Cepasa: Былые заслуги очень недолговечны - важно то, что ты делаешь сейчас

Музыкант Павел Ленченко о "живой электронике", наследии Tomato Jaws и готовности к популярности
Фото Дмитрия Комиссаренко
23 червня 201514:40

Проект Cepasa родился на осколках группы Tomato Jaws, в которую входил Павел Ленченко, Ната Жижченко (сейчас ONUKA) и Александр Жижченко.

Оказавшись в свободном плавании, Павел Ленченко взял себе псевдоним Cepasa, в 2012 году выпустил первый альбом "Doing Right", а в октябре 2014 – второй, "NOVE". При этом, за спиной Ленченко опыт участия в десятках разнообразных электронных коллабораций, написание музыки для рекламы и видеоигр и выпуск всемирно успешных ремиксов.

Сейчас Cepasa собрал "живой состав", в который вошли бас-гитарист и гитарист и представил сет в обновленном формате в ходе совместного концерта с The Erised.

INSIDER встретился с Ленченко на берегу Днепра и обсудил особенности "живой электроники", закономерности написания хитов, наследие Tomato Jaws и готовность к популярности.

-Ты когда-нибудь считал, какое количество альбомов, в рамках разных проектов, ты уже выпустил на данный момент?

- Я давно уже не считал количество всех моих релизов. Когда ты написал всего два альбома, то конечно же придаешь этому определенную ценность. Сейчас, когда уже со столькими людьми сотрудничал и столько музыки написал, начинаешь забывать. А все помнить – невозможно, потому что тогда было бы невозможно уделять должного внимания новому. 

- Каким именно образом пишется твоя музыка?

- В основном моя музыка пишется на компьютере. Изначально мне было интересно не то, как звучат отдельные инструменты, а то, что выйдет, если совместить два-три инструмента друг с другом. Как раз тогда появились доступные секвенсоры. Я брал готовые семплы, синтезировал новые, резал куски из других песен, совмещал разные звуки. В этом я находил основной смысл музыки. Сейчас я использую еще много дополнительного оборудования для синтеза и извлечения новых звуков, но все равно в центре всего компьютер, там все собирается в трек.

- То есть ты просто сидишь за компьютером, и внешне это не отличается от, допустим, работы обычного сотрудника в офисе?

- Да. Так любая электронная музыка пишется. Даже если группа придумала песню и сыграла ее в живую, потом трек проходит стадию сведения, правок, звукорежиссуры и мастеринга на компьютере. Я все делаю сам кроме мастеринга, который отдаю на студию "22:22".

- Я слышал мнение, что в Украине никто хороший мастеринг не делает.

- Делает. Вот эта студия.

- Почему именно они?

- Потому что "22:22" - это детище драм-н-бейс продюсера с мировым именем Sunchase. При этом драм-н-бейс – это тот стиль музыки, в котором больше всего внимания уделяется качеству звука. Поэтому я вполне могу довериться Саше (Александр Павленко – настоящее имя Sunchase) в этом плане.

- На концерте в G13 ты играл с лайв-группой, в которую вошли бас-гитарист и гитарист. Зачем тебе этот состав?

- Это, к слову, был наш первый концерт в таком формате. Мне давно говорили, что моя музыка – это "живая электроника". Не хватало только реализовать это в рамках выступления, чтобы она воспринималась максимально органично.

- Сказывается ли на музыкантах формат музыки, которую ты играешь? Все-таки во время обычных выступлений рок-групп присутствует больший элемент импровизации, нежели в формате "живого" диджей-сета?

- Почему? У нас тоже все это можно делать. Просто для первого концерта нам было важно сыграть то, что уже есть – чисто и стопроцентно. Мы еще не та группа, которая может себе позволить "а давайте эту песню сыграем вообще по-другому!". Думаю, после десятка выступлений, мы это сможем делать. В электронной музыке импровизировать еще проще. Все строится на зацикленных кусочках. И ты можешь сколько угодно держать нужный кусок песни, пока музыканты играют, что хотят.

А "живой диджей-сет" - это немного неверное определение формата наших концертов. Многие у нас считают, если ты играешь электронную музыку - значит ты диджей. Однако диджеи в основном играют чужую музыку, мы же исполняем свою. Если речь идет о плейбеке, который используют множество в том числе рок-групп, то мы вообще не используем никаких плейбеков. Все партии, которые я запускаю с компьютера разделены по каналам, а каждый звук по отдельности имеет свою управляемую в живом времени обработку и эффекты. Отдельные звуки, лупы, эффекты и их параметры, включаются и выключаются по команде.

- А как тебе по ощущениям первое выступление в таком формате?

- Для меня было очень необычно доверить свою музыку кому-то еще. Таким образом, я снял с себя некоторую ответственность и переложил ее на музыкантов. Концертом в итоге я был очень доволен.

- Я недавно общался с группой The Erised и мы пришли к выводу, что на данный момент они являются музыкой для богемы. Да и по аудитории, которая пришла на ваш совместный концерт, это было видно. Ты не боишься так и остаться в пределах тусовки и не выйти на массового слушателя?

- Не боюсь. Мне не хотелось бы из своего имени делать коммерческий проект, заточенный только под зарабатывание денег. Для меня важно писать классную музыку и мне никогда не хотелось стать массово известным артистом по всей Украине, чтобы мое лицо узнавал каждый прохожий.

Мне скорее интересно, чтобы меня знали в как ты говоришь "в тусовке", но по всему миру. Ведь в каждом городе есть определенное количество людей, которое интересуется электронной музыкой. Я больше стремлюсь, чтобы вот эта аудитория меня знала.

