Ахтем Сейтаблаев: В Крыму нет ни одной крымско-татарской семьи, которой бы не коснулась депортация

Режиссер фильма о депортации крымских татар, о военном кино, тоталитарном государстве и о последнем дне в Крыму
25 липня 201415:20

Тысяча зрителей пришли на Ланжероновский спуск во время фестиваля в Одессе, чтобы снова посмотреть фильм Ахтема Сейтаблаева о депортации татар.

В Украине "Хайтарму" - первый кримско-татарский фильм - выбрали лучшей картиной прошлого года. В России эту военную драму - наградили престижной "Никой", как лучшую из стран СНД.

В 1944 году советской власти понадобилось чуть больше часа, чтобы из каждого крымского городка согнать татар в товарняки. Люди ехали стоя. Умирали. В степи трупы просто выбрасывали из вагонов.

И чуть больше часа "Хайтарма" рассказывает о летчике-истребителе из Алупки, которого тоже разлучают с семьей. Весь его род обвиняют в сотрудничестве с фашистами. Через его историю Ахтем Сейтаблаев рассказывает свою собственную трагедию и трагедию всех крымских татар.

Режиссер Ахтем Сейтаблаев рассказал INSIDER о военном кино, боле крымских татар и тоталитарном государстве.

О том, зачем снимать военное кино

"Хайтарама" - это была не только моя личная потребность "прокричать" об одной из самых трагических историй в жизни нашего народа. Это была мечта всего народа. Собственно, сама жизнь подсказала сюжет. В Крыму нет ни одной семьи, которой бы не коснулась депортация.

Тема депортации при всей своей трагичности достаточно прямая и ясная. Мы просто хотели сделать фильм понятным, как можно более широкому кругу зрителей. Мы хотели посмотреть на ситуацию сверху, и поэтому делали как можно больше воздушных съемок. Мы хотели рассказать о том состоянии, когда ты ощущаешь себя частью целого, и как больно, когда тебя с мясом вырывают из этого целого.

Я достаточно много слышал, что наш фильм похож на некоторые примеры поэтического кино. Меня это радует. И это огромная честь, когда горячо любимый мной артист Владимир Талашко сказал, что сожалеет, что не снялся в нашем фильме: "Ты знаешь, сынок, некоторые эпизоды напомнили мне фильм "В бой идут одни старики".

Но я не ставлю себе за цель снимать только военное кино. Сейчас мы, например, работаем над новым фильмом о девятнадцатилетней татарке Селиме, которая спасает еврейских детей от отряда карателей в оккупированном фашистами Бахчисарае. Это прежде всего история о матери и детях. История настоящих людей в пограничных ситуациях.

О потребности Украины в исторических жанровых фильмах

Если мы не анализируем прошлое, мы обречены встретиться с ними в будущем. И такое жанровое кино, как военная или историческая драма - это ведь не просто люди в костюмах и передача атмосферы того времени. Это попытка на примере исторических событий сделать задел в будущее.

О тоталитарном государстве и силе голоса деятелей культуры

В тоталитарном государстве, а если говорить прямо, в демократии фашистского толка, которая проповедуется в лице товарища Путина, деятели культуры наверняка имеют вес в глазах общества — тем более, если поддерживаются государственными институциями.

Они имеют право в данном государстве освещать, разукрашивать и доносить до народа мысли, высказанные "царем батюшкой". Но наряду с этим есть и другие люди с большим авторитетом, в том числе и в России, к которым тоже прислушиваются.

Любому диктатору очень хочется, чтобы его посылы обществу и, о чудо, миру — воспринимались как некое благо. Я не думаю, что диктаторы всех времен и народов, Пиночет или Гитлер, мыслили иначе, чем "то, что я делаю, я делаю во благо". Это читается во всех их высказываниях, книгах, постулатах, публичных выступлениях. Уверен, они искренне в это верили.

И для товарища Путина точно также важно, когда он кладет свою голову на подушку и находится наедине с собой, ощущать и думать, что он несет свет в мир. Но это далеко не так. Думаю, ему достаточно больно и неприятно знать, что люди такого уровня, как Кончаловский, Макаревич, Басилашвили не принимают его позицию.

Не принимают ни того, что происходит между Россией и Украиной, ни того, что происходит в самой России.

О том, кому прогонять русское кино с телевизора

Кино вообще достаточно мощный инструмент манипуляции. Поэтому сейчас то время (тем более мы же пониманием, что 90% контента на телевидении воспроизводилось по заказу и на деньги российских телеканалов), когда стоит заключить некий общественный договор между топ-менеджерами телевидения, рекламными агентствами и госкомитетом кино. И с точки зрения идеологической структуры — выстраивать украинского зрителя на своих "звездах" и своей тематике.

Это должно быть любое кино, но направлено на создание мифа в самом высоком его понимании. Здесь не идет речь о "шароварщине". Вот что мы называем "шароварщиной"? "Пропавшую грамоту" что ли? Нет, язык не поворачивается так сказать о фильме. А ведь  костюмированное кино, ведь в шароварах там главные персонажи.

Кино должно быть разным. Сказка, комедия, остросоциальное кино, или о мальчике, который спас семерых детей из горящего дома.

Из личных историй тоже стоит создавать "национальные коды". Настоящие люди и их поступки — об этом нужно снимать. 

О его последнем дне в Крыму

Когда 26 февраля "зеленые человечки" брали здание Верховной Рады, сразу пришло понимание — это начало чего-то гораздо большего. У меня очень большой род  — около двухсот человек живет в Крыму. И двое моих детей тоже сейчас там. Каждый день я списываюсь и созваниваюсь с ними.

Понятно, что первым желанием было как-то вывезти близких из той атмосферы депрессии и неизвестности. Но они твердо сказали — мы не затем сюда возвращались, чтобы снова покинуть Крым.

Розділи :
Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

КОМЕНТАРІ

7.04.2018, 19:05
Додати

ГОЛОВНА ШПАЛЬТА

    • 24 квітня 2018

    «Бархатная революция». Что произошло в Ереване и что это означает

    Никол Пашинян не получал от народа карт-бланша на изменение внешнеполитического вектора, поэтому на данный момент не следует ожидать, что произойдет пересмотр армяно-российского союза

     
    • 23 квітня 2018

    Макмафія по-одеськи: як Труханов потрапив під британський закон

    журналісти BBC Panorama знайшли у Лондоні вісім об’єктів нерухомості, які придбали за посередництвом офшорної корпорації Rubicon Group

     
    • 23 квітня 2018

    Три суди для справи журналіста Сергієнка

    Частину підозрюваних затримали майже через півтора роки – у 2016-му. Вони нібито мали завдання розправитися із фермером з Черкащини на прізвище Приходько

     
    • 20 квітня 2018

    «Він мав таємничий алюр, що приваблював натовп...»

    Уривок з біографії Вінстона Черчилля «Герой імперії» Кендіс Міллард

     
Система Orphus