Алексей Горбунов: Кино гораздо честнее любого политика

Актер - о сериале про Нацгвардию, благотворительности, плохом кино и современных героях
Фото: kino-teatr.ru
27 березня 201514:20

Майор Кротов в "Хайтарме", саксофонист-виртуоз из "Стиляг", Шут Шико в "Графине де Монсоро", комбат в "Риорите" Петра Тодоровского, директор кладбища в "12" Михалкова, террорист Рахмет в "Статском советнике" - все это кинематографические воплощения таланта и харизмы киевлянина, актера Алексея Горбунова.

Поговорить с Горбуновым – большая удача: он не любит давать интервью и словам предпочитает действие. Завтра в Киеве его группа "Грусть пилота" отыграет благотворительный концерт, а 9 апреля выступит в Николаеве. Часть собранных денег фонд "Территория жизни" отправит на нужды детей военнослужащих, снаряжение и ремонт военной техники. В далеких планах у организаторов – концерты в Германии, Канаде и Прибалтике.

Горбунов рассказал INSIDER о съемках в сериале "Гвардия", благотворительности, плохом кино и современных героях.

- Вы проведывали в госпиталях раненых и уже давали несколько благотворительных концертов. В какой момент вы почувствовали необходимость помогать украинским военным?

- Я не знаю, когда именно. В какой-то момент вдруг понял, что надо прийти в госпиталь. Там я познакомился с волонтером Ирой, которая давно уже работает в госпитале.

Но я не могу сказать конкретно, как так получилось. Как у всех – спонтанно. Вот ребята появились (фонд "Территория жизни", - ред.), сказали: можем сделать благотворительные концерты.

Сами на меня вышли - оперативно, быстро. Если бы все чиновники так работали, как хлопцы с "Территории жизни". Мы созвонились, встретились, полчаса поговорили – и завтра концерт. Я рад, что так случилось. Надеюсь, будем продолжать.

- Это ваша активная жизненная позиция.

- Наверное, да. Хотя я не люблю такие выражения: "жизненная позиция", "образ". Мне хочется использовать простые формулировки. Вообще странно, когда люди обсуждают: как у вас возникла мысль помогать? Год война уже идет - год живем без сна.

- В вашем  репертуаре много старых дворовых песен. Есть там и Высоцкий, Окуджава, Розенбаум, Сукачев, Шевчук, Цой. Как вы объясните популярность музыки 1970-х и 1980-х годов сейчас, 30-40 лет спустя, в эпоху электронных направлений, инди-рока?

 - Не знаю. Это, наверное, как старое кино. Люди всегда будут смотреть старые картины, вспоминать свою юность. Особенно в тревожные моменты человеку хочется хорошего, светлого и доброго. Хоть я и говорю немного литературно, но эти старые песни помогают человеку прикрыть сердце и душу. Сегодня они актуальнее, чем год или два назад, ведь столько тревог. Главное - петь честно, от сердца. Это зал сразу чувствует.

- В украинском сериале "Гвардия", который скоро выйдет на экраны, вы играете отставного военного-"афганца".

 - Я играю бывшего "афганца", который, скорее всего, уже на пенсии и ловит рыбу. Но так получается, что он готовит разведвзвод за очень короткий срок – обучает пацанов 2-3 недели, и они уезжают на АТО.

 

- Есть прототип у этого героя?

- Это собирательный образ. Людей я таких много видел - некоторые мои одноклассники ушли с первым призывом в Афган. Так что у меня много друзей-"афганцев" по всему бывшему Советскому Союзу.

- Каким он получился, и в чем его внутренний конфликт?

- Не знаю, каким он получился. Смотрите кино. Я актер – я сыграл, дальше обсуждает зритель и киноведы. Мне сложно об этом говорить.

Конфликт его в том, что он не хотел их учить. Пацаны с Майдана, военных среди них нет: как их обучить военному делу за две недели? Но, как в кино, все заканчивается хорошо: они уходят на фронт, а что дальше – зритель увидит.

