не вижу, как бы я мог поступить иначе.

- А вы знаете, что это за компания - "Енергомережа"?

- Да какая мне разница? Задача министерства – обеспечить потребителей электроэнергией и обеспечить равные условия для всех.

- Ранее в правлении этой компании работал брат вашего шефа – Юрия Продана.

- Мне об этом ничего не известно. Нам нужна электроэнергия. Если кто-то умеет сжигать воздух в котлах, пусть попробует. В результате, четвертый месяц импорт не идет. И если пойдет, нам это уже мало поможет.

- Как вы узнали о том, что сняты с должности?

- Об этом я узнал по результатам заседания Кабмина, из прессы.

- То есть просто прочитали в интернете: "Улида уволен", - сообщил Семерак"?

- Да. Еще раз говорю: я – энергетик, и никогда не участвовал в политических разборках. Премьер несет ответственность за ситуацию в стране. Я в его команде. Если он считает, что по каким-то причинам необходим другой заместитель – значит так должно быть, я соглашаюсь с этим решением. Возможно, я не владею всей информацией.

- Так вы знаете, почему вас уволили?

- Нет. Причин этому я не вижу. Возможно, это чья-то конкурентная борьба или неправильное информирование премьера. Возможно были какие-то кадровые планы по отношению к Минэнерго, и этот повод был использован, чтобы убрать меня с должности.

- У вас была встреча с Арсением Яценюком после увольнения?

- Нет.

- Когда Продан проводил свою крайнюю пресс-конференцию в качестве министра, отвечая на вопрос о вас, он просто повторил то, что распространил Семерак. Почему?

- Не знаю.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

18.11.2018, 00:07
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 14 листопада 2019

    На Банковій запалили свічки: активісти питають, що буде зі справами Майдану

     
    • 14 листопада 2019

    Обвинуваченого у вбивстві журналіста Сергієнка суд повернув під варту. Він чекає на ухвалу

    З поліцією його охороняє десяток небайдужих громадян

     
    • 13 листопада 2019

    Адвокат переконував суд, що Онищенко купив коня на ті €500 тис., які обвинувачення просило арештувати

     
    • 7 листопада 2019

    Загибель свідка у справі Шеремета: близькі вказують на ознаки інсценування

    У свідка могли проходити слідчі дії у справі вбитого журналіста Павла Шеремета

     
Система Orphus