Дирижер Дмитрий Яблонский: Музыка не должна иметь национальности

Номинант на премию Грэмми, дирижер "Киевских солистов" - о классической музыке, искусстве и проблемах украинских филармоний
Фото Евгении Люлько
28 жовтня 201514:05

Дмитрий Яблонский – дирижер и виолончелист мирового масштаба. На его счету огромное количество концертов, более 70 записанных дисков и номинация на Грэмми. Яблонский родился в Москве, но, еще будучи ребенком, эмигрировал в США. С 2000 года Яблонский дирижировал в Москве, в том числе сотрудничая со звездами московской сцены – Юрием Башметом и Владимиром Спиваковым.

В 2014 году дирижер принял неожиданное для многих решение и возглавил камерный оркестр "Киевские солисты". Многие связали его поступок с протестом против письма в поддержку действий Президента РФ Путина в связи с ситуацией в Крыму, которое среди прочих подписали Спиваков и Башмет.

Спустя почти два года INSIDER встретился с Яблонским, чтобы узнать, чего удалось добиться за это время, поговорить о состоянии классической музыки в Украине и о том, действительно ли письмо послужило причиной того, что дирижер возглавил "Киевских солистов".

- Вы уже два года являетесь главным дирижером "Киевских солистов". Чего удалось достичь за это время?

- Как и любого художника, когда вы спрашиваете: "Чего он достиг" - ничего, к сожалению, большого. Но по-человечески, что часто важнее, чем музыка – музыканты из "Киевских солистов" стали мне семьей. Мы много ездили, а сейчас записываемся. У нас планируется турне в Израиль, в США. Мы переиграли очень много репертуара.

- Еще год назад в интервью Вы говорили, что одна из наибольших проблем была в банальном отсутствии инструментов и обещали попытаться ее решить. Как-то разобрались с этим?

- Разобраться очень трудно, потому что инструменты нужны шикарные. Но одна скрипки стоит миллион долларов. А у нас их штук 15. Знаменитые Страдивариусы стоят по 10-15 миллионов. Ребята достойны таких инструментов, но к сожалению…

Есть коллекции инструментов по всему миру – в Лондоне, в Париже. Почему здесь нет коллекций – я не знаю. Я имею в виду коллекции меценатов, которые их покупают. И эти инструменты не могут просто лежать дома, потому что дерево умирает. Нужно дать, чтобы на них играли. Конечно, со страховкой и т.д.

Но это не первая проблема, которую нужно решать. Есть маленькие зарплаты, дико девальвировался доллар. Я сейчас о каких-то приземленных вещах говорю.

Я вам расскажу одну историю о знаменитом дирижере Карлосе Клайбере. К нему приехал один ученик из Америки, и они общались – неделю ходили гулять с собакой по лесу. Потому дирижер отвез ученика в аэропорт, и тот спросил: "Маэстро, но мы ведь с Вами даже о музыке не поговорили!". Клайбер ему ответил: "Ты так ничего и не понял".

Фото Евгении Люлько для INSIDER

- Я знаю, что у вас есть две виолончели 18 столетия. Когда я об этом прочел, мне стало сразу интересно узнать, как они у вас появились?

- Жизнь – такая интересная штука. Я, например, эмигрировал в своей жизни шесть раз. Я не спал лет 20, потому что не знал, как купить себе инструмент. Эти виолончели мне свалились сверху.

Мне предлагали Страдивариусы, но я их никогда не брал, потому что знал, что ее нужно будет отдать обратно. Растрапович всегда говорил: "Две вещи должны быть ваши – жена и виолончель".  Эти мультимиллионные инструменты, которые у меня есть, я бы в жизни не смог купить. Их мне практически подарили.

Была история, когда старушка принесла в Пушкинский музей картин на миллиард долларов. Она умирала с голоду, одно платье, стоптанные туфли, пенсия копеечная. И ее спросили: "Почему вы не продали хотя бы одну картину? Вы были бы состоятельной женщиной". Она ответила: "Как Вы смеете меня так оскорблять?".

Есть люди, которым всего мало, а есть те, кто любят давать, и получают от этого огромное удовольствие. 