На самом деле, картина о том, как весной первые наши хлопцы ушли на АТО. А самой войны не очень много. С учетом, что будет продолжение сериала "Гвардия": там уже покажут АТО. 

- Стоит ли снимать фильмы о войне "по горячим следам" событий? То есть, можно ли за такое короткое время их художественно переосмыслить и сделать хорошее кино?

 - Не знаю, может быть, и нужно время, чтобы переосмыслить. Но мне кажется, если у человека болит душа по этой теме и он талантлив от Бога - он снимет.

Сейчас все ускоряется. За год люди пережили столько событий и потрясений, которые в другой ситуации страна переживает за 10 лет. Поэтому сегодня говорить, что нужно время… Наверное, да. Но у нас другая ситуация. Можно и сейчас снимать, а пройдет время – другое поколение покажет уже "отлежавшиеся" события по-другому. Но сейчас столько документальных кадров снято о Майдане и АТО – почему не снять игровое?

- За последние несколько лет вы часто играли в украинских картинах, поэтому знакомы с украинским кинопроцессом изнутри. Каково нынешнее его положение? Сможет ли Украина развить собственное кинопроизводство?

- Это вопрос из серии: сможет ли Украина восстановить свою экономику? Кинопроизводство – такой же бизнес, индустрия. Про какие объемы мы говорим? Кинобизнес – это объем производства.

Сейчас денег нет, но немножко средств дает канал, и можно собрать частные пожертвования. Вот есть картина этого года "Гвардия" - нужно снимать продолжение. Если мы раньше 10 картин в год снимали, то давайте две или три снимать будем, но пусть это делают лучшие режиссеры. Либо молодым давать возможность и искать талантливых.

Миша Ильенко снял полкартины "Толока". Я год про этот фильм слышу, мало того, видел трейлеры и большие куски: это гениальное кино! Режиссер с известнейшим именем. Мне не понятно: человек доказал все свои статусы в кино, снял половину картины, а в Украине не могут найти деньги, которые нужны, чтобы доснять? Не понимаю.

Почему продолжают покупать сериалы, которые никто не смотрит? Зачем вообще их покупать?

Пару раз ночью на "2+2" видел фильм по Гнату Хоткевичу "Каменная душа". Я в нем играл. Но вот где это кино?

 

- Среди телевизионщиков считается, что такое кино – неформатное.

- Я бы телевизионщикам, которые так считают, экзамен устраивал! Зрители хотят свое кино смотреть и свои песни слушать. Это настроение в воздухе – я на концертах это вижу.

Как только я пою "Ніч яка місячна" – весь зал подхватывает. Вот этого люди хотят и на экране.

- А не в Киеве, в других городах, такая же ситуация?

- Везде в стране. Я ощущаю желание смотреть свое всюду- в Одессе, Киеве, Днепропетровске. Когда я увидел, какое количество пришло на "Поводыря" на Одесском кинофестивале, удивился. Та же история была в Мюнхене. Потом мне товарищ из Киева рассказал, как не мог попасть на премьеру – все билеты были проданы. Выросло уже целое поколение, которое хочет смотреть свое. И это абсолютно нормально: когда хочется свое отстоять, показать, воспитывать детей на своем.

Но это вопрос к каналам. Для меня загадка, почему у нас так все буксует.

 - Не только к каналам. Вот, например, министр культуры считает, что…

 - А министр культуры у нас что закончил, для начала? Что? Театральную школу, школу искусств? Где он учился? Почему убрали Женю Нищука? Он мне понятен, на Майдане отстоял, актер театра им. Франко. У него были большие планы, перспективы. Он мне рассказывал, что собирается делать. Потом вдруг: я приезжаю со съемок в Польше, а у нас новый министр. Я не знаю, кто это. Я с ним не знаком, я не уверен, что он меня знает.

- Он давно в политике.

