Творческая рота: как украинские художники реагируют на события в стране

Кадан, Курина, Венгринович и Соловьев о войне и творчестве
4 серпня 201415:00

Украинцы по-разному отстаивают независимость и целостность своей страны - кто-то физически, с оружием в руках, кто-то материально, а кто-то - интеллектуально. После аннексии Крыма творческая интеллигенция тоже "ввязалась в драку".

Поучаствовав в боях I мировой войны, немецкий писатель Эрих Мария Ремарк пронес воспоминания о ней через все свои произведения. Как правило, главный герой его книг - бывший солдат, психологически травмированный представитель "потерянного поколения".

Так что украинским писателям и художникам еще только предстоит осознать последствия боевых действий на территории родной страны и увековечить их в своих произведениях.

И мы будем наблюдать эти воспоминания и переживания в творчестве отечественных авторов на протяжении еще долгих десятилетий. Однако уже сейчас появились работы, посвященные войне с Россией.

Мы лепим пули из хорея

Первыми на военные события отреагировали фотохудожники и поэты. Первые - самые оперативные. Зачастую, они были в качестве фотокорреспондентов на баррикадах Майдана и в зоне АТО.

Вторые - восприняли свое творчество как возможность быстро и бесплатно донести до народа соседней страны, что братство у Украины и России закончилось.

Поэтические интернет-баталии развернулись с подачи студентки Анастасии Дмитрук - ее стихотворение "Никогда мы не будем братьями" вызвало воодушевление в рядах не только соотечественников, но и прибалтийцев. Литовский композитор Виргис Пупшис написал музыку к стихотворению украинской поэтессы. Клип одноименной песни набрал уже несколько миллионов просмотров на Youtube.

Россияне ответили Дмитрук в социальных сетях своим поэтическим "залпом". Но получилось как-то неинтеллигентно - с матом, тюремной лексикой и упоминанием гениталий. Наверное, от стыда Пушкин с Есениным перевернулись в гробу.

Также каждую строчку стихотворения украинки разобрал под творческим микроскопом маститый российский поэт-песенник, автор жизнерадостной песенки о плоте Юрий Лоза. Вынес вердикт - завидовать Украине нечему. У нее Майдан грязный.

 

В творчестве поэтессы Олеси Венгринович много стихотворений, посвященных событиям Майдана и войне. В разговоре с INSIDER на вопрос должен ли писатель вести за собой народ и пробуждать дух патриотизма во время военных баталий отвечает:

- Разве поэт может быть обязан? Одни могут писать радикальные вещи, зазывные, патриотические, а другие - не могут. Знаю много поэтов, которые сейчас не могут написать и строчки. Они словно оцепенели. Поэзия - это не задача, тут не просчитаешь. Но есть и такие, которые успели книги выпустить, не побывав даже на Майдане.

Говорит - война зацепила ее знакомых и друзей:

- Сейчас на Востоке два очень близких мне человека. Они герои - стольких ребят спасли, столько из их тел пуль достали. Я просто хочу снова увидеть их живыми, - говорит поэтесса.

Олеся Венгринович рассказывает, что после Майдана не могла писать стихотворения. В горле словно ком стоял, а сейчас тема войны изливается как-то болезненно - перетекает из произведения в произведение. Думает, что это состояние охватило украинских поэтов надолго:

- Это еще не конец. И конца не видно. Думаю, после того, как закончатся все бои, еще несколько лет война будет самой актуальной темой.

Фильмотерапия

 

Украинский режиссер Аксинья Курина, одна из авторов проекта "Украина, гудбай" (сборник видео рассказов об эмигрантах и отечественных жизненных и бытовых реалиях, - ред.), не собирается в будущем снимать фильм о военном противостоянии с Россией. Тем не менее, тема ее волнует.

Она считает, что украинцам еще долго придется лечить эту травму. В том числе с помощью фильмов:

- Мы переживаем коллективный травматический опыт. Безусловно, кино может быть одним из способов проработки этой травмы. Меньше всего мне бы хотелось, чтобы на этой теме спекулировали и манипулировали сознанием зрителя. Мы видим, к каким трагическим последствиям приводят эксперименты с пропагандой.

По мнению режиссера, творческие личности должны не патриотизм в украинцах будить, а напоминать о важности гуманистических ценностей и соблюдении прав человека.

- Это могут быть спектакли, кинопоказы в освобожденных городах, выступления артистов перед солдатами, арт-проекты, подобные тому, которые делал Владимир Кадыгроб с украинскими художниками: они приходили к раненым защитникам Майдана, слушали их истории и создавали образы.

Аксинья Курина говорит, что есть некоторые вещи, которые художники во время войны делать не должны:

- Например, поддерживать своим участием такие гламурно-пафосные проекты, как Одесский кинофестиваль. Устраивать красную дорожку и вечеринки, когда каждый день убивают и калечат солдат и мирных людей, это - жлобство.