Фото Дмитрия Комиссаренко

- Как обстоят дела с международной экспансией?

- Потихоньку. Не могу сказать, что есть огромный успех, но есть результаты, которые меня радуют. Например, сотрудничество с лондонской компанией Primeloops. Сейчас пригласили на фестивали в Австрию и в Германию.

- Ты пишешь довольно много музыки под заказ. Отличается процесс написания собственного материала от заказного?

- Конечно, отличается. Есть определенные правила. Такая музыка – это своего рода тоже искусство. Но часто все хотят быть похожими на что-то уже известное. Так и выходит, включаешь радиостанцию и все треки похожи друг на друга, какими бы хитами они не были.

- Ты видишь в хитах закономерность правил их написания?

- Они очень похожи по многим параметрам. И в мастеринге, и в сведении есть закономерности. Например, вокал делается всегда сверху и очень громко. По структуре есть правило трехминутного трека, вокал вступает после первых 10 секунд, потом куплет, короткий припев, куплет, длинный припев, проигрыш и т.д. Эти правила выработаны годами, и они работают.

- Ты это где-то изучал или сам к этому пришел?

- Так как я уже далеко не первый год занимаюсь музыкой, я это уже все знаю и наблюдаю.

- А часто тебя еще представляют, как бывшего участника Tomato Jaws?

- Нет. Если раньше это имело какое-то значение для людей, то уже нет. Все переключилось на Cepasa. А былые заслуги очень недолговечны. Всегда важно то, что ты делаешь сейчас.

- Не жалеешь о том, что Tomato Jaws распались?

- Не жалею. Были, конечно, переживания. Это была большая ответственность – запускать свой проект на полную силу. Но это развитие, и я верю, что все бывшие участники Tomato Jaws – хорошие музыканты, которые не пропадут.

- Ты живешь за счет музыки или работаешь еще где-то?

- Я никогда ничем не занимался кроме музыки.

- Как тебе это удалось?

- Как-то удалось. Во время Tomato Jaws основной заработок приносила эта группа. Плюс работал с рекламой. Сейчас Cepasa приносит заработок. Есть сайд-проекты. Сейчас, например, мы озвучиваем компьютерную игру. Работы вполне хватает.

- Ты раньше говорил, что стараешься не слушать чужую музыку, чтобы она не отвлекала тебя от написания собственной…

- Был такой период.

- Сейчас уже нет?

- Сейчас уже нет. Я слушаю разную музыку. Когда я заканчивал предыдущий альбом, я полностью отключился от другой музыки.

- И это помогает?

- Мне тогда помогло.

- Насколько ремиксы на других артистов помогают тебе в продвижении?

- Смотря какие ремиксы. Один из последних ремиксов – на певца из Лондона Fredwave. Там около 100 тыс. прослушиваний (на Soundcloud – прим.). Этот трек настолько разошелся, что уже не уследить, где он появляется. Этот ремикс добавил действительно много подписчиков. Но опять же, все лишь потому, что музыка нравится.

- Ну, есть такой стереотип, что, для того, чтобы стать успешным, достаточно просто делать классную музыку.

- Только музыки не достаточно. Но без нее ничего сделать невозможно.

- А что нужно кроме музыки?

- Грамотный менеджмент и позиционирование артиста. Когда начинаешь писать музыку, появляется много людей, которые начинают высказывать свое мнение и о музыке, и о ее продвижении. И ты должен понимать, какое из этих мнений может тебе быть полезно, а какое – нет.

На самом деле, людей, которые в этом разбираются, очень мало.  Так артисту приходится самому учиться, на что соглашаться, а на что – нет. Это важно, потому что можно согласиться на какой-то проходной вариант и испортить себе репутацию. Нужно понимать, чего ты хочешь и как ты это видишь. Если это есть и есть классная музыка – то все получится.

- Чего ты хочешь и как ты это видишь?

- Я хочу иметь возможность всегда путешествовать, выступать и дальше зарабатывать своей музыкой.

- Ты достаточно давно на сцене, как ты считаешь, что изменилось за это время в Украине?

- Сейчас стало очень много внимания к новым украинским группам. И это очень хорошо. Другое дело, что многие к нему пока не совсем готовы, ведь стать известным можно и с плохой стороны. А вообще все модели поведения в шоу-бизнесе повторяются, ты спотыкаешься об одни и те же подводные камни. Просто с опытом начинаешь понимать, где лучше пройти мимо, а за что лучше взяться. Неправильно навязывать свою музыку.

Когда вы запишете именно ту музыку, которая приведет к успеху, вы это сразу же поймете и люди вокруг про это скажут.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

10 имен украинской электронной сцены, которые нужно услышать

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

13.11.2018, 12:55
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 12 грудня 2018

    Держзрада, розкрадання, незаконне збагачення: кого суди поновлюють на посадах

     
    • 11 грудня 2018

    Суддя відмовив Тамразову в особистому зобов’язанні

     
    • 11 грудня 2018

    "Стріляли картеччю": постраждалий під час Революції Гідності капелан свідчив у справі "беркутівця"

    Янковський один із більш ніж 70-ти потерпілих у справі Шаповалова. Всього нині допитали близько 40 постраждалих.

     
    • 11 грудня 2018

    Перший крок до розмінування Донбасу: Рада прийняла закон

    Україні доведеться розмінувати 15 тисяч квадратних кілометрів Донбасу

     
Система Orphus