- В политике? Министр культуры никакого отношения к политике иметь не должен! Он должен знать музыку, кино, театр и кадры свои. Молодежь, которая будет представлять страну в ближайшее время, - это то, что ему нужно. Или искать способы найти деньги на кино, на которое он ни копейки дать пока не может.

Один фильм, если он хороший, может изменить сознание и отношение к стране половины мира. Кино гораздо честнее любого политика.

У нас политика уровня Че Гевары нет. Когда он будет Че Геварой, тогда поговорим, кто такой Кириленко. Какие заслуги у него – он заслуженный артист? И что он там говорил?

- Что финансирование будет направлено прежде всего на концерты в зоне АТО и официальные мероприятия.

 - А фильм он не хочет про АТО посмотреть и отправить пацанам, которые воюют? Его спроси: это хуже концерта? Хорошее кино – это надолго.

Сидят чиновники сытые в светлых кабинетах и рассказывают нам, как они видят культуру… Без подсказки Кириленко в АТО многие артисты ездили, ездят и будут ездить. Для этого министр нам не нужен.

 

- Над какими проектами в Украине вы будете в ближайшее время работать?

- Пока не хочу говорить, но давным-давно задуман спектакль, сейчас, может, приступлю к нему. А еще записываю уже четвертый диск с группой "Грусть пилота".

- Алексей Сергеевич, а спектакль, который вы хотите поставить, он о чем?

- Это тайна, пока не хочу говорить. О душе, о человеке - о чем может быть спектакль? Любой спектакль - о каком-то внутреннем состоянии человека, о том, что близко и знакомо многим.

Почему люди идут в театр? За переживаниями, за эмоциями. Это монолог взрослого мужчины, но о вещах, которые сложно сформулировать - о войне, о любви, о детях, обо всем.

- В нем вы хотите выступить в роли режиссера или актера?

- Я не хочу выступить в роли режиссера. Я хочу сыграть. Но я, может, и режиссером, и продюсером буду - не знаю пока. Идея есть, желание есть, но руки не доходят по массе причин: то съемки, то концерты, то еще что-то. Но я надеюсь, что в этом году все-таки сделаем его.

- Для вас профессия театрального актера и киноактера – одна и та же? Или есть разница?

- Нет, абсолютно разные. Театр и кино – разные вещи. Это как у моряка спросить про лодку и летчика - из той же серии. Вроде форма военная и похожа.

Театр – то, что с тобой происходит в эту секунду. В кино в основном техническая работа. Свет, камера, дождь, солнце. Зависишь от техники. В театре более творческая история – там больше чувств: как дышит зал, так и ты. Каждый спектакль разный. Как и живой концерт – все зависит от зала.

А в кино – сняли, через год только вышло. Снялся в пяти картинах, вдруг смотришь – уже забыл, что здесь играл.

- Каких героев нужно снимать сегодня?

- Тех, кто на фронте и на Майдане. Вокруг нас герои. Волонтеры – герои. Савченко – герой. О ней одной кино нужно снимать уже сейчас. Искать актрису и снимать.

- Есть документальный фильм Владимира Тихого "Наша Надежда".

- Я говорю об игровом кино о судьбе человека. Было такое направление в Советском Союзе: судьба нашего человека. Савченко достойна фильма, от которого не оторвутся.

У нас герои все на войне сейчас. И те, кто им все подносит: волонтеры, медсестры.

Приезжаю в Днепропетровск: хирурги две недели оперируют без выходных. Причем крутейшие хирурги. Герои – те, кто сегодня отдает свою жизнь, кровь, нервы свои и душу.

- В новой программе Госкино есть статья расходов на фильмы о героях. Но вопрос в том, как их будут выделять.

- Ну, это еще ничего не значит. Пусть лучше сделают закон, чтобы банк давал деньги: дал миллион на кино, и не трогайте. И проверять, чтобы оно на фильмы было потрачено. Такой закон нельзя сделать? Сидят, репы чешут. Тридцатилетних посадите – через полгода страну не узнаете. Молодых, энергичных и честных. Но таких найти – проблема.

