Куда исчезли деньги из украинского музыкального бизнеса и как их вернуть

INSIDER отвечает на вопросы, что делать и кто виноват
Фото: Виктория Квитка
3 червня 201514:43

Ответ на первый вопрос мы можем дать сразу: деньги, заработанные два года назад (и ранее), давно уже кончились. Деньги, которые музыкальный бизнес мог бы заработать сегодня, остаются в карманах потребителей и сейфах спонсоров. Большая часть, конечно, у последних. Именно с них начинается пресловутая пищевая цепочка, без наличия которой все компоненты музыкального бизнеса через какое-то время начинают редуцировать или исчезать вовсе.

Так уж устроена система. Глобальное кормит частное. Алкогольные бренды или модные энергетики не жалеют денег на любовь миллионов и уж тем более на лояльность лидеров мнений. Ярким фасадом их реальных намерений служат крупные фестивали, многотысячные рейвы, масштабные музыкальные конкурсы.

Прямой эффект от подобных инициатив сильно размыт. Это игра в долгую, работа на имидж и долгосрочную перспективу. С нынешней ситуацией в стране об этом никто не думает.

Транснациональные корпорации, представляющие львиную долю инвесторов в музыкальном бизнесе, поставили Украину на паузу.

Они не желают ввязываться в те проекты, по которым невозможно составить план как минимум на пять лет.

По этой причине, начиная с 2014 года и по текущий момент, на локальных представителей крупных брендов, ранее активно работавших на нашей музыкальной сцене, никто даже не пытается выходить с новыми интересными предложениями. Рынок схлопнулся с двух сторон, в буквальном смысле переломав хребет в целом неплохо отстроенной и стремительно развивавшейся индустрии. Сверху вмиг закончились все спонсорские дотации, снизу значительно упала платежеспособность населения. И если с последним фактором можно было бы еще как-то работать (брать количеством людей, а не ценой билетов и отбивать мероприятия за счет бара – так чаще всего поступали в кризис 2008 года), то с первым оставалось только мириться.

Эффект домино

Первыми пострадали промоутеры и концертные агентства. Они дружно отказались от мероприятий с участием мировых звезд, всех вообще стадионных концертов и грандиозных вечеринок, вроде тех, что еще осенью 2013 года устраивала радиостанция Kiss FM внутри "Арена-Сити".

Надо понимать, что без поддержки спонсоров большие проекты зачастую просто лишены смысла. Это рискованный прогон семизначных бюджетов ради прибыли в пределах пятизначных сумм. И это всегда колоссальный труд, за который стоит браться только, будучи предельно мотивированным и спокойным за результат.

Само собой, следом за промоутерами впали в анабиоз и все, кто работал на подряде крупных проектов: прокатчики звука, света, конструкторы сцен, вплоть до кейтеринга, охранных агентств и клининговых компаний. Ощутил кризис в сфере энтертеймента и рекламный бизнес, в буквальном смысле внезапно прервали свою деятельность и без того немногочисленные профильные СМИ.

Недолго думая, артисты ушли в социальные сети и сократили свой пул до 4-5 каналов коммуникации со слушателем ("Аристократы", Comma, Cultprostir и пр.). Сверху им подали неожиданный сигнал: дорога свободна. Пожалуйста, двигайтесь на самый верх! Артистов, благо, собралось немало. Как грибы после дождя на местной сцене выросли пару десятков новых интересных проектов, которые могли бы подвинуть из чартов бронзовеющих героев далекого прошлого. И это стало бы еще одним свидетельством обновления страны, ее омоложения и модернизации. Под таким флагом поначалу и собирались.

Но не случилось. Пока. Артисты, конечно, не прочь бы в кумиры миллионов. Амбиций хоть отбавляй, но только делать теперь все нужно самим. Вскормившие их СМИ так же молоды и популярны лишь в пределах столицы. Стремительные "лифты" вроде Pepsi Stars of Now или возможности разогрева приезжих суперзвезд временно недоступны. Площадки, любезно открывшие свои двери для нашей музыки, особенно не спешат идти навстречу и предлагают условия за аренду, позволяющие заработать или хотя бы минимизировать риски только им, оставляя промоутеров и группы в статусе совсем уж наивных альтруистов. 