На вопрос, будет ли Украина с Россией воевать не только с помощью поэзии, но и фильмов, режиссер и киновед отвечает: "Кино, в отличие от поэзии, - дорогой процесс. Тем более военное. Какие-то отдельные фильмы и сериалы могут появляться, но для пропаганды средства массовой информации - гораздо более подходящий инструмент".

Завершает разговор с надеждой:

- Как бы ни было сейчас тяжело, мы должны осознавать, что война закончится, и нужно предложить пострадавшим регионам новый образ будущего. Очень хочется надеяться, что кино и современное искусство сыграют свою позитивную роль.

Инсталляции делают войну сложнее

3 июля в Санкт-Петербурге прошла встреча украинских и российских художников в рамках проекта "Между молотом и наковальней".

В программе встречи представители искусства декларировали: "Производители культуры несут особую ответственность за то, что наделены правом говорить, анализировать, чувствовать и продолжать формировать ценности, которые не только способны освобождать людей от воздействия пропаганды, но и создавать защиту от кажущегося неизбежным будущего: когда катастрофичность нашей ситуации станет полномасштабной и мы все поймем, что больше не можем так жить".

 

От украинской стороны во встрече принял участие художник Никита Кадан. Говорит, что в его творчестве уже много работ, посвященных войне, а будет еще больше.

- Я работаю с украинской реальностью. Ее война проедает до глубины, до костей, поэтому и в моей работе она будет присутствовать. Это не зависит от планов сделать что-либо "на тему". Собственно, "тема" содержится не в самой войне, а в том, как ты, художник, располагаешь себя внутри действительности, зараженной войной.

По мнению художника, пропаганда использует инструменты и техники искусства, но действует в другом регистре. Война упростила восприятие мира - он поделился на своих и чужих. И пропаганда ищет образы, соответствующие этому упрощению, фиксирует разделенность.

- Искусство же восстанавливает сложность, задает вопросы, на которые пропаганда никогда не сможет дать ответа. Однако искусство может дать пропаганде свои инструменты. А художник, посчитав, что для сложности сейчас не время, может найти себе полезное дело как в области пропаганды, так и в других местах, где хронически не хватает рабочих рук, - детально отвечает Никита Кадан на вопрос, должен ли художник вести за собой народ и первым взбираться на баррикады.

Художник рассказывает: искусство уже помогает иностранцам осознать, что наши локальные взрывы - общемировая проблема.

На берлинской выставке The Ukrainians была дискуссионная программа, которая в своих пределах вполне эффективно противодействовала информационной кампании, направленной против Украины:

- Работы на выставке подрывали плоский масс-медийный образ. Украина с ее восстанием и войной оказалась для зрителей чем-то, находящимся, по сути, рядом, не отдельным от их жизней.

Миролюбивые украинцы батальные сцены не рисуют

 

- В отечественном современном искусстве собралось уже достаточно "военных" работ, из которых можно составить тематическую выставку, - рассказал INSIDER руководитель службы стратегии музейного планирования и развития "Мистецького Арсеналу"  Александр Соловьев. Такое мероприятие ко Дню независимости "Мистецький Арсенал" и готовит:

- Например, здесь будут работы Александра Чекменева, в которых он постарался раскрыть психологический аспект войны, человека в войне - изображения раненых людей. И все это на фоне военного ландшафтного пейзажа, который сделали фотокорреспонденты разных изданий.

Александр Соловьев говорит - украинских художников никогда не тянуло к изображению батальных сцен. Однако в 1990-е годы, во время раздела Черноморского флота, появился проект "Алхимическая капитуляция", в котором участвовали харьковские творцы - Борис Михайлов, Сергей Братков, Сергей Солонский. Ряд их работ отражал как раз тему взаимоотношений Украины и России.

- В первую очередь после военных событий появляются фотографии и плакаты. Причем плакаты тиражируют через интернет, их больше не рисуют, как во время прежних воен, а создают компьютерным способом. А рисованные полотна на эту трагическую тематику появятся значительно позже, - прогнозирует эксперт.

Александр Соловьев считает, что со временем украинские "военные" работы станут сложнее. Противостояние будет изображаться не прямолинейно, в виде фоторепортажа, а с помощью символов, опосредованно - так, как войну в свое время изобразил Пабло Пикассо на картине "Герника".

И кто знает, может, когда-нибудь одно из украинских творений тоже станет шедевром мирового искусства.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

16.11.2018, 17:14
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 19 квітня 2019

    Дебати 2019: Зеленський проти Порошенка (Трансляція)

    На НСК "Олімпійський" починаються дебати двох кандидатів у президенти України Володимира Зеленського та Петра Порошенка.

     
    • 18 квітня 2019

    Прокурор підтвердив, що Павловського більше не підозрюють в організації вбивства Катерини Гандзюк

    Термін тримання під вартою Ігоря Павловського спливає 30 квітня

     
    • 18 квітня 2019

    Огляд рішень уряду: угода з СНД, аеропорт “Придніпров’я” та безпека дорожнього руху

     
    • 17 квітня 2019

    Поліцейські намагались затримати активістку за наліпки. Потім передумали і вибачились

    На місце приїхала слідчо-оперативна група з експертами

     
Система Orphus