– Поскольку вы часто бываете и в России, и в Украине, много общаетесь с людьми и там, и там, у вас есть возможность составить сбалансированное мнение о том, что может хотя бы минимально приблизить окончание войны? Какую роль в этом должно сыграть искусство?

– Искусство должно быть честным. Честным и чувственным. Все. Искусство – это эмоции. А кто может закончить войну? Бог, наверное. Если молиться. Если бы я знал – закончили бы ее. Но я не знаю, как и миллионы людей.

Наша жизнь зависит от очень многих чиновников. Я хочу увидеть госслужащего высохшего и с синими глазами - я буду понимать, что он не спит, что он свое отдает и помогает людям.

Я устал от разговоров, поэтому даже на уровне интервью мне не хочется говорить об этом. Сейчас время очень честное, ты умеешь воевать - ты воюешь, умеешь оперировать - оперируешь, можешь машину отвезти на АТО, собрать бабки, тепловизор - отвезешь. Ты споешь солдатам - все. Все сейчас просто, обнажено, тут не до разговоров, разговоры - до лампочки. 

- С каким чувством вы в Киев приезжаете?

- Да с хорошим чувством. Это родина моя. С чувством того, что папа был прав, когда говорил, что вы родились в великом городе - старше станете и поймете. За что папу благодарю, а он с Алтая был, а учился в Одессе и работал в Киеве. В Киеве уже я родился, и с детства эту фразу слышал: "Запомни на всю жизнь, два города есть, где надо жить - Одесса и Киев". И вот чем старше, тем больше я Киев люблю.

Но мне больно, что от старого Киева ничего не осталось, от того города, где я вырос, и где я лазил... Знаешь, сколько проходных дворов было? Нет ни одного. У нас центры торговые вместо Киева.

- Благодаря вашим ролям у вас публичный образ "сурового" человека, который говорит правду в лицо. Сейчас вижу, что это совпадает с реальностью. Вы на самом деле такой в жизни?

- Не знаю, нужно спрашивать моих близких, которые меня хорошо знают. Мне о себе сложно говорить. Как и все люди – разным бываю. Гавкаю, как собака, рычу, но иногда улыбаюсь и смеюсь. Бываю испуганным. Но да, основная черта – рычу. Потому что времени мало, люди тупят, война идет, все буксует. Темперамент у меня, конечно, опережает мысль. Но мое оправдание: я артист. Мне не надо мозгами работать. Мои инструменты – сердце, душа, голос.

Мне не хватает сдержанности. Хотелось бы, уже 54 года скоро будет. С другой стороны – себя поздно менять. Все, что у меня внутри – то и снаружи. В последнее время сдерживать себя сложно, трудно – а потом понимаю: да и зачем?

Редакция благодарит за помощь в организации интервью благотворительный фонд "Территория жизни". 

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

31.08.2017, 23:40
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 25 вересня 2017

    “За інфаркт держава вже заплатила”: як працює нова система розподілу безкоштовних стентів

    Тодуров і Супрун продовжують воювати

     
    • 25 вересня 2017

    5 років за репост. Як в Росії карають за “екстремізм” в соцмережах

    Активіст, громадський діяч, інженер чи вчитель — у Росії на будь-кого можуть відкрити справу за “екстремізм”

     
    • 21 вересня 2017

    Sorry, бабушка: как “Батькивщина” завалила президенту и премьеру план реформ

    Теперь премьер просит принять реформу через неделю, а депутаты не хотят работать лишнюю неделю

     
    • 19 вересня 2017

    Коаліція "Ямайка": чого чекати від виборів у Німеччині

    За партійними кольорами цю можливу коаліцію вже прозвали «Ямайкою», бо вони повторюють кольори прапора цієї острівної країни

     
Система Orphus