Стартовому капиталу на клипы, рекламу, промо кампании, хорошие студии взяться не откуда. Зеленые и самонадеянные продюсеры-менеджеры не умеют работать и лишь создают видимость, зачастую оставляя предметные предложения без ответа. Принцип "собаки на сене" всегда был частью нашей ментальности. Адекватные продюсеры (те, кто вмещаются на пальцы одной руки) инвестировать не спешат. Им, как и всем, проще "переждать".

Тем временем Киев, всегда служивший такой себе рекламной плоскостью, сегодня работает вхолостую. Забавы ради состоявшиеся артисты делают сольные и сплит-концерты, иногда даже выставляют sold out, но это не может быть самоцелью для тех, кто занимается музыкой профессионально и зарабатывает на этом деньги. Дальше надо ехать в тур, монетизировать, отбивать вложения. Но ехать уже почти некуда.

 
Григорий Фатьянов, основатель компании Be Management
Мы открылись аккурат к началу Майдана, так уж совпало. На тот момент мы вели дела шести электронных артистов и стремительно расширяли свой ростер. К весне 2014 года с нами было уже плюс-минус 15 украинских диджеев и музыкантов, которых мы сами считали лучшими или же наиболее перспективными на локальной сцене.

Большая часть тех ребят, которых мы подписали на менеджмент, еще до начала работы с нами успели объездить всю страну. Причем не один раз. Нам не нужно было их активно продавать или даже рассказывать клубам и промоутерам, кто это такие.

Мы должны были просто систематизировать их работу и помочь цивилизованно вести дела. Вместе с Крымом к моменту нашего запуска в украинской базе было порядка 90 заведений, которые потенциально могли привезти хорошего диджея, группу или поп-артиста второго эшелона. С этих позиций мы стартовали.

В апреле 2014-го, проделав мониторинг рынка, мы оптимизировали свою украинскую базу, оставив лишь платежеспособные заведения, которые продолжали работать и приглашать артистов если не из других стран, то хотя бы из столицы. В обновленном списке осталось 20 заведений. Потом закрылись еще четыре места, причем в самых развитых городах – Харькове и Одессе. Для общего понимания, мы убрали из своей базы те заведения, что не могут себе позволить артиста дороже 5000 грн. Хотя именно в этом, эконом сегменте, судя по всему, сегодня только и сохраняется какая-то жизнь и гастрольная активность. Мы же начали долгую и тщательную подготовку к выходу на международный рынок, с лучшими артистами из нашего ростера.

Такая же ситуация с гастролями у большинства украинских артистов, исключая разве что представителей поп-сцены, чья деятельность и доходы не столь прозрачны и публичны. Впрочем, и волнуют они нас в самую последнюю очередь. Украинский шоубиз – это параллельный мир, который напрямую связан только с лихими коррупционными деньгами (точнее их наличием у основного клиента, архетип которого представить не сложно) и почти никак с мировыми тенденциями и внешними связями.

Где взять деньги

Давайте сначала взглянем на проблему с позиции артистов. Очевидно, что всем им нужно срочно искать внешние рынки. Текущий тренд как бы намекает: Ай да, в Европу! Трезвая оценка своих возможностей тут же подсказывает: для начала хотя бы в восточную ее часть. Там все наши друзья: поляки, венгры, прибалтийцы. Украинские артисты всегда были невероятно талантливы, самобытны, привлекательны внешне, трудолюбивы и легко смогли бы покорить смежные просторы. Благо, уже почти все научились здорово петь на английском. В общем, одни плюсы. Но вот вам первый же реальный факт.