- Вы продолжаете выступать сольно, как виолончелист? И играете ли с "Киевскими солистами"?

- Да, конечно. И с "Киевскими солистами" выступал как солист. У меня через пару недель концерт в Лондоне, потом улетаю в Америку, тоже буду играть.

К счастью, я уже могу выбирать сколько играть. И могу позволить себе не играть каждый день.

- А сложно совмещать должность главного дирижера и солиста?

- Очень сложно. Особенно, в одном концерте.

- Кого из украинских композиторов вы играете?

- Из классиков: Скорик – потрясающий композитор, Шамо – замечательный композитор. Из современников: потрясающий Сильвестров. Я сто процентов кого-то обижу, если не назову.

Но я скажу честно - музыка не должна иметь национальности. Мы хотим, чтобы композиторы были из какой-то страны. Какая разница? Я о Сильвестрове не думаю, что он украинец. Он – человек мира. Даже если он здесь живет всю жизнь, его талант убивает все границы. Это расизм, который сидит в нас всех. Я назвал несколько имен, но, по большому счету, я не рассматриваю – украинский, латышский, немецкий…

Фото Евгении Люлько для INSIDER

- А часто играете именно современников?

- Конечно. Есть много интересных эффектов, которые новая музыка может создать. Минимализм, электронная музыка, популярная музыка, джаз, рок и все остальное.

- Вы недавно принимали участие в ГОГОЛЬФЕСТе. Как Вам?

- Мне очень понравилось.  Я очень подружился с Владом Троицким и надеюсь, что у нас впереди еще много совместных проектов.

Мы ставили Шуберта – "Смерть и девушка" и Шенберга – "Просветленная ночь". С балетом Stabat Mater вышло потрясающе.

Жалко, что ГОГОГОЛЬФЕСТ не поддерживает правительство, банки и тд. Нет в Украине вообще поддерживаемых фестивалей. Я делаю в Азербайджане фестиваль, но он в провинции – трех часах езды от Баку – в городе Габала. Его поддерживает Первая Леди, министерство финансов, министерство культуры.

- А вы не думали организовать подобный фестиваль в Украине?

- Я бы с удовольствием.

- Чего не хватает?

- Денег и даже идеи. Раньше, я думал, что финансы - самое главное. Сейчас я понимаю, что они на втором месте. Главное – оригинальная идея. Чтобы не повторяться.

- Есть, например, агентство УХО, которое организовывает концерты в необычных местах.

- Знаете, многие музыканты сейчас не играют Баха, Моцарта и так далее, и сразу переходят к модерновой музыке. Чтобы играть модерновую музыку – вы должны быть больше актером, чем музыкантом. Ее легче играть.                 Сыграть концерт Моцарта на скрипке – очень трудно. Единицы могут это сделать. А сыграть модернового композитора – где вы скрипите и стучите по скрипке – очень легко.

Я, наверное, старомодный человек. Но я бы сконцентрировался на том, чтобы сначала в филармонии было много народу. Потому что они, к сожалению, ничего не делают, чтобы люди приходили.

Когда в странных местах проводятся гениальные концерты – там битком залы. Приходит по 700-800 человек. Молодые ребята ходят. Почему они в филармонию не приходят – я не знаю.

- Какое по-Вашему отношение молодежи к классической музыке в Украине?

- Очень позитивное. Молодые ребята даже 10-летнего возраста очень образованные. На Западе у нас 12 классов образования. И до 9-10 класса мы - дети. Можно увидеть человека в 60 лет, который еще себя не нашел. А здесь в 30 люди уже старые. Это осталось еще от Советского Союза.

- У многих людей после школы или прохождения музыкальной школы, желание слушать классическую музыку, исчезает. Но у многих, позже, опять появляется желание к этому вернуться. Но с чего – уже непонятно. С чего бы Вы советовали возвращаться к классической музыке?

- Мы играем в футбол в детстве. Мы ходим в кино. Мы слушаем классическую музыку. Меня в детстве родители таскали во все музеи мира, чтобы я смотрел. Что я там понимал?

Вкус к классической музыке приходит после 30 лет. Так же, как вкус к вину или картинам. А кому-то никогда не приходит. А к кому-то, возможно, в 20 лет.