В середине мая текущего года в клубе Sentrum прошел грандиозный финал конкурса Sziget-2015. В течение целого месяца 40 (!) лучших украинских независимых проектов соревновались, скандалили и спорили за право выступить на далеко не самом популярном и прогрессивном фестивале Европы. Один единственный победитель (им справедливо стала Onuka) выступит НЕ на главной сцене Sziget в Будапеште. Группа все еще НЕ включена в официальную программу фестиваля, а на сайте Sziget-2015 даже не было новости о том, что список артистов пополнил представитель от Украины, прошедший столь жесткий отбор.

Собственно, вот то объективное окно возможностей, которое оставляет Восточная Европа для артистов из Украины. Поговорим о Западной? Что ж, давайте. Единственная возможность заявить о себе за пределами родной страны (исключая бесконечные туры для диаспор) – это "выставочные" инициативы и программы. Весь 2014 год в этом направлении велась активная работа. Мода на Украину и украинское сегодня сходит на нет, и мы можем констатировать, что ничего особенно примечательного большому миру мы так и не показали. Этнический колорит фрик кабаре Dakh Daughters пользовался спросом и раннее. Хотя это и не совсем музыкальный проект. Слушать их записи дома – занятие довольно странное. А все те, кто пробовал сыграть на контрасте - "смотрите, какое адекватное и современное в такой-то мрачной, отсталой стране" - получили в ответ равнодушное: ну, да, так бывает.

Проблема в том, что мы ищем вход со двора, в то время, как парадный нам никто не закрывал. Делаете международного уровня продукт? Пожалуйста, вот промо сервисы, социальные сети, лейблы, зарубежные агенты. Сегодня можно сделать карьеру, не выходя из дома. Но только чеки за услуги по продвижению выписывают исключительно в фунтах и евро. Текущий момент, мягко говоря, не лучшее время для глобальной экспансии.

С другой стороны, есть Россия – рынок номер один для большинства украинских артистов на протяжении последних 15 лет. Огромный, богатый и щедрый, он всегда был открыт к нашей музыке, на каком бы языке она не исполнялась. Но после аннексии Крыма и войны на Донбассе многие артисты, ставшие успешными в России, замерли в растерянном ожидании.

Прессу сотрясали громкие сетевые скандалы с участием Ани Лорак, Ивана Дорна и прочих. Очевидно, что в сложившейся ситуации восторженно аплодировать песням про санкции в исполнении Кобзона и Газманова – это слишком. Такое поведение неизбежно встретило бы возмущение в обществе. Но где та красная линия, которой стоило бы разделить все многолетние связи между украинской и российской сценами? Политической регуляции вопроса не было (и быть не может), общество реагирует по ситуации. Никто не застрахован от срыва концерта российских музыкантов в Киеве, украинские артисты по сей день боятся принимать предложение выступить в Москве. Даже представители глубокого андеграунда и даже по запросу той части аудитории, что категорически не разделяет политику Кремля.

Ситуацию доводит до абсурда одна на всех социальная сеть VK, в которой медийно растет большинство украинских проектов. Крупнейшие музыкальные паблики с говорящими названиями "Родной звук", Motherland, "Новые Здесь" естественным образом не разделяют украинскую и российскую музыку на разные культурные пространства. Не делает этого и молодая аудитория, которая просто не готова признавать наличие каких-либо границ в современном мире. Жаль, но в реальной жизни внутри этой среды проходит четкий раздел. Ранее горячо любимые в Украине группы Tesla Boy, Pompeya, Therr Maitz больше не выступают в наших городах. Фанаты Вани Дорна из Москвы собираются в путешествие, чтобы послушать своего кумира в Минске. Сенсация года – проект Onuka - в последний момент отменяет многими ожидаемый концерт в клубе "Шестнадцать тонн".

Международный опыт: что делать

Если же посмотреть на проблему со стороны организаторов мероприятий и всех, кто за ними стоит, то есть несколько примеров того, как действовали другие страны в ситуациях, близких к нашей. В Черногории, Польше, Венгрии, Хорватии в свое время частные инвесторы кооперировались с министерствами культуры и туризма, создавая на территории этих стран крупные международные фестивальные бренды, которые приносили ощутимый доход в государственный бюджет. Так появились и поднялись до небывалых высот EXIT, Dimension Festival, Stop Making Sense и многие другие.