Врачами уже доказано, что музыка положительно влияет на организм. Если вы утром, под чашечку кофе, будете ставить Баха или Джими Хендрикса, или Стинга, то музыка будет  делать вас более спокойным и счастливым человеком. Как и другое искусство.

Фото Евгении Люлько для INSIDER

- Вы сами слушаете неклассическую музыку?

- Честно говоря, я очень устаю от музыки. Поэтому я стараюсь много музыки не слушать. Для меня музыка – это тишина. Я живу в трех мирах: на юге Франции, в Израиле и в Украине. Когда я на природе – это и есть музыка.

- Вы поддерживаете контакты с коллегами из России?

- Конечно.

- Нет напряжения?

- Есть, но я уже не русский как бы.

- Я, кстати, заметил, что когда Вы говорите "мы", Вы имеете виду Запад.

- Я считаю, что Украина – это тоже Запад.

Украина намного "западнее", чем Россия. Киев – это европейский город. Поэтому, "мы" – это здесь тоже.

И вот это письмо (многие журналисты связали переход Яблонского на должность главного дирижера в "Киевских Солистах" с протестом против письма в поддержку политики Путина, которое подписали Юрий Башмет и Владимир Спиваков – ред.) … Один голландец брал у меня интервью и написал то, чего я не говорил. Он мне все время задавал такие вопросы…

- Провоцировал.

- Да. Но ответа не получил, но все равно написал то, что хотел. И я был очень злой. Но вообще нужно прощать, чаще всего.

Я в Москве дирижировал с 2000 года – был главным приглашенным дирижером Московской филармонии. Потом я был главным приглашенным дирижером у Башмета в "Новой России". Потом сотрудничал с оркестром Спивакова.

Все музыканты говорят, что они вне политики. Но, конечно, они в политике. Я это почувствовал с раннего возраста, когда мы с родителями переехали из СССР.

Я очень надеюсь, что Киев музыкально будет скоро такой же, как Москва. Потому что они очухались после перестройки, а Киев пока не очухался.

Я не увиливаю  от вопроса – отказался/не отказался. Я ездил в Южную Африку, когда там был апартеид. И не боялся, что обо мне подумают плохо или хорошо. Я занимаюсь музыкой. Я стараюсь эту музыку нести. Я ездил в Мариуполь, когда шли обстрелы его границ.

- Но по какой-то причине Вы перешли?

- Перешел просто потому что так получилось.

- То есть, политической подоплеки в этом нет?

- Абсолютно, нет. Я не дружу с Путиным. Я знаю Башмета лет 30, но не могу сказать, что без него не проживу. У него проблемы с Украиной, тем более он родом со Львова.

Я сейчас приехал из Израиля, где режут людей на улицах. То, что он подписал письмо – это, конечно, замечательно, но молодые ребята там врываются в автобус и начинают всех резать. То же самое, что происходит здесь. Война. Как это решить?

- Просто до этого я читал, что Вы отказались именно из-за письма.

- Я против письма, да. Но Бог им судья.

Но если бы Вы меня спросили, какой выбор я бы сделал, если бы мне сказали – либо возможность ездить в Москву, либо "Киевские солисты", я бы выбрал "Киевских солистов", не задумываясь. Так и запишите.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

Валентин Сильвестров: Думаю, Путин просто сумасшедший

Наталья Лебедева: Культура должна поддерживаться деньгами. Она не может быть босой и "в дырках"

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

14.11.2018, 07:57
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 25 травня 2019

    Зе!Тиждень: забути обіцяне

    ...йти шляхом попередника. Майже.

     
    • 25 травня 2019

    РФ зобов'язана негайно виконати рішення трибуналу ООН щодо звільнення моряків, - адвокат Полозов

    Якщо Росія не виконає, то може отримати нові санкції

     
    • 22 травня 2019

    Зеленський проти Ради: перший ляпас президенту

    Всенародною любов’ю не прикрити перші узурпаторські нотки

     
    • 22 травня 2019

    Перезахоронення радіоактивних відходів з Цибулевого у Чорнобилі: всі деталі

    НАТО реалізує проект із захоронення РАВ у Кіровоградської області

     
Система Orphus