В Украине подобная практика пока невозможна. Действующий состав Минкультуры рассматривает инициативных людей в качестве назойливых попрошаек, а не равноправных партнеров. Любой прецедент с отказом в финансировании проекта сопровождается чередой одобрительных отзывов. Хотели, мол, красиво пожить за счет народа? Не выйдет!

Но есть и другой способ. В Индии, Южной Корее, Австралии, Норвегии, Швеции и многих других странах поп-сцена и инди-сцена, номинально находящиеся по разные стороны баррикад, получают инвестиции от одних и тех же людей - представителей мейджор-лейблов, топ-продюсеров. Конечно, в этом есть существенная подмена понятий и ряд этических дилемм. Но в текущих условиях в Украине вряд ли кто-то был бы против, если бы люди уровня Константина Меладзе или Юрия Никитина вложили какую-то часть своих миллионных состояний в развитие новой независимой музыки.

Один оплаченный нефтегазовый корпоратив приносит больше, чем может стоить вся вместе взятая индустрия сотен энтузиастов, о судьбе которой мы говорим.

Но этот путь также требует кардинального изменения мышления, чего в ближайшее время не случится. Посему остается лишь "спасательный круг" в виде франшиз, которые рано или поздно придут сюда, скупив одним махом сразу всех – артистов, агентства, издателей, СМИ, конкурентов.

В стране, надолго дезинтегрированной из мировых музыкальных процессов, "спасителей" встретят сотни профессионалов и артистов, которые давно уже готовы к игре по новым правилам.

Р.S. Автор намеренно вывел за скобки очевидные социальные и политические факторы, влияющие абсолютно на все сферы украинского бизнеса. Но лишь для того, чтобы не увести и без того широкую тему для дискуссии в совершенно иное русло.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

  • статься не о зигете, если че. Что делать, что же делать...

  • Ребят, но Сигет как бы в топ 5 входит последние лет 7, вместе с Верхтером, Гластонберри, Роскилле и Экзитом. Поэтому высказывание о его непопулярности немного непонятно. А за статью автору тем не менее пятерка.

  • Очень хорошая, правдиво жизненная статья. Единственное, возможно, автор не до конца понимает, что такое Main Stage фестиваля, который становился дважды лучшим в Европе за последние 4 года и пропускающий через себя более 400 000 посетителей из 87 стран мира, и пускай даже "не самом популярном и прогрессивном". Например, очень любимая организаторами и публикой фестиваля группа Ленинград, выступала наверное раз 5 (если не больше) на второстепенных сценах Сигета. И вот в прошлом году они удостоились места на главной сцене, аж в -1 день в 16.00. В Европе для фестивалей абсолютно пофиг, какой ты крутой, классный и популярный на локальном рынке, для них имеет значение только твоя востребованность на глобальной площадке. И еще, упомянув про Dakh Daughters, почему-то забыли про ДахаБраха.

  • У нас тоже были Таврийские Игры, профукали такой брэнд.

  • Рок Верштер, например. Рок эм Ринг, Рок эм Парк, Мелт.. а вообще да, в Европе есть не только Сигет.

  • > далеко не самом популярном и прогрессивном фестивале Европы а можно примеры более популярных и прогрессивных европейских фестов?

14.11.2018, 23:03
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 25 серпня 2019

    Як пройшов Марш Захисників (ФОТОРЕПОРТАЖ)

    Після офіційних заходів на День Незалежності відбувся народний парад

     
    • 23 серпня 2019

    Як проходитиме День Незалежності у Києві

    Що робити та куди піти 24 серпня у столиці

     
    • 23 серпня 2019

    Репетиція ходи до Дня Незалежності від Бадоєва (ФОТО)

    На час репетиціі Хрещатик перекрили

     
    • 22 серпня 2019

    Обвинуваченого у вбивстві журналіста Сергієнка випустили із СІЗО

    Вадима Мельника обвинувачують в організації викрадення та вбивства журналіста Василя Сергієнка

     
Система Orphus